Турецкая кампания

Лейкин Николай Александрович

Жанр: Русская классическая проза  Проза    Автор: Лейкин Николай Александрович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Турецкая кампания ( Лейкин Николай Александрович)

Мальцевские бани. Суббота. Народа достаточно. В одной из раздевальных коморок то и дело слышатся возгласы:

— Эй, мальчик! Поднеси-ко нам еще пару стаканчиков мадерного былия, а на закуску соленый огурец!

В коморке говор, хохот. Время от времени выскакивает оттуда медно-красное тело с бородой клином и бежит по раздевальной комнате. За ним гонится с веником в руках такое же тело с бородой лопатой и старается стегнуть нагоняемого. Посетители начинают морщиться.

— Что это у вас застоялые жеребцы разыгрались? — спрашивают они у банщика.

— А это купцы тешатся-с. Почитай, часа три уж у нас в бане сидят, — отвечает банщик. — Известное дело: в голову попало, ну и игра началась.

В одну из таких погонь одного тела за другим дверь отворилась и в раздевальню вошел третий купец — борода окамелком. Бегающие тела как раз наткнулись на него.

— Тихон Савельич! Какими судьбами? — воскликнули они в один голос.

— А вот знакомого героя попарить привел. Он у меня в лавке мясо на всю роту закупает, — отвечает купец — борода окамелком. — Спервоначалу в трактире чайку с ним напились. Он мне про войну рассказывал, а потом я и пригласил его в Мальцевские, чтоб на дворянской половине с парадом парить.

За купцом действительно стоял бравый ефрейтор с Георгиевским крестом. Тела почтительно поклонились ему и протянули руки.

— Оченно приятно… — заговорило тело с бородой клином. — А мы вот тоже победу празднуем. Подряд у жидов сегодня в интендантстве отбили. И подрядишко-то ледященький, да уж борьба-то с жидами велика была. Спервоначала поехали в Малоярославец уху стерляжью с расстегаями хлебать, а оттуда куда деваться? В театре немецкое представляют, в клубе — в мушку полушубок, пожалуй, еще вычистят, ну мы сюда и надумали.

— Эй, мальчик! Тащи сюда четыре шкалика мараскину с коньяком, а на закуску букиврот с тешкой! — крикнуло тело с бородой лопатой. — Позвольте уж вас, господин герой, как подобает здесь встретить, — обратилось оно к солдату. — Мы тоже не свиньи и понимаем…

— От хлеба, от соли не отказываются, — отвечал солдат и стал раздеваться.

Купцы с любопытством осматривали его и даже щупали.

— Скажи на милость, все места у него целы, ни одной царапины! — дивились они. — И бомбой не задело, и контузии не было?

— Каким в поход пошел, таким и из похода вернулся! Все части на своих местах, — дал ответ солдат, хлопнул себя по голым бедрам и, чокнувшись, выпил предложенную ему рюмку.

— Вот и прекрасно! — заговорили купеческие тела. — Пусть эта раздевальная для нас Румынией будет, — и направились в мыльную, но вдруг тело с бородой окамелком у самых дверей крикнуло:

— Стой! Стой! Пили мы от вас, а теперь выпейте и вы от нас. Давеча была Румыния, а теперь пусть будет переход через Дунай. Нельзя! В мокрую Туретчину идем. Эй ты, Сулеман-паша! Изобрази-ка нам такую же перестрелку, какая давеча была: четыре митральезы подай, а на закуску лимончика, — отдало тело приказание мальчику.

— Вот это дело! — одобрили все хором и сели около дверей в мыльную. — Инженеры, чего стали? Наводите понтонные мосты-то! — отдали они приказ смотрящим на них, как на диво, парильщикам. — И вам за храбрость по стаканчику дадим.

— У нас все готово-с, — отвечали радостно парильщики. — Только мыло взмылить. Пожалуйте!

Выпили и хотели идти в мыльную, но вдруг опять команда:

— Ни с места! Ровняйся! Сначала антилерию через Дунай переправим!

Тело с бородой лопатой побежало в раздевальную коморку и вернулось оттуда с тремя бутылками пива и стаканом.

— Вот и пушки при нас. Теперь «ура»!

Все ринулись в мыльную при громком смехе публики.

— Казачьими-то пиками запасайтесь! Пиками! — кричал в дверях кто-то, хватая из ящика охапку веников.

Парильщики начали окачивать «гостей» водой.

— Фу ты, дунайская-то вода какая важная! Не в пример лучше нашей! — раздался возглас. — Вот мы и на турецкой земле. Что теперь у нас в руках?

— Никополь.

— А коли Никополь, то за Никополь надо выпить! Сядем спервоначала в пивную траншею, а потом Плевну начнем брать.

Пивная траншея была выполнена.

— В жаркую баню попотеть пойдете? — спрашивали парильщики.

— Необразованность! Как ты спрашиваешь в своем невежестве? — перебило одно из тел. — Теперича такая модель, чтоб говорить: под Плевну пойдете ли, а не в жаркую баню.

Вошли в Плевну и опять команда:

— Мальчик! Тащи сюда четыре рюмки прежнего сословия!

— Позвольте, здесь нельзя-с… У нас только в раздевальных комнатах пьют, — останавливали парильщики расходившиеся тела.

— Врете вы, башибузуки! Коли ежели мы теперича ранены, то нужна же нам медицинская помощь!

Какой-то парильщик нашелся.

— Не извольте беспокоиться! — сказал он. — Все будет исполнено. Я незаметным манером в шайке пронесу.

— То-то. Ах вы, интенданты! Не учить вас, так беда. Ребята! Вон гора Балкан виднеется! Теперь на Шибку «ура»!

Тела с радостным гоготанием залезли на полок и начали хлестаться вениками. Залез и солдат.

— Служивый, голубчик, рассказывай нам теперь про войну! — упрашивали его. — Ну что, под Дубняком жарче было?

— Помилуйте, господа купцы, нешто на полке можно про сражение?.. Я лучше вам потом… — конфузился солдат.

Парильщик принес в шайке, что у него просили. Тела от жару и от выпитого совсем развезло. Еле сошли они с полка и, держась друг за друга, вышли в мыльную. Там уже ждали их парильщики с мочалками в руках. Тела, как снопы, повалились на скамейки.

— Ну, башибузуки! Теперь начинайте ваши турецкие зверства.

Парильщики налегли на мочалки и начали протирать спины тел. Одно тело кряхтело, кряхтело и вдруг коснеющим языком спросило:

— Ребята! А когда же мы в Андрианополь вступим?

1906

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.