Запутались

Лейкин Николай Александрович

Жанр: Русская классическая проза  Проза  Прочий юмор  Юмор    Автор: Лейкин Николай Александрович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
(Разсказъ).

.

Купецъ Провъ Семенычъ Книжкинъ пришолъ изъ лавки домой обдать, помолился на образа и обругалъ жену — "зачмъ новое божіе милосердіе мухи засидли";- снялъ съ себя сюртукъ, жилетку, прошолся по комнатамъ, помурлыкалъ себ подъ носъ "возопихъ всмъ сердцемъ моимъ" и опять обругалъ ее за то, что канарейка на полу насорила. Свъ обдать, онъ три раза придирался къ ней изъ-за кушанья и опять три раза принимался ругаться, но наконецъ, навшись, успокоился.

— Кофейку сейчасъ сварить, или посл? — спросила жена, радуясь что мужъ угомонился.

— Кофейку, кофейку! — передразнилъ онъ ее, но уже ласковымъ голосомъ. Только и на ум, что кофеекъ, а чтобъ объ дл подумать. На это васъ не хватаетъ.

— Кажется, я завсегда думаю…

— Въ томъ-то и дло, что не всегда. Петрушка вонъ на возраст, а нешто ты ему невсту подыскала? Это дло теб слдоваетъ. Какая-же ты мать посл этого? Все я, да я…

— Да вдь гд-жь подыскивать-то? Хорошія невсты по улицамъ не валяются… — оправдывалась супруга. По зим вонъ сваха Лукерья ходила къ намъ, такъ самъ-же ты ее отучилъ, самъ-же посулился ей ребра обломать.

Послдовало нсколько секундъ молчанія. Провъ Семенычъ опрокинулся на спинку стула, самодовольно улыбаясь, поколотилъ себя по животу, и произнесъ:

— Нашолъ я ему невсту. Стряпчій Александръ Захарычъ сватаетъ. Двушка, говоритъ, отмнная… Рыбныя тони у нихъ. Богатые купцы. Дв дочери: одна невста, другая подростокъ… Также и лсъ сплавляютъ… Одного, говоритъ, лсу въ Новгородской губерніи десятинъ четыреста. Два брата ихъ… Маховы по фамиліи…

— Слышала, слышала… Богатйшіе купцы… — поддакнула жена. Только отдадутъ-ли за нашего Петрушку-то? Къ нимъ вонъ по зим, овощенникъ Ключилкинъ сватался, такъ тому карету подали. Мн бабка въ баняхъ сказывала.

— Посмотрть надо, попытаться… Александръ Захарычъ человкъ обстоятельный; зря болтать не станетъ.

Провъ Семенычъ всталъ съ мста.

— Ну-съ, Аграфена Астафьевна, вотъ вамъ нашъ сказъ, — обратился онъ къ жен: теперь я спать лягу а, ужо, какъ Петрушка изъ лавки придетъ, — разбуди меня, потому мы сегодня и невсту смотрть подемъ. Я ужь веллъ ему приготовиться.

— Ахъ, Господи! — всплеснула руками Аграфена Астафьевна. Да какъ-же такъ вдругъ?… У меня и платье грограновое распорано…

— Ну, такъ что-жь что распорано? Пущай его!.. Я одинъ съ Петрушкой поду. Возьмемъ карету и отправимся, потому они тамъ на самыхъ тоняхъ и живутъ.

— Что-жь это за смотрины такія, коли-ежели безъ матери! — проговорила она.

— Дура и больше ничего! Нешто это настоящія смотрины? Настоящія впереди. Тогда предупредить слдуетъ, чтобъ, значитъ, ждали, а сегодня мы създимъ такъ, больше для прокламаціи. Прідемъ на тони и начнемъ торговаться на лососей или на сиговъ. Будто въ прокъ солить хотимъ… Ну, а тмъ временемъ и невсту посмотримъ.

Сказавъ это, Провъ Семенычъ отправился спать.

— У насъ все не по-людски! — пробормотала ему вслдъ Аграфена Астафьевна и съ сердцёмъ бросила на столъ ложку.

Мужъ обернулся и подбоченился.

— Нтъ, какъ посмотрю я на тебя, такъ съ вашей сестрой ласково говорить нельзя, — произнесъ онъ. Ей Богу! Какъ ласка — такъ вы сейчасъ зазнаваться и на дыбы…

Аграфена Астафьевна не возражала.

* * *

Часовъ въ шесть вечера Аграфена Астафьевна будила мужа. Около постели стоялъ и сынъ Петрушка. Онъ былъ одтъ въ новый сюртукъ и цвтной галстухъ съ большимъ бантомъ. Провъ Семенычъ проснулся, слъ на кровать и началъ почесываться.

— Все исправилъ-съ, какъ слдуетъ, — отрапортовалъ сынъ. Карету нанялъ двухъ-мстную за три рубля, и самую что ни-на-есть лучшую выбралъ. Самъ и на извозчичьемъ двор былъ.

— Ну, коли такъ, такъ веди себя хорошенько! — ласково произнесъ отецъ и всталъ съ кровати. Что-жь вихры-то не подвилъ? — сказалъ онъ. Волосы словно плети висятъ.

— Не смлъ-съ. Думалъ, что вы растреплете.

— Вздоръ! Бги сейчасъ въ цирюльню и подвей бараномъ, а я тмъ временемъ одваться буду. Невста хорошая и богатая, нужно чтобъ все было въ порядк и по мод.

Сынъ отправился въ парикмахерскую, а отецъ началъ одваться. Вообще онъ былъ въ дух, плъ "божественное" и даже шутилъ съ женой. Черезъ четверть часа сынъ явился завитой и напомаженный. Отъ него такъ и несло духами. Отецъ осмотрлъ его и сказалъ:

— Ну, Петрушка, ежели это дло уладится, такъ ужь я и не знаю, какимъ ты угодникамъ молился. Невста такая, что хоть сыну купца Елисева, такъ и то не стыдно жениться. Истинно благословеніе божіе теб посылается. Ну, теперь въ путь! Господи благослови!

Провъ Семенычъ помолился на образа, однако съ мста не трогался, а переминался съ ноги на ногу.

— Надо полагать это теб за молитвы матери твоей, продолжалъ онъ: потому она у тебя женщина благочестивая и богомольная.

— Ужь, кажется, я завсегда денно и нощно… — вставила свое слово Аграфена Астафьевна.

— Ну, вотъ! Про это я и говорю… Гд-жь ему за его молитвы?… Конечно, за твои…

Провъ Семенычъ, видимо къ чему-то подговаривался и вдругъ произнесъ:

— Достань-ка, Аграфена Аатафьевна, водочки. Выпить на дорожку малость слдуетъ.

— Ну полно, что за водка безъ благовременія.

— Знаю, что безъ благовременія, да животъ что-то щемитъ, — а ты сама знаешь, нынче время холерное. То-и-дло народъ валитъ.

Она съ неудовольствіемъ вынесла графинъ водки и, кусокъ хлба. Провъ Семенычъ вылилъ рюмку и повторишь.

— Ну вотъ теперь какъ будто полегче и повеселе — сказалъ онъ и вышелъ въ прихожую.

Мать дернула сына за рукавъ и шепнула:

— Коли ежели по дорог отецъ въ трактиры зазжать будетъ, такъ ты останови. Нехорошо-молъ, тятенька…

— Будьте покойны какъ за своей персоной слдить буду, — отвчалъ сынъ.

Отецъ и сынъ вышли на дворъ и стали садиться въ карету. Аграфена Астафьевна смотрла на нихъ изъ окошка и говорила:

— А все-таки не хорошо! Невсту смотрть — и вдругъ безъ матери!

Провъ Семенычъ ничего не отвчалъ и крикнулъ извозчику: "трогай"!

* * *

Нсколько времени отецъ и сынъ хали молча. Отецъ отиралъ платкомъ со лба обильный потъ; сынъ перебиралъ часовую цпочку. Наконецъ, отецъ прервалъ молчаніе и началъ читать сыну наставленія.

— Какъ прідемъ туда, такъ держи себя скромне, — говорилъ онъ. — Въ разговоры самъ не суйся, а отвчай, что спросятъ.

— Помилуйте, тятенька, да когда-же я? — отвчалъ сынъ.

— Ежели виномъ угощать будутъ, такъ не пей.

— Будьте покойны, тятенька. Все будетъ какъ слдуетъ.

— То-есть одну-то рюмку можешь выпить, потому одна никогда не вредитъ.

— Зачмъ-же и одну? Богъ съ ней! Можно перетерпть. Лучше въ другое время выпить.

Они хали по Обводному каналу и выбирались на Петергофскую дорогу. По дорог попадались трактиры, Отецъ глядлъ въ окошко и читалъ вслухъ трактирныя вывски. То-и-дло слышалось: "трактиръ городъ Амстердамъ", "Венеція", "Свиданіе Друзей", "Ренсковой погребъ иностранныхъ винъ". Прочитавъ съ десятокъ вывсокъ, отецъ кивнулъ на какой-то трактиръ съ пунцовыми занавсками въ окнахъ и сказалъ:

— Въ этомъ трактир органъ чудесный. Селиверстъ Потапычъ сказывалъ.

— Нынче, тятенька, везд органы прекрасные, потому въ этомъ вся выгода, отвчалъ сынъ.

Отецъ умолкъ, но подъзжая къ слдующему трактиру, опять заговорилъ:

— А вдь брюхо-то у меня все еще щемитъ. Ей-Богу! Даве выпилъ водки, такъ думалъ, что уймется, анъ нтъ, не унялось. Думаю, не хватить-ли еще рюмочку съ бальзамцемъ?

— Ну, полноте, тятенька! Что такъ зря пить! — увщевалъ сынъ. — На мст выпьете. Вдь ужъ тамъ, наврняка угощать будутъ.

Отца покоробило.

— Эхъ, дурья голова! Да нешто я подумалъ-бы объ водк, кабы не холерное время. Холера теперь — вотъ въ чемъ дло. Ну что за радость, какъ ноги протянешь?

— Не протянете, Богъ милостивъ.

— Нтъ, ужъ ты тамъ какъ хочешь, а я выпью, потому-что что-то даже въ бокъ стрлять начало.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.