Новый фонтан

Лейкин Николай Александрович

Жанр: Русская классическая проза  Проза    Автор: Лейкин Николай Александрович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Новый фонтан ( Лейкин Николай Александрович)

В Александровском саду открыт и пущен новый фонтан. Вода бьет из трубок и образует из себя затейливую фигуру. Проходящие по саду останавливаются и любуются на новинку. Образовалась толпа и, само собой, стоит не безмолвно. Идут толки, рассуждения.

— Это значит, на манер как бы во святом Иерусалиме, — говорит старик сборщик на церковь с книжкой в руках и без шапки. — Там тоже большущий фонтан.

— А ты бывал в Иерусалиме-то? — спрашивает его разжиревший синий кафтан, держа руки на выпялившемся животе, — не то барский кучер, не то десятник.

— В настоящем Иерусалиме мы, голубчик, не бывали, но в Новом Иерусалиме, что за Москвой, — трафилось. Там тоже великое благолепие.

— Так не доходили до настоящего-то Иерусалима?

— Не доходили. Шестнадцать с половиной верст не доходили, и то потому, что песья муха на нас напала. А в Соловецкой обители были и в киевских пещерах сподобились… Там в Иерусалиме мерблюдов из такого фонтана поят, так как без мерблюда туда и попасть невозможно. Все путники на мерблюдах, и араб вожжами правит.

— На гаде-то бы, кажись, не подобало въезжать православному человеку в такое место.

— А чем же мерблюд гад? Такая же животность… Вот ежели бы он был чревом по земле ползущий, а то четвероногая тварь.

— Ну, все-таки конь не настоящий. Лошадь — другое дело… Ее вон Егорьев день даже святой водой окропляют. А то вдруг мерблюд!..

— Да ведь неверные турки к сему принуждают. Они вон нарочно и арапа кучером посадили.

— Значит, там фонтал для мерблюда построен?

— Для него. Мерблюд скот избалованный, и из ничего, кроме из источника или из фонтала, пить не может. У него шея к руке не сгибается.

— Скажи на милость, какой барин!

К разговору прислушивается полотер со щеткой под мышкой и ведром мастики.

— И есть о чем разговаривать! — вставляет он свое слово. — Таперича какая же разница: там для мерблюда фонтал, а здесь для проходящих, чтоб украшение города…

— Ну, и для удовлетворения публики, — поясняет новый полушубок, из-под которого выглядывает передник.

— Какое же может быть в фонтале удовлетворение?

— А вот сейчас замарал сапоги в грязи — подошел, зачерпнул горсткой воды и помыл. Опять, которые ежели желающие могут и попить. А то беги в мелочную лавку и на копейку квасу… Зачем такое подобострастие торговцу? Копейка на иное пригодится.

— А затем, милый человек, что торговец подати городу платит. Семь шкур с него сходит. На его деньги фонтал-то построен, а ты ему копейку пожертвовать жалеешь, — замечает купец в длинном сюртуке.

— Мы и не жалеем, а только к слову… Да что ты торговца-то защищаешь? Торговец свое завсегда возьмет. Квасу у него меньше брать будет, так он на треске на нас насядет.

— Струве, поди, фонтал-то строил? — спрашивает кто-то.

— Отчего же Струве? Может, кто и другой.

— А оттого, что он сих дел мастер. Как вода — сейчас его и припускают. Он — мост, он и — фонтал… Так уж все и знают, что он водяной строитель и от воды кормится. Ну, а здесь кормежка была не малая, — говорит полушубок. — Мы по штукатурной части, так тоже по постройке кой-что смыслим.

— Ну, вот! Станет Струве на фонтал срамиться, коли у него вся Нева была под рукой.

— Срамиться тут нечего. Ведь ты вот и осетра ешь, а попадись тебе снеток — и его слопаешь, так какой же срам?

— И зимой этот фонтал бить будет? — спрашивает какая-то старушка в полинялом салопе.

— И зимой, тетенька. Уж ежели пустили, то каждый день будет играть.

— А как же при морозах? Ведь вода будет замерзать?

— Ничего не значит. Зимой он льдом будет бить, а то так, вместо воды снег пустят.

— Ведь это снизу воду-то напирает?

— Снизу. Там машина устроена, она и прет наружу. Теперь пока не все устроено, потому голые трубки, а вот тут на трубах-то будут нимфы карякой насажены, и начнут они изо рта фонталы испущать, потом змей припустят, чтоб они тоже воду из себя извергали.

— Ну, тогда православные люди и пить не будут, — говорит полотер.

— Отчего же? Ведь тут только патрет змеиный. Вот ежели бы живая змея воду испускала… — отвечает штукатур.

— Все-таки неловко. Опять же нимфа… знаешь ли ты, что такое нимфа?

— Как не знать. Нешто мало мы ейной-то сестры, по нашему штукатурному делу, на фронтоны-то сажали? Нимфа — это женское оголение во всем составе.

— Верно. Только какой в ней механизм мы должны чувствовать?

— Патретное украшение здания и больше ничего.

— Нет, врешь. Нимфа — вавилонская блудница, из-за которой град в Мертвое море провалился. Она, подлая, столько христиан сгубила, а мы из ее гортани воду будем пить? Шалишь!

— Так что ж из этого? На воду во всяком месте разрешение. В реках вон падаль плавает, однако мы из них воду пьем и поганства не чувствуем.

— А утопиться в таком фонтале можно? — ни с того ни с сего спрашивает кто-то.

— Мелко, не утопишься.

— Однако в Молодцовском клубе фонтал еще того мельче, а там один купец утонул, — замечает сибирка.

— Так ведь то купец. Купцу во всем счастье. Иной, пожалуй, и в ложке утонет.

В толпе хохот. Сибирка обижается.

— Зачем же такая мораль на купца?

— Как зачем? Купец живет грешно и умрет смешно. Ведь вот в Молодцовском клубе в фонтале утонул не мастеровой человек, а купец же.

— Дубина! Туда мастерового-то человека не впустят, так как же ему утонуть.

— Уж и не впустят! Накинь на себя одежу хорошую да покажи рубль — вот те и впуск.

— Орясина! Да где ты рубль-то возьмешь, коли ты, может, щи лаптем хлебаешь.

— Тьфу! Ну, чего ты ругаешься? И разговаривать-то с тобой не стоит. И какой разговор завел! Об утоплении. Да мне-то что? Нравится тебе топиться в фонтале, ну и топись!

Мастеровой еще раз плюнул и пошел своей дорогой.

1906

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.