На пожаре

Лейкин Николай Александрович

Жанр: Русская классическая проза  Проза    Автор: Лейкин Николай Александрович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
На пожаре ( Лейкин Николай Александрович)

Вечер. Зарево пожара. В одной из улиц Петербургской стороны загорелся дом. На каланче выкинули сигналы. В отдалении слышен стук едущей во всю прыть пожарной команды. Народ бежит по улицам. Некоторые на ходу надевают на себя чуйки и полушубки. На пустопорожнем месте за горящим домом стоит самая разношерстная толпа мужчин и женщин и любуется зрелищем. Разговоров и острот не оберешься.

— Вишь, как садит! Ах, ты, Господи! А ведь этому сарайчику не устоять!

— Слизнет и его. Это верно. Вон занимается. Даже и дымок пошел.

— Владычица! Вот страсти-то! — шепчет какая-то женщина. — А что, не слыхали, от чего загорелось?

— От огня.

— Дурак!

— От трубки, бабушка, от трубки. На сеновале огонь показался.

— Ври больше! От самовара, сказывают. Кухарка начала ставить самовар, а тут солдат пришел! И кухарка-то такая ледащая, от земли не видать! Только один мелочной лавочник на нее и льстился, — говорит чиновник в халате. — А! Иван Иваныч! И вы здесь?

— Да ведь нельзя же, помилуйте! Всю улицу осветило! Мы уже хотели спать ложиться. Я водку на ночь пил, да только, знаете, хотел бараночкой закусить — вдруг бежит теща: «Батюшки, горим!» У меня и ноги подкосились. Смотрим, однако, — далеко. Анна Ниловна здорова ли?

— С сынком возится. Зубки у него идут. А мы в стуколку по малости играли… Все канитель шла… Пятнадцать, восемнадцать копеек… потом пошли ремиз за ремизом. Распопов поставил рубль двадцать… я в первой руке с тузом стукнул. Рад. Вдруг кричат: «Пожар!» Ну, разумеется, Распопов сейчас схватил деньги и драло! Такая досада! Две взятки бы взял. Теперь ни за что не отдаст.

— Смотрите, смотрите, как интересно мезонин занимается! — восклицает взрослый гимназист. — Сейчас стекла лопаться начнут. И ничего не вынесено, говорят. Вот ежели бы теперь вытаскивать, так еще можно спасти. Пойдемте, Григорий Павлыч, хоть что-нибудь вытащим.

— Ну тебя! Еще притянут! Стой здесь… Ведь хорошо стоять, так и стой!

От пожарища прибегает нагольный тулуп.

— А знатно садит! Ей-Богу! — говорит он, отряхиваясь. — Теперь три части приехали. И давно бы уж покончили, да воду качать некому. Меня как есть всего облили. Даже за шиворот попало! Нет! Интересно там, братцы, кошка… Вот потеха-то!

— Ну, а брант-майор там?

— Там. С ним офицеры какие-то в высоких сапогах прогуливаются. Я через двор перебежал… Мочи нет… даже волосы скручиваются — вот как жарко!

— Ну вот, Прасковья Дмитриевна, я вам рассказывала насчет тараканов-то, а вы не верили… Моя правда вышла, — разговаривают две старухи. — Уж как тараканы из дома пойдут — непременно к пожару!

— Да ведь у вас не горит. Вы совсем в другой улице живете.

— Это все равно. А только тварь всякая, она не в пример больше человека чувствует. Была, знаете, у нас собака старая, Валетка… Позвольте… В котором году Клим-то Климыч окривел?..

— Это действительно. Вчерась всю ночь собаки выли… — откликается кто-то.

— Братцы! Да что ж вы стоите-то так зря! Шли бы покачали воду-то! — обращается к мастеровым какой-то усач в фуражке с красным околышком. — Там, говорят, в народе недостаток…

Мастеровые пятятся.

— Ничего. Сейчас солдат пригонят и все будет чудесно! — отвечают они.

— Эдакие вы бесчувственные!

— А ты сам сунься, коли тебе слободно!

— Что? Ах вы мерзавцы! Вот полюбуйтесь, господа, до чего нынче народ распущен стал! Грубить, ракалии, смеют. Да ты кто такой? Кто ты такой, я тебя спрашиваю? А?

— Ну! дело до драки дойдет!

— Сам идет! Сам идет! — раздается где-то возглас. Несколько лиц снимают шапки. Делается движение.

Кто-то падает в лужу.

— Где? Где? — слышится возглас.

— Да вот! Нешто он не сам идет! — шутник и указываетет на подходящего к толпе купца в сизой мучной сибирке.

— Чудак! А мы думали…

Купец подходит к толпе, подбоченивается и передвигает картуз со лба на затылок.

— Вишь ты, как садит! — бормочет он. — Ну, теперь большую силу забрал. Строеньев пяток скосит! Смотри! Смотри, каким снопом пламя-то выкинуло! Это беспременно священная книга или икона горит!

— Коли ежели от молоньи загорелось, так парным молоком тушить следует. Вы, Ардальон Иваныч, из лабаза-то не вытаскиваетесь?

— Нет, у меня застраховано. Вон у Трифона сейчас кабак занялся, так там вытаскивают. Только, разумеется, выпьют все.

— Кабак! Ах ты, господи! Это угловой-то? Не может быть! Скажи на милость! Братцы, кабак загорелся! — идет говор.

В среде мастеровых делается движение. Несколько чуек подбирают полы и бегут к месту пожара. За чуйками, подмигнув друг другу, плетутся туда же и два чиновника в халатах.

1906

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.