Сто девять (116) Глава 12

Константин

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Аннотация:

Там, где миром правит пар, и сотни механикусов трудятся во славу Верхуш-

ки - нет места добру. Великая машина прогресса неумолимо набирает оборо-

ты, и только обычный ученик виртуоза сумеет избежать стальных лап ужас-

ной системы, вырваться за ее пределы и насладиться свободой далеких

островов, где существует неведомая магия. Эта история именно о нем - юном

адепте, который решил бросить вызов собственной судьбе.

ПУТЕШЕСТВИЕ ГНЕВА

Глава 1 Крах ста сорока семи инчей

Поправив свой выцветший и весьма потрепанный от времени цилиндр,

виртуоз Босвел заметно просветлел лицом. Долгие инчи1 он трудился над

своим изобретением, лелея в мечтах тот день, когда сможет разрезать презен-

тационную ленту и представить своим заносчивым коллегам по Цеху меха-

никусов сложную машинерию, при виде которой они завистливо ахнут, и по-

хлопают его по плечу, в знак наивысшего почтения.

Я, конечно же, старательно помогал ему, но приблизить такой знаменатель-

ный день был не в силах. Работа то и дело срывалась. Виртуоз устраивал дли-

тельные перерывы, запирался в своей лаборатории и по нескольку дней не

выходил оттуда, заставляя меня порядком нервничать и теряться в догадках.

Его жена, многоуважаемая Сиз Босвел, тоже была не в восторге от поведения

мужа, но поделать с этим ничего не могла. Гений должен искать Искру - бо-

гиню вдохновения. А делать это лучше подальше от посторонних глаз, чужих

советов и всяческих раздражающих факторов. Именно с этим было связанно

последнее исчезновение виртуоза. Ничего не объясняя, он закрылся в своем

кабинете, расположенном в нижнем ярусе дома, - и был таков.

Последняя пауза перед очередным инчем затянулась на долгую неделю. Не

скрою – я уже всерьез стал подумывать сменить наставника, но в последний

момент передумал: слишком жалко стало потраченного понапрасну времени.

Тем более что машинерия уже приобрела вполне законченный вид. И хотя я

слабо разбирался в сложной внутренней конструкции шестеренок, насосов,

1Инчи – отрезок времени, в момент которого происходит работа над открытием

конденсаторов и проводов, мое лурийское чутье было не обмануть – работа

подходила к концу.

Мне сразу вспомнились те времена, когда металлический каркас изобрете-

ния был всего лишь бездушным скелетом, не имеющим ничего общего с тем

сложным и многогранным организмом, который ухитрился соорудить Бо-

свел. Постепенно, с головой окунувшись в кропотливую работу - не без моей

помощи, - виртуоз создал настоящий шедевр, скрытый от завистников тем-

ной непроницаемой тканью. Ореол тайны хранил машинерию в целости и

сохранности долгие три года, и даже миссис Босвел не знала, какую еще фин-

тифлюху сотворил ее благоверный супруг. Да, именно так она любила выра-

жаться, одним емким словом описывая многочисленные изобретения виртуо-

за.

Присев рядом с механической громадиной, я ловко расчертил на песочной

поверхности временные отрезки, в которые мы трудились над творением мо-

его господина, и у меня получилась ужасающая цифра - сто сорок семь. Ни

пятьдесят, ни даже сто, а гораздо больше. Великий Икар! Да за такое время я

уже должен был стать как минимум докой, а не оставаться жалким адептом.

На ум незамедлительно пришел мой приятель Хрум, который обучался у маэ-

стро Пима. За два года мой ровесник вырос до знатока. После такого стреми-

тельного полета он быстро задрал нос, и теперь встречая меня на рынке, даже

не протягивал руки, воображая себя великим гением машинерии. Но я то от-

лично знал, что такому пройдохе как Хрум никогда не стать членом палаты

Искусников. Кишка у него тонка.

Следом, в памяти возникли живые картинки тех беззаботных дней, когда мы

мальчишками воровали яблоки в саду старого Хлифа. Тогда мы еще не зна-

ли, куда нас распределят, и Хрум был обычным сорванцом, который часто

плакал и до жути боялся драчливых сверстников.

Эх, времена и вправду изменились – я остался таким же неумехой, а мои

бывшие друзья умудрились сделать удачный шаг в будущее…

- Нашел, Милостивая Эверика! Нашел!

Увидеть господина в исподнем и при свете полной луны, стало для меня на-

стоящей неожиданностью. Размахивая какими-то чертежами, он быстро спу-

стился по ступеням дома и стал стремительно приближаться к своему меха-

ническому детищу. Тонкие ножки в огромных до колен сине-белых гольфах

быстро засеменили по каменной тропинке. Седая борода с двумя кисточками

на конце, то появлялась, то пропадала в ворохе масштабных схем.

Приблизившись ко мне, виртуоз поздоровался приподняв цилиндр, который

как оказалось, он не снимал даже во время сна.

- Мой милостивый адепт Сти. Вы не представляете насколько я рад видеть

вас здесь и сейчас. Вы тоже ни на минуту не могли выкинуть из головы нашу

малышку, не так ли? – улыбнувшись во весь рот, господин осторожно погла-

дил торчащий из-под ткани металлический бок машинерии.

Мне не хотелось расстраивать старика и рассказывать ему о своем ужасном

десятидневном безделье, поэтому я утвердительно кивнул в ответ.

- Я так и знал! И вот что я вам скажу на это: вы не зря мучили себя ночными

бдениями. Вы первый кто узнает замечательную новость…

Наивность наставника, порой, просто убивала мой молодой разум, нещадно

разрывая его на куски. Ну как он так слепо может верить в мою безгранич-

ную преданность изобретательскому делу?! Маленький ребенок, не иначе.

Если бы я получил степень знатока или допустим доки - не терял бы време-

ни, копаясь среди масляных деталей и вечных понуканий Босвела, а записал-

ся бы в небесники, ну или на худой конец подался бы на корабль к рубежни-

кам. Но поскольку путь к мечтам был пока для меня закрыт, приходилось по-

такать прихотям старого виртуоза и молча выслушивать его пустые восхвале-

ния собственному таланту.

- Тадам-там-там! - забарабанил Босвел пытаясь повторить знаменитые фан-

фары марша изобретателей. Получилось не очень похоже, но я изобразил на

лице некое подобие восторга. А виртуоз торжественно продолжил: - Ты стал

непросто свидетелем, а первым, кому будет позволено услышать…

- Вы закончили изобретение?! – не выдержал я, предвкушая скорейшую раз-

вязку затянувшейся работы. – Бесподобно! Мы наконец-то сможем запустить

ее?! Когда? Ну, когда же?! – меня переполнял восторг. – Во время ближайше-

го… последнего инча?!

Босвел застыв на месте, удивленно таращил на меня глаза, видимо не ожи-

дая от своего адепта столь необузданной прыти.

- Угомонитесь, друг мой. Конечно же, мы ее запустим. Ведь чертежи я доде-

лал еще в первый день перерыва.

Едва услышав слова виртуоза, я открыл рот от удивления.

- Простите, учитель, но чем же вы тогда занимались оставшиеся восемь

дней?

- Как чем? – на лице Босвела возникла маска растерянности. – Я придумывал

название нашей «малышке». Согласись, мы же не можем опустить рычаг и

услышать рычащий звук двигателя, не назвав машинерию по имени. Это про-

сто недопустимо!

Я подавлено кивнул, понимая, что никогда в жизни не смогу понять чуж-

дых мне мыслей этого повернутого на всю катушку виртуоза.

Утро я встретил на своем привычном месте – под днищем сложной

конструкции, в недрах которой не хватало всего одной маленькой детали.

Клянусь ловким Луром, приложив все свои навыки, я пытался пристроить

крохотную шестеренку на указанное Босвелом место, но в последний момент

она предательски соскальзывала со штыря, заставляя меня выругаться креп-

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.