Верите ли Вы в призраков? (сборник)

Крючкова Александра Андреевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Верите ли Вы в призраков? (сборник) (Крючкова Александра)* * *

Я ничего не знаю про Вас… Вернее, я хочу забыть всё, что знаю, потому что не хочу ничего знать.

Вы не знаете ничего обо мне… Вы только думаете, что знаете, но это — иллюзия.

Даже если Вы прочитаете все мои рассказы, в них-лишь десятая доля того, через что я прошла, и та — исковеркана до неузнаваемости.

И те, кто знает меня много-много лет, признаются, что не знают обо мне ничего. Во мне — сотни лиц и ролей, каждая из которых столь не похожа на любую другую. Мне говорят, что я подобна океану — люди видят его только у берега или сверху, но мало кто заплывает далеко, и почти никто не опускается до самого дна.

Разве нельзя сказать то же и про Вас? И про любого другого человека во Вселенной?

Вы хотите понять: чёрная я или белая? Но в этом мире нет, не было и никогда не будет Чёрного отдельно от Белого. Я — белая и чёрная одновременно, как, впрочем, и Вы.

Вы хотите знать: сильная я или слабая? Всё относительно — я могла бы рассказать Вам о Прошлом, Настоящем и Будущем, о том, что такое «Жизнь» и что такое «Смерть», что значит «Любовь», как я бывала Там и возвращалась Оттуда, я показала бы Вам, как легко передвигать тяжёлые предметы, не пошевелив даже пальцем, я смогла бы провести Вас в иные пространства, научила бы останавливать Время, видеть и слышать то, что не видят и не слышат другие, и даже тому, как можно НЕ видеть и НЕ слышать, но просто ЗНАТЬ…

Но я хочу всё забыть…

Забыть рядом с Вами…

Хотя бы ненадолго…

Часть 1

До завтра!

До завтра

Она была высокой стройной блондинкой с голубыми глазами и обладала незаурядной силой притяжения мужчин. Только что получив очередной красный диплом, она пришла в новый театр-студию, чтобы посвятить себя сцене, — с детства девушка обожала театр, и все выходные по вечерам проводила на спектаклях.

— Наташа, — представилась она руководителю.

Сергей оценивающе посмотрел на неё и улыбнулся.

…Поздней осенью она уже сыграла свою первую главную роль. Усталая, Наташа шла в костюмерную. Внезапно кто-то догнал её и взял за руку.

— Поздравляю! Ты была великолепна!

— Спасибо, Сергей Петрович, — спокойно произнесла она уставшим голосом. — Я не люблю, когда мне говорят комплименты. До завтра!

Он вернулся домой и, едва переступив порог, услышал привычную брань:

— Чтоб ты хоть раз побыл на моём месте! Как я устала от твоих ночных возвращений!

— Ты же знаешь, сегодня — премьера. Наташа была восхитительна! Она действительно — талантливая актриса, совсем не то, что я о ней думал.

— Эта стерва, небось, уже призналась тебе в любви! А ты и развесил уши!

— Не говори так… — устало попросил он.

— Театр для тебя стал всем! А как же семья? Ты плевал на нас: на меня и на сына! Живёшь своей жизнью, в которой нам не хватает места!

— Ты не права, — попробовал возразить он.

— Нет, я права! Театр — развлечение для бездельников, пустая трата времени! Ты просто обожаешь ничего не делать, ты — лентяй, и театр — твой приют!

Он встал, молча взял свою куртку и ушёл в ночь.

На улице падал снег. Он брёл по дороге, куда глаза глядят, погружённый в тяжёлые раздумья. Он любил свою семью, своего сына. И жену он тоже любил… когда-то. Когда-то?

Он впервые признался себе в этом! Да, когда-то, потому что всё уже давно прошло. Она не понимала его, не разделяла его взглядов, не интересовалась его жизнью. Дом-дача-дом. Посадить картошку. Купить продуктов. Отвезти всех туда. Забрать отсюда. Починить кран. Дать денег на шубу…

Когда он пытался говорить с ней о чём-то неземном, вернее, о каких-то нематериальных вещах, она смеялась и не слушала его. Так он замкнулся в себе, и его единственной отдушиной стал недавно созданный им небольшой экспериментальный театр.

Театр — единственное, что держало его здесь. Он погрузился в своё детище «с головой», в нём он жил по-настоящему. Сергей поймал себя на мысли, что всё перевернулось с ног на голову: он был самим собой в театре, в то время как стал актёром в реальной жизни…

В конце улицы Сергей свернул направо и дошёл до небольшого дворика. Он присел на детские качели. Внезапно, будто почувствовав что-то, обернулся. Позади него на точно таких же качелях сидела девушка.

— Наташа! Что ты делаешь здесь?

— Разве вы не знаете, что я здесь живу? — указав на дом напротив, произнесла она.

Сергей мгновенно вспомнил, что ещё в первый день их знакомства она оставила свои координаты, и он не стал ей говорить, что они — почти соседи.

— Прости, я забыл, — он смущённо извинился. — Но почему ты сейчас не дома?

— Захлопнула дверь, а потом поняла, что ключи остались в квартире. Соседи спят, а до утра ещё далеко. Вот сижу — думаю, что делать…

— Ты живёшь одна?

Наташа кивнула.

Он хотел ещё что-то спросить для поддержания разговора, но она внезапно перебила его:

— Когда не знаешь, о чём говорить, лучше молчать… Так сказала моя подруга… Послушайте, как тихо! Какие звёзды! Мы всё время бежим и смотрим себе под ноги. А они всегда — там, такие красивые. И все смотрят на нас… Вон — самая яркая!

Сергей поднял глаза к небу. Оно было действительно красивым.

— Когда я умру, я долечу до той звезды? — спросила Наташа.

— Обязательно долетишь, — печально ответил он.

— Но ты станешь звездой ещё раньше. При жизни…

— Пойдёмте, походим чуть-чуть, а то я замерзаю… — предложила она.

Она разговаривала с ним так, будто они были давними друзьями.

— Любишь природу?

— Да… И все времена года. Одновременно… — улыбнулась она.

— А я последнее время не люблю весну. У меня день рождения в апреле.

— У меня тоже в апреле, — совершенно спокойно, не удивляясь совпадению, ответила Наташа. — Ещё я обожаю бродить в одиночестве по лесу, слушать, как поют птицы, думать о смысле жизни…

— Наташ… А почему… ты не спрашиваешь меня, как я оказался тут?

— Зачем мне знать? Если бы хотели, вы бы сами уже рассказали.

— Ты права, — согласился он.

— Всем нам бывает плохо. Это проходит. Мне тоже бывало так, что хотелось умереть. Но это прошло…

Он остановился и с удивлением посмотрел на неё. Почему-то после этих слов он увидел Наташу совсем другой, не такой, какой представлял её раньше.

…Он вскрыл замок при помощи какой-то железки, найденной ими на улице.

— Если бы ты знала, что дверь так просто откроется, нашего разговора бы не было, — заметил он. — Тебе, наверно, жалко потраченного времени…

— Я стараюсь не делать того, о чём потом можно пожалеть. Хотя, конечно, не всегда получается. Ступайте домой, Сергей Петрович. Всё будет хорошо!

Теперь они возвращались из театра вместе, разговаривая обо всём на свете и, в то же время, ни о чём. Казалось, они были «на одной волне», говорили «на одном языке».

На новогодние праздники, когда его жена и сын уехали отдыхать, он пригласил Наташу в гости, но она отрицательно покачала головой:

— Возможно, когда-нибудь позже…

Его отношения с женой совсем испортились, он окончательно замкнулся в себе. И вот внезапно, как это обычно и происходит, случилось то, чему ещё некоторое время назад Сергей даже обрадовался бы, а теперь…

Он пришёл к Наташе. Казалось, она ничуть не удивилась его появлению.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.