Поиски "Озокерита"

Белохвостов Федор Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Поиски

Белохвостов Федор Иванович

“ПОИСКИ “ОЗОКЕРИТА”

Редактор Илёшин Б.И.

Художник Дергаченко Г.В.

Технический редактор Рачков П.А.

Корректор Дружкина А.Н.

Сдано в набор 20/VIII-1958 г.

Подписано к печати 24/ХП-1958 г.

Печатных листов 71/2. Формат бумаги 70 921/32.

Тираж 75 000. Заказ 2426

НЛ02588. Цена 3 руб. 75 коп.

г. Саратов. Типография № 1 Облполиграфиздата.

1.

Однажды меня пригласили в разведотдел к полковнику Сергееву. Я предчувствовал, что речь будет идти о

каком-то задании — так было всегда: раз уж вызывают к Сергееву, то надо готовить себя или к немедленному

вылету, или срочному выезду. Быстро собрался и отправился в отдел. В приемной встретил меня адъютант

полковника младший лейтенант Федоров, стройный, худенький юноша, с румяным девичьим лицом.

— Полковник занят. Просил подождать, — сказал он.

Я прошелся по приемной.

— Товарищ капитан, вот новый альбом. Посмотрите от скуки. — Адъютант имел множество альбомов:

немецких, румынских, венгерских фотографий. Собирать эти альбомы было, кажется, его обязанностью, и

относился он к этому с большой любовью. Он подал мне венгерский альбом. Я поудобнее устроился в мягком

кресле и стал рассматривать снимки.

Дверь кабинета полковника открылась, и оттуда вышел коренастый, среднего роста человек в штатском

костюме. Я сразу узнал его. Это был Андрей. Однажды мы с ним летели вместе на задания. Был с нами тогда

еще славный паренек, немец по национальности, бывший секретарь горкома комсомола одного из городов на

Волге. Мы летели все в одном самолете, но с разными заданиями, и сошли, как запросто говорили тогда

разведчики о прыжке с самолета, на территорию, оккупированную немцами, в разных районах. Это было,

пожалуй, более года назад.

Андрей, не заметив меня, направился к выходу. Я назвал его по имени. Он быстро повернулся в мою

сторону.

— Батюшки, да это Иван.

Мы обнялись. Несколько минут стояли молча и рассматривали друг друга.

— Ну как ты тогда? Все благополучно? — спросил Андрей, взяв меня под руку.

— Все хорошо. А ты?

— Обошлось нормально. Только вот — видишь, — и он пощелкал пальцем правой руки по левой кисти,

обтянутой черной перчаткой. Я сразу понял, что у него протез, и спросил, как это случилось.

Мы сели на диван, и Андрей начал рассказывать.

— Тогда я более полгода служил у немцев. Занимался техническим снабжением воинских частей,

собственно целой группы армий “Центр”, которой командовал генерал-фельдмаршал фон Клюге. Разумеется, я

не играл в деле первую скрипку, но был великолепно осведомлен, что готовили гитлеровцы под Курском.

Работал я прилежно и чуть было не стал волею судьбы близким человеком фон Клюге. Этот немец представил

меня к награде за особое усердие по снабжению армии, а затем лично сам вручил мне железный крест 1 класса.

Вот, брат, как! В общем, все шло, как надо. Неприятность случилась со мной после уже, когда я возвращался к

своим,

Я знал отлично расположение частей и соединений гитлеровских войск и выбрал такое место для

перехода линии фронта, где мало было немцев. В маскхалате удачно перешел оборонительную линию врага и

подошел уже совсем близко к нашим передовым частям. Но неожиданно вплотную столкнулся с группой

гитлеровцев. Это было, видимо, боевое охранение немцев. Солдаты во главе с унтер-офицером кучкой сидели в

лощине и о чем-то тихо переговаривались. Назад идти мне было нельзя. Меня уже увидели немцы. При этом

они явно растерялись. Это замешательство противника и помогло мне принять решение: воспользоваться

темнотой и выдать себя за немецкого офицера.

— Какого дьявола вы тут собрались в кучу? Порядка не знаете? Почему все вместе? — тоном

рассерженного начальника закричал я на них.

Унтер начал оправдываться.

— Рассредоточиться немедленно! — скомандовал я и, указывая на унтера, приказал:

— А вы пойдете со мной, посмотрим, что русские делают.

Унтер, как видно, был труслив и услужлив. Ему не оставалось ничего иного, как приложить пальцы к

пилотке в знак готовности исполнить приказ офицера.

Солдаты разошлись.

— Тихо идите вперед. Вы должны знать эту местность. Я пойду за вами, — приказал я.

Унтер еще раз приложил пальцы к пилотке, вынул па-

рабеллум из кобуры, пригнулся и двинулся вперед. Я пошел за

ним. Так, гуськом, крадучись, прошли мы метров двести. По

моим расчетам, уже недалеко должны быть и свои. Где-то

справа с треском простучала пулеметная очередь, и по всему

переднему краю, как по сигналу, открылась ружейно-пулемет-

ная стрельба. Унтер в нерешительности остановился, присел. Я

решил, что настал подходящий момент, — рывком бросился

сзади на немца и смял его. Под унтером послышался

приглушенный выстрел, левую руку мою обожгло. Не успел я

сообразить, что случилось, как на нас навалились два человека,

появившихся неизвестно откуда. Потом подоспели еще двое.

Немец пытался было крикнуть, но издал только приглушенный

хрип: и унтеру, и мне заткнули рты, туго стянули челюсти.

Управлялись с нами быстро, без суеты. “Ловкая работа”, —

отметил я про себя. Попытался пошевелить левым плечом, но

почувствовал невыносимую боль. “Что же случилось с моей

рукой? — соображал я. — Наверное, этот мерзавец держал

пистолет наготове и от испуга выстрелил”.

Нас повели. Метров через двести под ногами почувство-

вались комки земли, наваленной бугром. Из темноты послы-

шался голос.

— Есть?

— Есть, — хрипловато ответил солдат и подтолкнул ме-

ня, чтобы я перепрыгнул через окоп.

Перебрались еще через один окоп. Потом нас втолкнули в блиндаж, освещенный коптилкой, сделанной из

трехдюймовой гильзы.

— Ого! Откуда это взяли офицериков? — весело спросил молодой курносый капитан.

— К нам ползли, товарищ капитан, вот мы их и сцапали.

— Значит, офицерики в разведку шли? Ну-ка, развяжите им рты, — приказал капитан, разглядывая

пленных.

Мне развязали рот.

— Развяжите мне руки. Я ранен в руку, — попросил я. Капитан, удивленно взглянув на “немецкого

офицера”, отлично говорившего по-русски, приказал развязать руки…

Это было в районе Курска.

— На другой день наши части перешли в наступление, а я был отправлен в госпиталь, где мне

ампутировали кисть левой руки. Но что рука! Можно жить без руки, — шутил Андрей. — Зато я был доволен

своей работой Ведь немцы, когда разрабатывали план, “Цитадель” и готовили операцию под Курском,

рассчитывали на внезапность. Они собрали на небольшом участке огромные силы: на каждом километре

фронта находилось до четырех с половиной тысяч солдат, около пятидесяти танков, до восьмидесяти орудий.

Представь эту армаду! И если наше командование заранее узнало об операции “Цитадель”, то в этом заслуга

наших разведчиков. Вот в чем моя радость. А рука — сущие пустяки.

— Нет, ты просто молодец. — высказал я свое восхищение его подвигом. Я по собственному опыту знал,

как трудно приходилось работать в тылу врага, с каким риском нужно было переходить линию фронта.

— Что ты, дружище! Что ты, — стал отрицать Андрей. — Вот теперь у меня действительно есть одна

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.