Покровители

Magenta

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.

Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Покровители

Автор: Magenta

Бета: Таинственная бета отказывается от лаврового венка

Рейтинг: NC-17

Пейринг: СС/ГП, в эпизодах: ОЖП/ОЖП, ЛМ/ТМР, ПП, АД/Гриндевальд, ОМП/ОМП

Жанр: Fluff, Romance

Отказ: Герои Роулинг в цепких ручонках графомана, mea culpa…

Аннотация: Пятый курс, Хогвартс. Гарри влюбляется в учителя и обнаруживает, что их чувства взаимны. Дамблдор и все-все-все против них, но на защиту их любви неожиданно встают могущественные покровители.

Комментарии: Прошу о снисхождении, дорогие читатели, это был мой первый фик. Если можно, не кладите в тапки слишком много арматуры :))

Ярым католикам, поклонникам А. Дамблдора и П. Петтигрю противопоказано. AU 6-7 книг, ООС по полной!!! Флафф, ХЭ.

Ничего нового под луной, хотелось продлить удовольствие от прочтения душевных фанфиков других авторов.

Посвящаю и дарю Ledum Palustre.

Каталог: Школьные истории, Альтернативные концовки

Предупреждения: слэш, фемслэш, OOC, флафф, AU

Статус: Закончен

Выложен: 2012-04-15 18:49:54 (последнее обновление: 2012.06.06 14:19:01)

I am the love that dare not speak its name…

Lord Alfred Douglas

просмотреть/оставить комментарии

Глава 1. Новая ученица, старый любимый учитель

Директор Альбус Дамблдор отодвинул кованую решетку и слегка пригнулся, вступая в камин. Несколько раз мелко чихнул в бороду, нашаривая в складках мантии Летучий порох.

— Детский сиротский приют, Литтл-Хэнглтон, — произнес он и исчез. В камине взметнулись и осели тонкие пылинки сажи.

*

— Она хорошая девочка, но… как бы вам сказать — не соврать… — старая ведьма в сером поношенном фартуке, с жидким пучочком волос на затылке, семенила на полшага впереди Дамблдора. Они шли по слабо освещенным коридорам, поднимались и спускались щербатыми лестницами вот уже несколько минут.

— Скажите лучше правду, — вздохнул Дамблдор, стараясь поспеть за своей провожатой. — Все равно мы обязаны принять нескольких сирот в этом году. Таковы традиции Хогвартса.

Они медленно спускались по очередной винтовой лестнице.

— Она… не такая как все, — сказала старуха. — Дикая. Да никто к ней и не подходит, больно надо. Иногда как глянет на тебя — весь день ходишь, как под проклятьем, — старуха передернула костлявыми плечами. — А еще она рисовать любит. Только таких картин врагу не пожелаешь. Кровь, кровь везде…

Директор поежился. Старуха что-то недоговаривает, подумал он. Темные сырые коридоры приюта, в которых гулким эхом отдавался каждый шаг, напомнили ему Азкабан. Если бы ему сообщили, что Тереза Бернар — беззаботная юная особа, наслаждающаяся солнечным детством, — он бы не поверил. В мрачные лабиринты Литтл-Хэнглтонского приюта не проникали лучи солнца. Не было слышно детского смеха и гомона. В коридорах, покрытых копотью факелов, Дамблдору попадались сгорбленные пригнувшиеся фигурки. Были это дети или домовые эльфы — он в полумраке не разглядел.

— Вот. Входите, сэр, — старуха открыла тяжелую скрипучую дверь и отступила, застыв в поклоне. Директор сделал шаг, пытаясь войти, — как почувствовал, что его толкнуло наружу упругой невидимой волной. Он инстинктивно отшатнулся. Дверь неожиданно захлопнулась, просвистев в сантиметре от его лица.

В глазах старухи мелькнуло и погасло что-то похожее на злорадство.

— Не пускаить, — покачала она головой. К Дамблдору уже вернулось самообладание. Он понял, что столкнулся не с запирающим заклинанием, а просто с необыкновенно сильным нежеланием ребенка видеть кого бы то ни было. Дамблдор решил переменить тактику. Он негромко постучал в дверь.

— Тереза, можно войти? — вежливо произнес он. — Я зайду один, — шепнул он старухе.

Дверь тихо приоткрылась.

Дамблдор вошел и огляделся. Маленькая узкая серая комната. Неживой рассеянный свет, льющийся через стрельчатое готическое окно. Маленькая ссутулившаяся фигурка на казенной постели. «И ей пятнадцать лет?» — мысленно удивился директор.

— Здравствуй, Тереза, — бороду директора раздвинула жизнерадостная улыбка.

— Здрасьте, — маленькая худенькая девочка нехотя встала с постели.

Ее лицо закрывали неухоженные спутанные волосы цвета темного каштана. Она зыркнула на директора зелеными немного раскосыми глазами и отвернулась.

— Меня зовут Альбус Дамблдор. Я пришел с тобой познакомиться.

— А-а. Психиатр, — равнодушно произнесла Тереза. Она взяла со стола гусиное перо и начала возить им в чернильнице.

— Нет, — слегка удивился Дамблдор. — Почему ты так решила?

Девочка подняла голову. Из-под немытой спутанной челки на него блеснули насмешливые зеленые глаза маленькой ведьмы.

— Ну я же ненормальная. Вам разве не сказали? — фыркнула Тереза. Она взяла клочок пергамента и начала задумчиво черкать на нем видавшим виды изгрызенным пером.

Дамблдор по-отечески приобнял девочку за плечи. Смутное ощущение дежа вю шевельнулось где-то в глубине сознания и погасло.

— Садись, Тереза. Нет, мне такого никто не говорил. Конечно, ты нормальная. Просто… Немного не такая как другие, — он усадил ее на край кровати и сам опустился рядом.

— Это и значит ненормальная, — сказала Тереза, задумчиво рисуя что-то на пергаменте.

— Каждый из нас по-своему ненормальный, — вздохнул Дамблдор. — Но надо уметь приспосабливаться, Тереза. Я приехал забрать тебя в Хогвартс, — твердым голосом сказал он.

Тереза не произнесла ни звука. Перо в ее руках заскрипело сильнее, продавливая пергамент. Дамблдор почувствовал невидимое напряжение. Он оглядел комнату и заметил несколько картин.

— Графикой увлекаешься? — директор покосился на ближайший рисунок.

Старушка с шиньоном мучительно корчилась в пыли, разрываемая несоразмерно крупными голубями. Голуби яростно клевали старушкины внутренности. В пыли валялось затоптанное пшено. «Гули-гули» — гласила подпись в углу картины. Лицо старушки показалось Дамблдору знакомым. У него почему-то закружилась голова. Он отвернулся от картины и взглянул на Терезу. На него вновь накатила уже знакомая волна, та, что не пускала в комнату. На сей раз он явственно почувствовал, что его подталкивает к двери.

— Прекрати, — строго сказал он. — Это некрасиво. Это обыкновенное хамство.

Тереза покосилась на директора и криво улыбнулась уголком рта.

— Извините… сэр, — невидимая волна исчезла. — А когда в Хогвартс?

*

Альбус Дамблдор вышел во двор детского приюта. В руке он держал небольшой кусок пергамента. После часа в полумраке июльское солнце больно резало глаза. Он щурился, оглядывая двор в поисках знакомой старушки.

— Гули-гули, — ворковала старуха, рассыпая себе под ноги пригоршни пшена. Бестолково хлопая крыльями, сизые, белые, рябые голуби жадно клевали зерна. Дамблдор отогнал воспоминание о нехорошей картинке.

Он поправил очки и развернул зажатый в руке пергамент. На картинке был нарисован он сам. Сходство не вызывало сомнений. Раскинув руки, в развевающейся мантии, он неумолимо падал в какую-то пропасть. Глаза почему-то были нарисованы крестиками. Дамблдор бросил в урну глупый рисунок.

— Госпожа Моте, мы ждем Терезу в сентябре, — он слегка поклонился на прощанье и дезаппарировал.

*

Хогвартс, сентябрь

— Альбус, скажи, было ли такое хоть раз за всю историю школы? — Минерва Макгонагалл взяла тонкими серебряными щипцами маленький кусочек сахара. — Было или нет, Альбус? — повторила она, размешивая свой чай. Сжав в точку тонкие губы, она внимательно смотрела, как кружатся в стакане чаинки.

Дамблдор устало улыбнулся и потрепал Минерву по плечу. Слава богу, педсовет закончился, все серьезные разговоры позади. Ему хотелось выпить чаю, а перерасход энергии надо бы скомпенсировать чем-то сладким…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.