Путь самурая

Разуваев Пётр Вячеславович

Серия: Русский калибр [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Путь самурая (Разуваев Пётр)

Пролог

Предпоследний летний день 1997 года выдался особенно жарким и душным, и даже наступивший вечер не принёс Парижу долгожданного облегчения. Зыбкая, плывущая духота поднялась с поверхности Сены, плотным покрывалом легла на площадях, заполнила узкие центральные улочки и просторные бульвары.

В этот поздний час на Place Vendome царило спокойствие, уже не нарушаемое голосами вездесущих туристов и досужих горожан, заглянувших в эти кварталы в поисках дорогой безделушки. Закрылись фешенебельные магазины, и лишь изредка мимо колонны, возвышавшейся над площадью, пролетали автомобили, унося прочь из центра респектабельных парижан, выбравшихся этим августовским вечером в один из множества ресторанов, расположенных по соседству. Покой и размеренность Place Vendome нарушались присутствием на ней группы людей, столпившихся неподалеку от входа в отель «Ритц». Постоянное движение, резкие перемещения с места на место, громкие разговоры и общее возбуждённое состояние сразу же выделяли эту компанию. Обвешанные фотоаппаратурой, суетливые и говорливые люди казались совершенно чуждыми, неуместными в этом царстве спокойствия и солидности. Было очевидно, что именно отель является целью для фотографов, но стоявшие у входа в «Ритц» высокие швейцары в ярко-красных с золотом ливреях одним своим видом удерживали суетливую орду на почтительном удалении.

Подойдя ближе, можно было расслышать отдельные фразы, доносившиеся из толпы репортёров: «…прилетели сегодня…», «…аэропорт Бурже…», «Вы слышали? Диана беременна!», «Ерунда…», «…свадьба…», «Конец ноября, не раньше…», «…англичане в шоке…», «…сто тысяч за плёнку с поцелуем…» и так далее и тому подобное.

Незаметно покинув своих коллег и отойдя на приличное расстояние, средних лет мужчина, с ног до головы увешанный профессиональной фототехникой, внимательно огляделся. Убедившись, что за ним никто не последовал, он вытащил из кармана «разгрузочного» жилета сотовый телефон, быстро набрал номер и закурил, прикрывая рукой огонёк зажигалки. Ответа не было долго, и лицо человека стало принимать раздражённое выражение. Наконец, услышав знакомый голос, он заговорил, тихо и торопливо:

– Нильс? Чёрт возьми, где ты был? Тебе удалось узнать, как они поедут?

Ответ собеседника, очевидно, порадовал его, и мужчина довольно усмехнулся.

– Отлично. Плачу как договорились. Если получатся хорошие кадры – можешь рассчитывать на «Максим». Я ещё перезвоню тебе.

Позднее французская прокуратура напомнит фоторепортёру Фабрису Шасери о его переговорах с Нильсом Сежелем, владельцем небольшой автомобильной фирмы, накануне уступившей «Мерседес-280С» в лизинг отелю «Ритц». Но Эрве Стефан, судебный следователь, которому будет поручено расследование причин смерти Дианы Спенсер, бывшей принцессы Уэльской, никогда не узнает о том, что содержание каждого из четырёх звонков Фабриса Шасери сразу же становилось известно ещё одному человеку.

* * *

Несколько раз прослушав записанный разговор, мужчина потянулся и наконец-то позволил себе отвести взгляд от экрана ноутбука. Перехват телефонных звонков Шасери оказался не более сложным делом, чем вторая часть порученного ему задания. Проникнуть в компьютерную сеть Службы движения и отключить все видеокамеры, установленные на центральных улицах Парижа, для профессионального хакера, каковым являлся этот человек, было легче лёгкого. Сбросив наушники и подойдя к окну, он отодвинул шторы и усмехнулся, заметив пёструю кучку репортёров на противоположной стороне площади. Где-то там сейчас находился Фабрис Шасери и не подозревавший о той важной роли, которая отводилась ему в этой операции. Вернувшись к столу, человек набрал известный только ему номер и кратко сообщил:

– Автомобиль будет ждать у запасного выхода, на rue des Capucines. Цель поездки в XV районе. Думаю, их будут сопровождать семь-восемь папарацци на мотоциклах.

– Хорошо, – голос собеседника был намеренно искажён. – Вы сделали своё дело. Деньги уже переведены на известный вам счёт.

Услышав короткие гудки, человек за столом довольно улыбнулся и взялся за стоявшую на столе бутылку бурбона. «Теперь, имея такие деньги, с „делами“ можно будет покончить навсегда», – подумал он. Делая первый глоток, человек вдруг со всей ясностью представил себе райский уголок где-нибудь на Багамах или Гавайях… Отпуск, растянувшийся на всю оставшуюся жизнь. Его улыбка стала ещё шире, и он сделал ещё один глоток, затем ещё, наслаждаясь ощущением теплоты, разливающейся по всему телу.

Этот человек не мог знать, что уже завтра, на борту самолёта, совершающего рейс Париж – Каир, ему внезапно станет плохо, и сердце, никогда ранее не подводившее своего хозяина, остановится раз и навсегда. Египетский врач, внимательно осмотрев тело пассажира, придёт к выводу, что смерть была вызвана естественными причинами. Тяжёлый случай инфаркта. И никому даже в голову не придёт поинтересоваться личностью молчаливого темнокожего человека, занимавшего в салоне самолёта место рядом с покойным.

* * *

Хасан Саджи, молодой албанец, родившийся в Косово, но вот уже несколько лет проживающий во Франции, был чрезвычайно недоволен. Хасану не нравился его спутник, молчаливый человек неизвестной национальности, говоривший по-албански с сильным акцентом. Хасану не нравился автомобиль, подержанный «Фиат-Уно» белого цвета, за рулём которого он сейчас сидел. Но больше всего Хасану не нравился толстый американец, расположившийся на заднем сиденье, в окружении каких-то странных приборов. От американца несло застарелым запахом пота, он шумно дышал, поминутно поправляя сползающие с носа очки, а минуту назад он осмелился потребовать, чтобы Хасан выключил музыку. Этой американской свинье не нравились песни Абдель-Азиза эль-Мубарака! Конечно, Хасан, который за свои неполные двадцать пять лет успел два раза побывать в итальянской тюрьме и своими руками убил троих человек, не стал обращать внимания на жалкий лепет какого-то трусливого американца. Он даже хотел прибавить громкость, но что-то подсказало ему, что этого делать не стоит. Лицо молчаливого человека, сидевшего рядом с Хасаном, не выражало никаких эмоций, но почему-то молодому албанцу было не по себе от такого соседства. «Если бы не воля Аджима Гахи…» – думал Хасан, с невольным страхом вспоминая свирепые лица телохранителей своего босса. Аджим Гахи поклялся на Коране, что в случае малейшей провинности Хасана будет убит не только он сам, но и все члены его многочисленной семьи, рассеянной по всему краю Косово. И молодой албанец был уверен, что Гахи выполнит своё обещание.

Лежавший на коленях у молчаливого человека сотовый телефон разразился мелодией, показавшейся Хасану знакомой. Наверное, учитель пения ставил им эту пластинку в школе, много лет назад…

– Понял, – кратко ответил молчаливый человек и, убирая в карман телефон, приказал Хасану: – Вперёд. Они выезжают. Мы должны зацепиться за их машину не позднее чем на rue Cambon. – Обернувшись к американцу, он спросил: – У вас всё готово?

– Думаю, что… – Толстяк суетливо поправил очки, но молчаливый человек не дал ему договорить:

– Будет лучше, если ваша аппаратура сработает, – сказал он холодно, и этот холод показался американцу ледяным дыханием смерти.

«Боже, зачем я ввязался во всё это?» – уже в тысячный раз тоскливо подумал Джеймс Эйли, сотрудник одной из лабораторий Массачусетского технологического института. В течение многих лет он спокойно занимался проблемами воздействия инфразвуковых волн на деятельность человеческого мозга, до того самого дня, пока ему не было сделано предложение, показавшееся тогда Эйли очень и очень выгодным. «Провались они в преисподнюю, эти полмиллиона», – обречёно вздохнув, подумал американец и торопливо ответил:

– Не надо волноваться. Всё будет в полном порядке.

Повинуясь умелым рукам Хасана, белый «Фиат-Уно» рванул с места и устремился в сторону La Madeleine.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.