Вестник Хаоса

Иванов Стас

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вестник Хаоса (Иванов Стас)

Глава 1

— Один до Питера, пожалуйста.

Егор протянул смятую купюру бабке-кассирше, сидевшей за незастекленным окошком, больше смахивающим на бойницу средневекового замка.

— Чаво?! — бабка выпучила глаза, а стоявший позади Егора мужик в ватнике почему-то захихикал.

— Один билет до Санкт-Петербурга, до Купчино! — громко повторил Егор и на всякий случай добавил: — На ближайшую электричку!

Хихиканье мужика в ватнике превратилось в откровенный ржач. Более того, таким же странным образом отреагировала и пара дородных теток, разместивших свои широкие тела на скамейках внутри небольшой привокзальной станции.

— Молодой человек, — звонко, почти крича, произнесла глуховатая старушка, — билетная касса находится снаружи за торцом здания!

— А здесь тогда что? — искренне удивился Егор.

Бабка указала пальцем вверх. Егор задрал голову и, увидев прилепленный над окошком листок с надписью «касса в туалет», густо покраснел.

— Да-да, — звонко крикнула бабка, — я могу продать тебе билет только на унитаз! Но на нём ты не доедешь до Питера!

Мужик в ватнике согнулся пополам, а тетки на скамейках так и вообще разрыдались. Не смог удержаться от улыбки даже Егор.

— Из больницы? — участливо поинтересовалась бабка.

— Ага, из неё самой, — подтвердил Егор, пряча купюру в карман светло-синих джинс.

Бабка сокрушенно покачала головой.

— Ай-я-яй, такой молодой, а уже псих.

— Никакой я не псих. Я просто в армию не хочу.

— Я-ясно — протянула бабка. — Ну, касса на электричку за углом. Выйди и налево.

— Ага, спасибо.

Выйдя и послушно обойдя домик станции, Егор и в самом деле нашел билетное окошко. Оно было застеклено, занавешено изнутри тряпкой, к которой была пришпилена бумажка «буду через десять минут».

Да ну нафиг, решил Егор, поеду лучше зайцем. Так проще и привычнее — раньше вообще никогда не покупал билеты на электричку. И ничего, прокатывало. А вот первая попытка честно заплатить за проезд завершилась полным фиаско. Да еще попутчиков повеселил.

Впрочем, сегодня можно сделать все по правилам, сегодня хочется быть честным. Потому что три дня в психушке несколько измотали нервную систему и не очень охота напрягаться при виде контролеров, с которыми нужно будет договариваться. Сегодня хочется расслабиться и ни о чем не думать. Ведь справка от психиатра в рюкзаке за спиной, а значит — прощай армия. Да и через месяц диплом, а значит — прощай и институт.

Да, ради этого стоило три дня потусоваться рядом с психами. Правда, все эти три дня немного тревожили соседи в палате напротив — решившие закосить под шизиков уголовники. Но они, к счастью, сидели под замком за решеткой и лишь доставали уклонистов своими тупыми шуточками. А еще однажды четыре здоровенных санитара провели мимо кого-то в прикиде из цепей и намордника а-ля Ганнибал Лектор. Вот это-то было по-настоящему жутко. Но этого товарища определили на последний этаж к особо-опасным, а обитатели первого в основном были мирными и тихими. Разве что время от времени посреди ночи раздавался дикий крик или у кого-нибудь случался эпилептический припадок. В общем, съездил как на забавную экскурсию для неслабонервных. А начавшееся было развиваться заикание удалось успешно излечить с помощью таблеток легкого успокоительного.

Единственное, что было неудобно, — это местоположение больницы, которая находилась далеко за Питером рядом с небольшим поселком. И если ты несчастный обладатель областной прописки, то путь в городские больницы тебе заказан. Поэтому пришлось отправиться в небольшую загородную поезду.

Сев на скамейку, Егор достал из рюкзака выданную ему в больнице упаковку глицина, выдавил сразу три таблетки, закинул их в рот, вытянул ноги в кедах и приготовился ждать возвращения кассирши. Конечно, можно было бы перебраться на противоположную сторону перрона, куда прибудет электричка до Питера, но майское солнце жарило прилично и просто хотелось посидеть в тени под козырьком. И да, нужно еще купить билет.

Сам того не подозревая, в этот самый момент Егор совершил самую большую ошибку в своей жизни. Знал бы он, во что вскоре влипнет, ни за что и никогда не остался бы возле домика станции дожидаться кассирши. Да что там, он бы вообще не остался на станции, а с криками и воплями побежал до Питера. Но слепой случай распорядился по-иному…

Егору Наумину было двадцать пять лет, он учился, вернее доучивался на программиста, работал системным администратором и ни к чему особо не стремился. Он был невысоким, худощавым, с интеллигентным лицом и выглядел немного моложе своего возраста. После пребывания в психушке его подбородок украсила едва заметная щетина, темные волосы средней длинны явно нуждались в укладке и расческе, взять которую он не позаботился. Выражение его лица всегда казалось отрешенным от мирских забот, задумчивым и хмурым. На самом же деле за показными апатией и равнодушием скрывалась всепоглощающая скука. Оживало его лицо лишь тогда, когда на горизонте появлялась девушка, проявляющая к нему симпатию, когда он играл во дворе в футбол или когда в его жизни возникало хоть что-нибудь способное увлечь его. Но из-за довольно скверного характера девушки быстро исчезали и отношения с ними, мягко говоря, не ладились. Учеба и работа не позволяли слишком часто гонять мяч. Да и не было в этом мире хобби, которое могло бы надолго его увлечь. Перепробовав великое множество занятий — от спорта, до астрономии и радиолюбительства, — он быстро понимал, что, чтобы развиваться и добиться успеха, ему придется впахивать, и тут же начинал сомневаться, а правильный ли он выбрал путь и стоит ли и дальше проливать пот над тем, что, возможно, вскоре надоест. Лень подсказывала, что нет, и Егор мгновенно забрасывал очередное увлечение. В общем, к своим двадцати пяти годам он так и не определился, кто он, кем хочет быть и о чем на самом деле мечтает. Он просто плыл по течению, избрав для себя не самое тяжелое будущее программиста, и справедливо считал, что неплохо устроился в своей скучной жизни.

Впрочем, кое-что он все-таки любил и никогда не собирался бросать — Егор обожал совершать мелкие правонарушения. Точнее, он был клептоманом или же, что вероятней, просто считал себя им. Однако он отдавал отчет своим поступкам и старался держать свои преступные наклонности под контролем. Поэтому пока никто не догадался о его болезненном увлечении. Его удалось скрыть даже от врача в дурке, хоть кружка с именем психиатра и лежала сейчас в рюкзаке Егора и вскоре должна были пополнить коллекцию из пятидесяти трех пивных кружек и восьмидесяти пепельниц, уведенных из баров. У своих же друзей, знакомых по институту и коллег по работе он никогда и ничего не брал. Вернее, все их вещи со временем возвращались к своим владельцам — Егор воровал ради адреналина, чтобы развеять скуку, а не с целью наживы.

Заскрипев тормозами, остановилась электричка из Питера. Из ее нутра на перрон повалила галдящая толпа дачников с сумками и рюкзаками, которая быстро рассосалась. Однако из вагона, который замер аккурат напротив скамейки Егора, появились совсем иные персонажи. И выглядели они довольно дико. Первым вышел парень в черной мантии до пяток, с палочкой и в круглых очках — вылитый Гарри Потер. Только было ему лет двадцать, и он был явно пьян.

Так, этот в дурку, мгновенно определил Егор.

За бухим волшебником на перроне появился еще один индивид с накладными эльфийскими ушами, париком из длинных светлых волос и с самодельным луком.

Егор удивился. Неужели этот туда же? Вот несвезло-то Игорю Петровичу… Может, передать с ними его кружку?

За эльфом на перрон потянулись еще эльфы, гномы и просто нормальные молодые люди, но с мечами, луками, копьями, секирами и щитами. Тут-то до Егора дошло, что это приехал не вагон, полный психбольных, а роллевики или реконструкторы. Кто именно это был — Егор не знал, ибо плохо разбирался в вопросе и лишь слышал несколько историй про игры от товарища по институту, с которым почти не общался.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.