Фанфик Надгробие, ромашки и белый фрак

Лазель

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Шапка фанфика

Пейринг: Гарри Поттер/Люциус Малфой

Рейтинг: NC-17

Жанр: AU/Fluff/Humor/Romance

Размер: Мини

Статус: Закончен

События: ПостХогвартс

Саммари: Несколько случайных встреч способны заставить двух совершенно разных людей взглянуть друг на друга по-новому и, может быть, найти общее.

Файл скачан с сайта Фанфикс.ру - www.fanfics.ru

Надгробие, ромашки и белый фрак

Наблюдать… давно это стало одним из излюбленных занятий. Интриги в прошлом, несомненно. Во всяком случае, в тех масштабах, которые были раньше. Вот уже пять лет как он безупречный, просто-таки образцовый гражданин Волшебного Мира. Впрочем, это ничтожная плата за благополучие семьи.

Изобразив едва ли не благодушную улыбку, Люциус с ленивым интересом рассматривал толпу разряженных волшебников и волшебниц. Не так уж много времени прошло, а многое успело забыться. Очень многое. От него самого уже никто не шарахается, даже за спиной не шепчутся. Просто министерский работник, глава одной из старинных волшебных семейств. А скорбь по погибшим давно уже вытеснили желания «выйти в свет», покрасоваться в лучших мантиях и обсудить свежие сплетни. Но кое-кто помнит. Продолжает помнить…

При этих мыслях Малфой отыскал взглядом «главного виновника». Гарри Поттер… Его имя все еще довольно часто попадало в заголовки газет, хотя сам герой магического мира, казалось, всячески старался сделать все, чтобы этого избежать: отпустил длинные волосы, сменил очки на почти незаметные, в легкой оправе. Да и одеваться стал с куда большим вкусом. Но телосложение, черты лица… все это оставалось почти мальчишеским. Можно было бы сказать, что годы для Поттера нарочно замедляли свой бег, вот только его глаза... Этот холодный, цепкий, «опытный» взгляд, сразу выдающий, что маг многое повидал, и это «многое» приятным не было. Впрочем, не удивительно, достаточно вспомнить хотя бы общеизвестные факты из жизни мальчика-который-выжил-и-победил. Вот только, кажется, большинство покупалось именно на внешность.

По иронии судьбы или по стечению обстоятельств с занятой позиции было очень хорошо видно не только героя всея магической Британии, но и его окружение. В частности, рыжую девушку, младшую Уизли, все еще не Поттер. Минутой ранее она с явным удовольствием позировала репортерам, а теперь казалось невероятно раздосадованной. Что до Гарри, то лишь на краткий миг на его лице промелькнула усталая обреченность.

Ничем не выдавая себя, но и не прерывая наблюдения, Люциус с удивлением понял, насколько не сочетаются эти двое, которых «Ежедневный Пророк» не уставал называть лучшей парой.

Все еще размышляя об этом, а еще о том, почему его это вдруг взволновало, Малфой рассеянно раскланивался со знакомыми и даже умудрился перекинуться парой ничего не значащих фраз, пока не осознал, что ему стало душно на этом насквозь фальшивом мероприятии. Пусть он и не был олицетворением искренности, но сегодня…

Вытерпев приличествующее время, Люциус аппарировал. Но вовсе не домой к потрескивающему камину, уютному креслу и любимым тапкам, а на угрюмое кладбище. Но в этот поздний час, в ветер и моросящий дождь неуютно было бы везде — даже в городском парке.

Ноги уже сами привели его к нужному месту. Строгое надгробие черного мрамора с именем серебряными буквами: Северус Тобиас Снейп. Ничего неожиданного в этом скорбном… предмете не было. Во всяком случае, для Люциуса — он сам его выбрал и организовал установку, как душеприказчик. Удивляло, что в этот поздний час он оказался здесь не единственным волшебником.

Спиной к Малфою стоял некто, кутавшийся в мантию. Фигура казалась смутно знакомой. Достаточно было сделать два шага, чтобы узнать окончательно. Губы скривила усмешка, и сама собой вырвалась фраза:

— Весьма неожиданно увидеть здесь, в такой день, героя магического мира с… ромашками.

Как ни странно, но Гарри Поттер даже не смутился: положил букет у надгробия и ответил ровным голосом:

— Оставьте, мистер Малфой. Здесь я куда более к месту, чем там.

В другое время Люциусу не потребовалось бы дополнительных пояснений, но то ли из-за выпитого на приеме, то ли просто «навеяло», но он не сдержался от замечания:

— Весь магический мир полагает, что вы… недолюбливали друг друга.

— Всему волшебному миру пора бы отстать от меня со своими ожиданиями. Все гораздо запутаннее, чем кажется.

Острое чутье сразу же подсказало Малфою, что за этими словами, больше похожими на отговорку, скрывается нечто очень важное, но мужчина не подал вида, только обронил неопределенное:

— Вот как.

— Да, так, — сухо подтвердил Гарри, не сводя глаз с надгробия.

Подобная колючесть призывала не приставать с расспросами, но, вместе с тем, и притягивала Люциуса. Наверное, он слишком долго был «добропорядочным гражданином». Правда, Нарцисса сказала бы, что это в нем в очередной раз подняла голову неистребимая кобелиная сущность. Вот только дражайшая супруга, едва все стихло после победы, уехала в поместье во Франции, наотрез отказавшись возвращаться. Их брак давно существовал только на бумаге. А поскольку Малфои не разводятся, адюльтер стал почти традицией.

Но вовсе не об этом думал глава древнего рода магов. Со все возрастающим интересом разглядывая молодого мужчину, он встал совсем рядом, чтобы иметь возможность видеть его лицо хотя бы в профиль, и проговорил:

— Прошу простить меня, мистер Поттер, если мои слова показались резкими. Я вовсе не ищу с вами вражды. Меня просто удивило ваше присутствие здесь, у могилы моего друга.

— Вашего друга… Да, конечно, — создавалось ощущение, что мыслями Гарри был где-то не здесь и вряд ли ждал ответа, но Люциус все-таки сказал:

— Я рад, что вы справились с недопониманиями прошлого.

— Да уж, — горькая усмешка совсем не вписывалась в образ всеобщего героя, но, вместе с тем, делала Поттера куда более реальным, живым.

— Не хочу бередить старые раны, но он вовсе не ненавидел вас.

— Знаю, — снова усмешка. Еще более загадочная, чем предыдущая. — В сложившихся обстоятельствах он просто не мог… иначе. Вот только стоило ли оно того?

Похоже, Люциусу невольно удалось обнаружить давний внутренний конфликт молодого мага, и от того беседа еще более интриговала. Хоть предыдущий вопрос вроде и не требовал ответа, Малфой воспользовался им, чтобы подойти еще чуть ближе со словами:

— Ответ можете дать только вы сами. А Северус всегда вкладывал в дело всего себя.

Кажется, Гарри услышал в этих словах что-то свое, так как проговорил:

— Мне ужасно жаль, что все вышло именно так.

— К сожалению, мы не властны ни над прошлым, ни над будущим. Остается только найти силы смириться с первым и смелость встречать второе, — голос Люциуса звучал вкрадчиво. Вероятно, он еще не отдавал себе отчета, но уже запустил свой «арсенал», стараясь расположить, а, возможно, и очаровать собеседника.

— Но нужно ли смиряться?

— Иногда это просто необходимо, чтобы жить дальше.

На это Гарри лишь неопределенно фыркнул, словно только сейчас вспомнив, с кем именно разговаривает. Да, Малфои всегда славились умением извлекать выгоду из практически любых обстоятельств или, хотя бы не давать этим самым обстоятельствам взять над собой верх.

Поняв, о чем мог подумать Поттер и к каким нежелательным поворотам разговора это может привести, Люциус поспешил сказать:

— Да, я не образец для подражания.

— Скорее чересчур хороший, — усмехнулся молодой маг. — Но я рад за вас. В этой войне и так пострадали слишком многие.

— Нынешнее положение моей семьи было бы невозможно без вас. У Малфоев перед вами Долг Жизни.

— О, нет. Простого «спасибо» более чем достаточно!

— Скромность, безусловно, украшает героя, но, думается мне, это не тот случай, — губы Люциуса изогнулись в очень редкой улыбке — не высокомерной, а очень похожей на признательную, и это озадачило собеседника. Мужчина же решил воспользоваться моментом и сделать довольно смелое предложение: — Может, нам стоит продолжить разговор в более… располагающем к этому месте?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.