Сказки старого Тыма

Пухначев Василий Михайлович

Жанр: Сказки  Детские    1972 год   Автор: Пухначев Василий Михайлович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказки старого Тыма ( Пухначев Василий Михайлович)

РЕБЯТА!

Велика и необъятна Сибирь. Безбрежная тайга и привольные Кулундинские степи, могучие реки и сибирское «море» Байкал, дикие хребты Саян и голубой Алтай, зелёный ковёр Барабы и кладовая угля и металла Кузбасс — всё это Сибирь.

Русские люди открыли её много веков назад. Но долгие столетия Сибирь была диким краем, местом ссылки и каторги.

Сюда, в Сибирь, был сослан царским правительством Владимир Ильич Ленин. Под его руководством наш народ освободился от буржуев и создал государство рабочих и крестьян.

Сейчас Сибирь — это огромные города, богатые колхозы и совхозы, железные дороги, большие электростанции, заводы и шахты.

Кузнецкую сталь, алтайскую золотую пшеницу, миллионы кубометров смолистого леса, груды пушнины — «мягкого золота» и многое, многое другое даёт народному хозяйству Сибирь.

А несколько лет назад в Нарыме, в низовьях Оби и её притоках наши замечательные учёные, смелые геологи и рабочие нашли в глубоких недрах земли огромные богатства — нефть и горючий газ. А ведь нефть и газ дают топливо для локомотивов и моторов. Из нефти и газа делают химики ткани и лекарства. Газ и нефть плавят сталь, служат топливом электростанциям… Всюду в народном хозяйстве нужны нефть и газ.

Сейчас от буровых скважин в Нарыме тянутся широкие трубы нефтепроводов и газопроводов. По ним в города Кузбасса, в Новосибирск и Томск, в сёла Сибири и во многие европейские страны текут голубой газ и нефть.

И вы, мои друзья, когда подрастёте, может быть, станете геологами, нефтяниками, землепроходцами, открывателями всё новых богатств чудесного края Сибири…

Здесь дружно живут и трудятся народы многих национальностей: русские и якуты, горноалтайцы и шорцы, эвенки и ханты. Это закалённые люди, привыкшие преодолевать любые трудности, хорошие охотники, следопыты и меткие стрелки. Недаром среди сибиряков много героев Великой Отечественной войны.

…Если вы из Новосибирска поедете вниз по реке Оби к Ледовитому океану, то через тысячу с лишним километров в Нарыме вам встретится приток Оби река Тым.

Возле старинного русского поселения Усть-Тымского в зеленоватые воды Оби врезается коричневое течение Тыма, — таёжные реки напоминают по цвету густо настоенный чай.

Быстро бежит Тым, извиваясь по бескрайней тайге. Он пробегает далёкий путь к Оби почти от самого Енисея. На каждом повороте реки — песчаная отмель. Тымские жители раньше считали расстояние от отмели до отмели или «от песка к песку». Говорили: «…проехал десять песков», — что может быть и двадцать, и тридцать километров.

Район Тыма — это царство тайги — зелёных кедров, стройных елей, светло-коричневых сосен и белых весёлых березняков.

Тайга богата зверем и птицей. Летом здесь наступает пора белых ночей, когда в полночь так же светло, как днём.

Площадь, которую заселяет племя тымских охотников, ханты и селькупов, — больше площади целого государства.

Тымские охотники называют себя лесными людьми. Это смелые, неутомимые люди. Они любят свой родной край, тайгу, голубые озёра и быстрые реки. Ханты живут в маленьких селениях — по два, по три дома в каждом. Такие сёла отстоят друг от друга на сто-двести километров. Маленькие ханты учатся в школах-интернатах. В 8–9 лет мальчики и девочки начинают заниматься охотничьим промыслом. Раньше ханты жили только охотой. А теперь и на далёком севере научились выращивать богатые урожаи овощей, разводить ценных зверей в питомниках, строить светлые школы, клубы, магазины.

Ханты, как и все советские люди, живут счастливой, большой жизнью, о которой в страшную пору царизма они могли только мечтать и складывать чудесные сказки.

На охотничьих становищах в ненастную погоду и вечерами эти сказки можно слушать много часов подряд. Они полны глубокой народной мудрости, в них воспеваются подвиги смелых богатырей, дружба и честность, отвага и смелость, верность и любовь, осмеиваются лень и трусость. Самые любимые герои этих сказок: богатырь Итте, лесная девушка Маченкат, Железный богатырь и многие другие.

Сказки передаются из поколения в поколение и создаются вновь талантливыми народными сказителями. На одном становище седой охотник сложил новый сказ. Он начал его так:

— Я старый человек. Я много помню. Ой, как плохо я раньше жил! В тайгу промышлять уходил голодным. Холод, мокро, согреться негде. Как не пропал совсем! А теперь прихожу на Чунджольку — новый дом стоит, охотничья база. Лавка при ней — товару полно. Каждый кровать получает, сахар, муку, ружьё. Мокрый придёшь — обсушат. Ты думаешь, кто это для нас сделал? Это русский брат сделал, Ленин.

…Охотники сидели на берегу Тыма. Костёр ярко вспыхивал, и пламя его освещало уснувшую реку, и столетние кедры, и старого ханты, рассказывающего сказку. А на той стороне реки в охотничьем посёлке горели яркие огни.

Старый ханты закончил сказку так:

— Над нашим краем теперь не заходит солнце.

…В долгие вечера, на охотничьих становищах у костров, под шум тайги и журчанье старого Тыма записаны эти сказки для вас, ребята.

Автор.

Итте

Итте маленький был, когда сиротой остался.

Мать умерла в тот год, когда Итте родился. Отец — охотник, в урман зверя промышлять ушёл — совсем не вернулся.

Бабушка Итте — Имъял-Пая её звали — его к себе взяла. Итте большой мальчик стал, а всего боится. Никуда от бабушки не отходит, за её подол держится. Бабушка думает:

«Как отучить Итте всего бояться, чтобы Итте на рыбалку ходил, на зверя ходил, смелым охотником стал?..»

Кедровым орехам урожайный год пришел. Совсем спелые орехи стали — можно собирать.

Бабушка Имъял-Пая говорит Итте:

— Пойдём, Итте, орешки собирать.

— Что ж, пойдём, бабушка.

Бабушка в обласок, лодку-долблёнку, села. Итте посадила, обласок толкнула — и поехали.

Ясный день был. Солнышко светит. Урман тихонько шумит. Тым-река от песка к песку бежит.

Три песка бабушка с Итте проехали, на берег вышли, на гору поднялись, в тайгу пошли.

В тайге птицы поют. Далеко слышно — кедровка стучит. Орехи из шишек выбирает.

Стали бабушка с Итте орехи собирать. Кедры высоко головы подняли, в ветвях шишки спрятали. Старая Имъял-Пая колотушкой сучок ударит — спелые шишки сами падают.

Полный обласок орехов насыпали, домой собрались.

Бабушка одну берестяную кошёлку с орехами на горе оставила.

— Ох, Итте, кошёлку забыли. Сбегай, принеси.

Итте на гору побежал, а Имъял-Пая обласок от берега оттолкнула.

Итте с горы глядит — бабушка уехала. Итте кричать стал, плакать стал:

— Зачем ты оставила меня, бабушка?..

Имъял-Пая не оглянулась ни разу. Сильно гребла веслом, и скоро обласок из виду ушёл.

Итте один в тайге остался. По берегу бегать начал, искать, где бы спрятаться. Искал, искал — дупло нашёл. Залез в дупло, клубочком свернулся, лежит тихонько.

Солнце спускаться стало, ветер подул, дождь пошёл. Тайга шумит. Кедровые шишки падают, по дуплу стучат. Итте страшно стало. Думает — звери пришли, съедят его.

Со страху Итте кричать стал:

— Всего съешьте, только голову не троньте…

А его никто и не трогает. Только стук кругом идёт — шишки падают.

Сколько ни боялся Итте — заснул понемножечку.

Сколько ни спал — пробудился. Смотрит — светло стало. Солнце высоко. Птицы поют. Тайга тихонько шумит. Итте сам себя щупать стал. Цел ли?

Левую руку протянул — здесь рука. Правую руку протянул — здесь рука. Итте из дупла выскочил, на ноги встал.

Смотрит — кругом шишки нападали. Ой, сколько шишек!

Итте стал шишки собирать и страх позабыл. Некого бояться! Большую кучу шишек собрал Итте. На берег посмотрел, видит — бабушка Имъял-Пая приехала. Итте бабушке руками замахал:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.