Как Ворон луну украл

Стайн Гарт

Жанр: Современная проза  Проза    2013 год   Автор: Стайн Гарт   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Как Ворон луну украл (Стайн Гарт)

Посвящается моей матери, научившей меня рассказывать истории.

Ak'akoschi!

(Гляди!)

Глава 1

Дженна погрузилась в ванну и выдохнула облако пузырьков. Немного полегчало, но вскоре в груди стало жечь. Дженна открыла глаза. Сейчас бы набрать полные легкие воды, и дело с концом… Нет, не будет она глотать воду.

Дженна вынырнула и вдохнула свежего воздуха.

Утопиться не хватит силы воли. Да и у кого хватит? Говорят, это физически невозможно — инстинкт самосохранения не даст. Гораздо проще застрелиться, ведь тот же самый инстинкт не успеет сработать. Пуля слишком быстра. Иначе самоубийц на свете было бы куда меньше.

Дженна вышла из ванны и завернулась в пушистое полотенце. Убрала под ободок длинные вьющиеся волосы и принялась накладывать макияж. Ага, на щеке выскочил прыщик. Спрятать его! Господи Боже, такие-то гадости на лице в тридцать пять. Глаза у Дженны карие, губы пухлые, налитые. Только подчеркнуть изгиб верхней легким штришком карандаша. Нижнюю даже трогать не надо. Какой чувственный рот, м-м-м, да, детка! Чмок!

Повесив полотенце на крючочек, Дженна вышла из ванной. В спальне нырнула в закуток, включила стереосистему, поставила восьмой альбом «Роллинг стоунз», Let It Bleed.

Звук погромче — и танцевать! Мик Джаггер пел:

Well, I am just a monkey man, I’m glad that you’re a monkey woman, too [1] .

Дженна, подняв руки над головой и кружась на носочках, вернулась в спальню. Роберт — в черном костюме, белой сорочке и пестром галстуке — сидел на краю кровати. Натянув левый носок, он надел левый ботинок. Всегда так, обе ноги облачает в носки и туфли (симпатичные, кстати, туфли) по очереди. Роберт взглянул на Дженну, и та, надув губки и выпростав руки, высоко взмахнула ногой. Мелькнули точеные линии.

Monkey woman, woman, too.

— Очень мило, — брякнул Роберт. — Одеться не хочешь?

Дженна продолжала танцевать.

— Право, Дженна, — чуть резче произнес Роберт и натянул второй носок. — Нам пора. Нельзя опаздывать.

Дженна резко остановилась.

— Вечно ты меня обламываешь.

— Вечно ты нагишом секс-пляски устраиваешь, когда нам до выхода остается пять минут.

Дженна промолчала.

— Я хотел сказать: мне нравятся твои игры. Но только ночью и когда на них есть время, — поправился Роберт и надел правый ботинок. Ну все, завелся. — А ты… ты дразнишь меня, зная, что времени на секс нет. Зачем ты это делаешь?

Роберт взглянул на Дженну. Приняв ее молчание за согласие (то есть подтверждение его правоты), он встал и направился к двери.

— Прошу, собирайся, — добавил он уже мягче. — Девять часов. Пока доедем, все по домам разъедутся.

С этими словами он вышел в коридор.

— Я просто настраивалась перед этой идиотской вечеринкой, — пробормотала Дженна и пошла одеваться. Ну и ладно, если ее похотливое поведение не нравится Роберту, понравится кому-то другому.

I saw her today at the reception, A glass of wine in her hand. I knew she was gonna meet her connection, At her feet was a footloose man [2] .

Дженна выбрала длинную черную юбку. При ходьбе под ней отчетливо проступают контуры бедер. Очень сексуально. Роберта такие штучки бесят, зато какой-нибудь молодой красавчик наверняка оценит. Дженна надела лифчик, вставила в кармашки пушапы, натянула трусики «танго». Как взглянешь на них — так сразу о сексе и думаешь. Впрочем, сегодня секса не будет. Или?.. Пожалуй, Дженна подцепит кого-нибудь. Хотя стоит ли?

Дженна натянула вязаную безрукавку (доходящую аккурат до пупочка) и влезла в ботинки. Ну-ка, не слишком они выбиваются из композиции? Нормально.

Подхватив со стула у комода косуху, Дженна погасила свет.

Тем временем Роберт на кухне залез на стул и копался в одном из шкафчиков.

— Я готова, — откашлявшись, позвала Дженна.

— Хорошо. Погоди минутку.

Он залез на кухонную стойку и сунул руки по самые плечи в верхний шкафчик. Ни дать ни взять енот ворошит содержимое мусорного бака.

— Что ищешь? — спросила Дженна.

— Свечи. Не помнишь, куда мы их положили?

— Свечи в обеденной. Зачем они тебе?

— Мне нужны поминальные.

Ах, поминальные… Роберт все рылся в шкафчике.

— Нашел.

Он достал коричневый бумажный пакет, в котором отчетливо позвякивали стеклянные гильзы. Серебристая надпись на голубом ярлычке сообщала: «Поминальные свечи». Отец Дженны ставит такую накануне годовщины дедовой смерти.

Увидев Дженну, Роберт застыл на месте:

— Ты что, в этом пойдешь?

Дженна в оцепенении смотрела, как Роберт спускается со стойки. Шея занемела, ноги налились тяжестью. Роберт тем временем достал свечу из пакета и зажег ее от спички. Подошел к Дженне и взял ее за руку:

— Сегодня годовщина.

Годовщина… Вторая.

Дважды минул год с тех пор, как Господь Иисус забрал жизнь. Господь Иисус с тобою, Он защитит тебя от напастей, благословен плод чрева твоего [3] .

Роберт ставит по свече за каждый год.

Утонуть можно и в луже грязи, достаточно головой удариться и упасть без сознания (как младший брат бабули). Стукнут тебя по голове качели, и ты упадешь… Утонуть можно где угодно: хоть в океане, хоть в реке, хоть в ванне. Самому утонуть невозможно. Тонут лишь те, кто этого не желает. Впрочем, никто нас не спрашивает, чего мы хотим.

Из глаз потекли горячие слезы. Дженна вздрогнула, глядя в пустоту. Роберт в недоумении посмотрел на черные ручейки размазанной туши. Губы Дженны затрепетали, когда она судорожно вздохнула. Вот и пропал лоск, наведенный для вечеринки. Вечеринки в ночь годовщины.

Руки и ноги будто отнялись, омертвели. Глядя тогда на нее, сын кричал: «Мама, мамочка!» Галлон воды — это восемь фунтов. Пропитанный водой свитер весит восемьсот фунтов. Отяжелевшие рукава не дают барахтаться, не позволяют и шевельнуться. Инстинкт выживания не подсказал, что надо успокоиться и сбросить намокший свитер. Он — словно камень на шее, тянет ко дну. Надежды все меньше и меньше, вот ее уже нет. Святая Матерь Божия, молись о нас, грешных, ныне и в час смерти нашей. Аминь [4] .

Глава 2

С причала рядом с пришвартованным гидросамолетом Джон Фергюсон наблюдал, как приближается синий рыбацкий катерок. Управляемый крохотной фигуркой, рыча подвесным мотором, катер нарушил тишину мирного аляскинского утра. В воздух поднялась стая перепуганных гусей.

И смех и грех, Ферги платит пять штук баксов какому-то специалисту из местных, индейцу, за проверку объекта. На общественном собрании в соседнем городке Клавок ему предложили нанять доктора Ливингстона. Дескать, он лучший в округе. Ферги отшутился: мол, разве ж индейские ведьмаки докторами себя величают? И тем обидел всех до единого. Откуда ж ему было знать, что мистер Ливингстон — шаман и в придачу доктор философии!

Катер тем временем подошел на двадцать ярдов. Ферги ожидал увидеть старого сморщенного индейца в каноэ, а прибыл вполне молодой мужчина. Ферги и Ливингстон помахали друг другу руками в знак приветствия, и доктор, причалив, выбрался из лодки.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.