Золотой тюльпан. Книга 2

Лейкер Розалинда

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Золотой тюльпан. Книга 2 (Лейкер Розалинда)

Розалинда Лейкер

Золотой тюльпан

Книга 2

Лейкер, Розалинда. Л 42 Золотой тюльпан. Кн. 2. Смоленск: Фирма "Русич". 1996. — 441,[1] с.ил. — (Пер. с англ. Диева Н.Г. В 2 кн.). — (Диадема Женский любовно-исторический роман).

Оригинал названия: Laker Rosalind « The Golden Tulip»,1991

ISBN 5-88590-389-1, 5-88590-391-3

Аннотация

В романе «Золотой тюльпан» повествуется о судьбе талантливой художницы Франчески Виссер — личности яркой и незаурядной. Следуя по стопам своего отца — живописца Хенрика Виссера — она посвящает свою жизнь искусству и ради него готова отказаться от личного счастья. Но возвышенная и верная любовь все-таки находит ее и помогает преодолеть жизненные трудности. Действие романа происходит на фоне полных драматизма событий трехсотлетней давности — франко-голландской войны XVII века.

Розалинда Лейкер

Золотой тюльпан

Книга 2

Глава 13

Хендрик думал о письме, которое Алетта получила от Франчески. Тот факт, что она не показала его ни ему, ни — насколько он знал — кому-то еще из домочадцев, красноречиво говорил о том, что в нем содержалось. Днем он заметил вспышку осуждения в выразительных глазах дочери, прежде чем она опустила бледные веки и направилась к лестнице. Стремительность движения наводила на мысль, что она боялась сказать что-то лишнее, если останется в его компании.

Вечером за обедом Алетта все же заговорила о письме от сестры, сообщив, что Франческа здорова и много работает.

— Она пишет, что мастер Вермер владеет кистью почти божественно, создавая образы ярко, чувственно и точно. Одним мазком он может раскрыть блеск жемчужины так, как Франческа никогда не видела на полотнах раньше.

— Это хорошо, — кратко заметила Сибилла, занятая мыслями о собственных делах. В данный момент у нее было два поклонника и никаких намерений выходить замуж за кого-либо из них, так как оба представляли собой ремесленников с небольшим достатком и не имели шансов сколотить крупное состояние, хотя и были довольно симпатичными. Если Франческа пишет только о живописи, ее действительно не интересует это письмо, хотя странно, что Алетта не предложила прочитать его.

— Ну и?.. — нетерпеливо спросил Хендрик, желая услышать побольше о технике Вермера. Алетта обратила на него взгляд, холодный, словно вода в канале. Она значительно произнесла, зная, что он один поймет, что скрывается за ее словами:

— Франческа ничего больше не пишет ни о своей работе, ни о работе учителя.

Хендрик уставился на нее с напускной храбростью, которую мог принимать временами.

— Тогда остальная часть письма, что бы там ни было, не представляет для меня никакого интереса!

Алетта опустила глаза, и он с удовлетворением отметил, что она поняла: ей не следует пытаться выступать от имени сестры, чтобы внести какие-либо изменения в установленный в Делфте порядок.

Мария, которая всегда заботилась о здоровье и благополучии всех трех девочек, не заметила натянутости между Хендриком и его второй дочерью, как, впрочем, и Сибилла.

— Когда будешь писать, дитя, напомни Франческе, чтобы она не забывала надевать соломенную шляпку на солнце.

— Хорошо, — коротко ответила Алетта.

Грета, отличавшаяся наблюдательностью, пыталась понять, в чем дело. Она гадала, знает ли хозяин, что Алетта, несмотря на ее покорный вид, при случае может быть такой же упрямой, как и он.

Виллем приехал в Делфт забрать картину Фабрициуса с изображением щегла, которую Ян Вермер оставил для него. Решив этот вопрос, он взял также еще несколько картин менее известных художников и отправился в мастерскую повидаться с Франческой.

— Как приятно увидеть знакомое лицо из родного дома! — воскликнула девушка. — Надеюсь, у вас все хорошо. Какие новости о моем отце и сестрах?

Отвечая на эти вопросы, Виллем постоянно посматривал на ее работу. Она выбрала моделью одну из младших дочерей Вермера — маленькую девочку по имени Беатрис, которую рисовала сидящей на полу в потоке льющегося через окно света и играющей с куклой. Картина была не только очаровательной, но и несла отпечаток влияния Вермера, проявляющийся в изображении единого схваченного момента. Можно было бы предположить какой-то намек на движение, когда играет живой ребенок, но наклоном юной головки и ручкой, повисшей над платьем куклы, Франческа убеждала зрителя, что в это краткое мгновение созерцания все оставалось в неподвижности. Каков учитель, таков и ученик. Франческа быстро схватывала уроки и вносила собственную интерпретацию на холст.

— То, что ты приехала в Делфт, пошло тебе на пользу, Франческа, — сказал Виллем с удовлетворением в голосе.

— Я благодарна за каждый день в этой мастерской, — восторженно ответила Франческа, — но мне хотелось бы сменить место, где я живу теперь, на какое-нибудь другое жилье. — Она коротко все объяснила, упомянув также, что ее заставили написать Питеру.

— Вы так хорошо знакомы с моим отцом, что я уверена — ваша поддержка в нужный момент, когда Алетта почувствует, что можно обратиться к нему с просьбой, — все изменит.

— Я — старомодный человек, — степенно ответил Виллем. — Полагаю, что молодых женщин надо сопровождать на каждом шагу. Именно так я охранял своих дочерей, и мне кажется, что в чужом городе для тебя так будет лучше. По правде говоря, я всегда считал, что тебе и твоим сестрам дома предоставляли слишком много свободы. Вы часто ездили то туда, то сюда, и повсюду без сопровождающих, как делают до сих пор Алетта с Сибиллой. Мария давно уже слишком стара, чтобы должным образом следить за тремя хорошенькими девушками. Я не могу сожалеть, что ты находишься под опекой регентши. Для меня это означает, что более полной защиты тебе не сыскать. Единственный раз в жизни твой отец, по-моему мнению, принял мудрое решение.

— А как же насчет ужасной угрозы фрау Вольф отправить меня в тюрьму, если я ослушаюсь ее?

— Если ты будешь послушной, тебе нечего бояться. Я воспринимаю это ее предупреждение, как способ сдержать твое своенравие, точно также, как вид розги в твердой руке учителя способен утихомирить шум в классе, даже если он и не воспользуется ею.

Франческа ужасно расстроилась, что не получила поддержки.

— Может быть, вы возьмете письмо от меня Питеру и передадите ему, когда вернетесь в Амстердам? Я написала ему уже давно и храню здесь, в мастерской, дожидаясь случая, когда смогу попросить кого-нибудь выполнить мою просьбу.

— Моя дорогая девочка, — мягко произнес Виллем, и в голосе его прозвучало сочувствие. — Я не могу идти против воли Хендрика. Если он изменит свое решение, то я доставлю этому молодому человеку любое количество писем от тебя, но пока что я вынужден отказаться.

Разочарование на лице Франчески и печально повисшие руки девушки повергли Виллема в отчаяние. Он отошел к окну, взволнованный болью, которую причинял, и вспоминая, какой тяжелой была жизнь Франчески в течение последних пяти лет после смерти матери. Ей пришлось взвалить на свои хрупкие плечи не только все возраставшие хлопоты по дому, но и справляться с совершенно ненадежным отцом, пристрастие которого к выпивке и азартным играм вынуждали ее бороться с долгами со всех сторон. Что же касается Питера ван Дорна, то вполне возможно, что нынешнее необъяснимое состояние подавленности и меланхолии Хендрика вызвали ничем не обоснованную антипатию к молодому человеку, чьи ухаживания он до этого поощрял. Как отличается эта жизнь от той, что вели его собственные дочери!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.