Желанная моя

Фритти Барбара

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Желанная моя (Фритти Барбара)

Barbara Freethy

JUST A WISH AWAY

Copyright ©2012 Barbara Freethy

Пролог

– Бежим до Драконьей Скалы! Спорим, я тебя обгоню! – крикнул Брейден Эллиот.

Двенадцатилетняя Алекса Паркер если и расслышала дурацкий мальчишеский призыв, то не подала виду. Она сосредоточенно разглядывала вынесенную на берег кучку гальки и ракушек, выискивая обточенные волнами стеклышки. На пляже Сэнд-Харбор на побережье штата Вашингтон часто попадались осколки попавших в море бутылок, которые море годами полировало в соленой воде и щедро рассыпало по песку сверкающими разноцветными драгоценностями. Алекса мечтала, когда вырастет, стать художником по стеклу и превращать эти осколки в необыкновенные украшения.

– Бежим, Алекса, – повторил Брейден, явно надеясь ее уговорить.

Она вскинула голову и посмотрела мальчишке в глаза. Чем дольше смотрела она в его красивые зеленые глаза, иногда напоминавшие ей выуженные из песка стеклышки, тем меньше ее привлекало любимое занятие. За лето Брейден вытянулся дюйма на три и теперь смотрел на нее сверху вниз с высоты почти в шесть футов. Ветер трепал его густую каштановую шевелюру, и Алекса просто не могла отвести от него взгляд.

Они познакомились два года назад, но лишь этим летом Алекса увидела в Брейдене не только друга, но и… Если честно, когда Брейден ей улыбался, ее охватывало смятение, бросало то в жар, то в холод, а в животе будто бабочки начинали порхать. Она понятия не имела, что делать со своими новыми чувствами. У двух ее подружек уже были бойфренды, но Алекса сомневалась, что начать встречаться с Брейденом реально, ведь виделись они только в летние месяцы.

Брейден жил в Сэнд-Харборе круглый год, а Алекса приезжала только на праздники и в летние каникулы. Каждый июнь они с мамой набивали машину вещами и уезжали из Сиэтла на побережье в гости к тете Фиби. В июле и августе по четвергам приезжал папа и проводил с ними весь длинный уик-энд. Лучшего летнего отдыха и не придумаешь.

За прошедшие годы Алекса познакомилась с некоторыми друзьями Брейдена, но обычно, когда она жила в Сэнд-Харборе, они проводили время только вдвоем. Они встречались каждое утро и отправлялись на велосипедах обследовать какой-нибудь из трех пляжей, протянувшихся вдоль береговой линии. Они искали цветные стеклышки, запускали воздушных змеев, строили песчаные зам-ки и придумывали истории о людях, отдыхавших в больших домах на нависших над пляжами утесах. Зимой Сэнд-Харбор был всего лишь тихой рыбацкой деревушкой, но летом городок наводняли туристы и знаменитости, жаждавшие уединения, и каждый год, словно грибы, вырастали на утесах новые дома.

– Алекса, – нетерпеливо окликнул Брейден. – Ты опять витаешь в облаках.

Ну да, это ее дурная привычка! Только обычно это его не раздражало. Сунув руки в карманы джинсов, Брейден мрачно уставился в морскую даль, и Алекса поняла, что в плохом настроении ее друга скорее виноват его отец, а не она. Отец Брейдена служил в армии и, по-хорошему, уже должен бы вернуться домой, но его увольнение все откладывалось и откладывалось, и теперь уже речь шла о возвращении на Рождество. С каждым днем Брейден тревожился все больше и, как догадывалась Алекса, боялся, что отец не вернется никогда.

Она вскочила на ноги, решив подбодрить его.

– Ладно, бежим наперегонки.

Вспыхнувшая улыбка Брейдена показалась ей гораздо важнее новых стеклышек для коллекции. И неудивительно, что ее слова вызвали эту улыбку. Брейден любил бегать, гонять на велосипеде, ходить в походы и терпеть не мог долго сидеть на одном месте.

Алекса бросила собранные стеклышки в свой рюкзак.

– Давай мне. – Брейден выдернул рюкзак из ее рук. – Не то скажешь, что проиграла из-за тяжелого рюкзака.

– Прекрасно, – с готовностью покорилась Алекса. С рюкзаком или без, Брейден все равно ее обгонит. Ее взгляд задержался на его длинных ногах.

– Даю тебе фору, – великодушно добавил Брейден.

Алекса не потрудилась поблагодарить его, просто сорвалась с места и понеслась по пляжу. Она не так сильно любила бегать, как Брейден, но иногда, как, например, сегодня, было очень приятно мчаться навстречу согревающему лицо солнцу и развевающему волосы ветру. Как же она будет скучать по лету… и по Брейдену.

Слезы подступили к глазам. Она еще не рассказала ему об изменившихся семейных планах. Не хотела портить последний день, но солнце уже склоняется к морю, и ее время истекает.

Брейден обогнал ее, ни капельки не запыхавшись, как будто размашистый легкий бег не стоил ему никаких усилий, а скорее всего так оно и было на самом деле. Он был прирожденным спорт-сменом.

Добежав до скалы, похожей на дракона, Брейден растянулся на песке и расплылся в улыбке. Алекса плюхнулась рядом, тяжело дыша, раскрас-невшись от жары и бега.

Брейден как-то странно уставился на нее, и ее сердце пропустило удар.

Ей кажется или он и впрямь хочет ее поцеловать?

Алекса напряглась и занервничала. Она никогда не целовалась ни с одним парнем, но Брейдена поцеловать хотела. Просто не знала, как сократить расстояние – не меньше трех футов – между ними.

Алекса облизнула вдруг пересохшие губы.

– Что ты на меня пялишься?

– Ты… хорошенькая.

Ее сердце пропустило еще один удар.

– Правда?

– А то ты не знаешь. Эй, что там? – Выражение его лица изменилось, Брейден вскочил и рванул к утесу.

Алекса медленно поднялась, разочарованная тем, что ничего не случилось. Колетт, ее подружка в Сиэтле, уже целовалась с двумя мальчишками. Брейден только что назвал Алексу хорошенькой, но, может, для него она недостаточно красива. Летом у нее всегда появляются веснушки, а светлая кожа на солнце чаще обгорает, чем покрывается красивым загаром. Белокурые волосы вечно стянуты в «конский хвост», потому что легко путаются на ветру. И они не такие шелковистые, как у Колетт. И еще никакого макияжа. Хоть Алекса уже перешла в среднюю школу, мама разрешает лишь блеск для губ.

Нечего удивляться, что Брейден ее не поцеловал. Он один из самых привлекательных мальчиков в Сэнд-Харборе. Когда они катаются на велосипедах по городу, девчонки все время его окликают, и она чувствует свое превосходство, потому что она с ним, а не они. Но вдруг он предпочитает гулять с ней потому, что она ведет себя, как мальчишка-сорванец, любит болтаться с ним у скал…

– Алекса, скорее сюда, – позвал Брейден.

Она подошла к нему.

– Что у тебя?

– Смотри.

Он разгреб песок и вытащил бутылку синего стекла странной формы. Они и раньше находили на берегу бутылки, но ни одной, похожей на эту. Бутылка казалась очень старой и необычной, будто осколок кораблекрушения.

– Ух ты! – пробормотала Алекса, опускаясь на колени рядом с Брейденом. Взяла у него бутылку, повертела. В угасающем свете заката синева заиграла всеми оттенками цвета ультрамарин. – Какая красота!

– Ты могла бы разбить ее и сделать что-нибудь необыкновенное, – предложил Брейден.

– Что ты! Как можно разбить такую красоту? Посмотри, как переливаются цвета. Они… волшебные.

– Волшебства не бывает.

– Не бывает, если не верить в него.

– Ну, я не верю.

– Почему?

Брейден нахмурился.

– Не верю и все тут. Глупости все это. Вся магия – одни только фокусы.

– Настоящая магия никакие не фокусы, – возразила Алекса. – Чудеса случаются.

Брейден в ответ только закатил глаза.

– Может, в этой бутылке джин. – Воображение уже унесло Алексу далеко-далеко.

Отполированное стекло в ее руках переливалось и сверкало. Ничего подобного она никогда прежде не видела. Алекса оглянулась на Брейдена, на его недовольное, упрямое лицо, заметила в его глазах что-то еще… проблеск интереса? И решила поддержать этот слабенький огонек.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.