Мир, в котором тебя нет

Калугин Алексей Александрович

Серия: Фантастический боевик [106]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мир, в котором тебя нет (Калугин Алексей)

ПРОЛОГ

Из всех помещений Центра мне больше всего не нравится Главный зал. Я бывал там всего несколько раз, и то лишь тогда, когда уже никак нельзя было не ходить. Дважды мне делали замечания за то, что отсутствовал на важном совещании, которое проходило в этом Главном зале, потом мне даже было вынесено предупреждение. Пришлось мне скрепя сердце три раза посетить это великолепное сооружение — чудо науки, человеческой мысли и галактического прогресса, после чего целую неделю я ходил угрюмый, мрачный и подавленный.

Не знаю, почему Главный зал на меня так влияет, — ума не приложу. Я всякий раз удивлялся: как же здорово сделано! Стены и своды зала уходят куда-то вдаль и ввысь, что создает полное впечатление бесконечности пространства. Конечно, это всего лишь иллюзия, создаваемая особыми оптическими свойствами панелей и их хитрого расположения, — мне прекрасно известно об этом. Но каждый Раз, когда я стоял на пороге зала, мне казалось, что я должен сделать первый шаг в пустоту. И тотчас на короткое, почти неуловимое мгновение у меня, словно при падении в бездну, перехватывало дыхание.

Да, сделано виртуозно — нечего сказать! Настолько достоверно, что даже я, опытный ксенос, в первый момент воспринимал пустоту как реальность. Наверное, из-за этого мне и не нравится Главный зал Центра, что такого, как я, он легко вводит в заблуждение, заставляя трепетать и недоумевать. Не люблю, когда мною играют, как кошка с мышью, — впрочем, не я один такой. Другие тоже не любят — я знаю, — но в Главный зал входят безропотно. Привыкли, что ли? Или они таким образом пытаются осознать себя инструментом, используемым Мирозданием (так, в частности, говорил мой наставник, когда я только начинал работать в Центре) с целью, которую сам ксенос не способен постичь?

Поэтому можно представить мою радость, когда мне сообщили, что руководитель проекта по Тессе-3 желает встретиться со мной в седьмом кабинете. Конечно, такие индивидуальные беседы редко когда проходили в Главном зале, но все же я испытал облегчение, узнав, что разговор произойдет в другом месте. Поэтому я оказался в седьмом кабинете раньше назначенного срока и стал размышлять о том, как хорошо будет, когда я снова увижу Йер. Мне, правда, не совсем понятен был выбор этой территории для осуществления операции, точнее, формально — рассудком, я, конечно, понимал, а вот некое беспокойство, что ли, какая-то неясность остались. Впрочем, я по причине хорошего настроения думал не об этом. Я вспоминал Йер, его горы, плато, скудные леса, жаркое солнце, города — шумные, многоликие, но прежде всего — людей, йеритов. Разные они, эти йериты, — веселые и смертельно уставшие от жизни, роскошествующие во дворцах и нищенствующие на улицах и площадях, смелые и честные и также жадные и трусливые, но все они были интересны и близки мне, изрядно подзабывшему вкус обыкновенной, такой тяжелой и такой прекрасной жизни, весьма отличающейся от той, которую мы ведем в Центре. Что там было на уме у хранителей, когда они проектировали и создавали Центр, теперь уже точно не может сказать никто. Но если Кольцо Миров существует от начала Мироздания, то, следовательно, и Центр должен возникнуть вместе с ним. Откуда в таком случае появились сами хранители?

Вначале я пытался найти ответы на подобные вопросы. Позднее они отошли даже не на второй — на третий план. Фактически я вспоминал о них, только когда входил в Главный зал. В конце концов, какая разница, кто и когда создал Центр? Если и существовал некто, кому были известны все механизмы управления работой Центра, то я с ним знаком не был.

Мне лично работа в Центре давала чувство осознания собственного места во Вселенной, что, на мой взгляд, само по себе являлось достойной компенсацией за труд…

Когда я только еще начинал работать ксеносом, кто-то из моих более старших и опытных коллег сказал, что главным моим достоинством является умение ждать. В то время это было сказано просто в шутку, однако сейчас произнесенные ненароком слова неожиданно приобрели вид пророчества: спустя долгих пятнадцать лет я снова должен был вернуться к работе на Тессе-3. Но уже с новым руководителем проекта…

Оглядываясь по сторонам, я стал бродить по седьмому кабинету. Находящаяся в его центре огромная трехмерная схема Кольца Миров была точной копией — не по форме, а по содержанию — подлинника, возвышающегося — именно так! — в Главном зале.

Я сразу же отыскал на схеме небольшой голубовато-зеленый шарик, обозначающий мир, который проходил в каталоге Центра под условным именем Тесса-3. Восприняв мой взгляд как запрос, схема приблизила изображение. Рядом с Тессой-3 остались только те миры, которые объединяла с ней ближайшая событийная волна, направленность и сила воздействия которой обозначалась интенсивностью окраски связывающих их линий. Слева на схеме появилось меню, воспользовавшись которым можно было сделать запрос по любому предмету, имеющему отношение к данному миру.

О Тессе-3 мне было известно едва ли не больше, чем всему банку данных Центра, поэтому я мысленно дал команду отмены запроса, и схема мгновенно приобрела первоначальный вид.

В который уже раз я подумал о том, что укоренившееся и давно ставшее для всех привычным название «Кольцо Миров» совершенно не соответствует действительности. И кому только такое могло прийти в голову? То, что было представлено на схеме, скорее уж напоминало перепутанную и смятую в комок нитку бус. Нитью же, связывающей между собой сто пятьдесят шесть миров, являлись событийные волны. И в данном случае название с убийственной точностью определяло суть явления. Это были именно волны, которые продвигались от мира к миру, набирая силу и накапливая разрушительную мощь, способные, не будучи вовремя остановленными, превратиться в сметающее все на своем пути стихийное бедствие.

Понять природу данного явления не так-то просто. Я, например, даже и не пытался. Но вот законы распространения событийных волн и их взаимодействия с событиями, происходящими на местах, изучены досконально. Хотя, следует заметить, основная заслуга в этом принадлежала все тем же хранителям.

Мне же, как и многим другим сотрудникам Центра, не имеющим прямого отношения к анализу возможных последствий прохождения событийной волны, было известно только то, что она представляет собой некий мощный космогонический фактор, действующий на подпространственном уровне. Объясняя принцип его действия неспециалистам, астрофизики обычно использовали в качестве примера принцип домино. Перемещаясь от мира к миру, событийная волна вызывала цепь разрушительных явлений как на природном, так и на социальном уровне. Фишки падали одна за другой, а событийная волна при этом вбирала в себя заложенную в них потенциальную энергию. При бесконтрольном развитии процесса событийная волна имела постоянную тенденцию к усилению своей разрушительной мощи. По прогнозам аналитиков Центра все планеты, входящие в Кольцо Миров, были бы полностью уничтожены в течение ста пятидесяти лет, если бы в свое время хранители не научились создавать буферные зоны на пути следования событийных волн, с тем чтобы отвести их энергию в иное, безопасное русло.

Поскольку Кольцо Миров до сих пор существовало, можно было сделать вывод, что хранители и сами неплохо справлялись с этой задачей. Но почему-то, в конце концов они создали Центр. Я думаю, для того, чтобы передать контроль за событийными волнами в руки выбранных ими для этой цели представителей планет, входящих в Кольцо Миров. Должно быть, в этом все же была какая-то логика, только понять ее могли лишь сами хранители. Я, например, был склонен считать, что хранители попросту устали от необходимости постоянно делать выбор между большим и меньшим злом. Простым же смертным подобный выбор дается куда легче. Хотя не всем и не всегда. Аналитикам, Работающим в Центре, легко просчитать, сколько жизней в условном для них мире А спасет гибель всего лишь одного человека в таком же условном мире В. Но никто не спрашивает ксеносов, работающих не со статистическими данными, а с живыми людьми, каково им наблюдать за тем, как умирает человек, и не только ничего не предпринимать при этом, но и следить за тем, чтобы гибнущему не смог оказать помощи кто-то иной…

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.