Как Малая Русь стала польской окраиной

Широкорад Александр Борисович

Серия: От Руси к империи [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Как Малая Русь стала польской окраиной (Широкорад Александр)

ГЛАВА 1

СКУЧНАЯ СОВЕТСКАЯ ВЕРСИЯ

Поскольку в составе великого и могучего Советского Союза была Украинская Советская Социалистическая республика, то, естественно, она должна была иметь свою историю. Я опускаю споры историков школы Покровского 1920-х годов и прочая, и прочая... дабы совсем не наводить скуку и уныние на читателя, а сразу перейду к историографии времен «развитого социализма». Возьмем, к примеру, капитальное издание «История Украинской ССР» в десяти (!) томах, над которым трудились аж 30 остепененных ученых мужей. Так, в томе 2 на странице 323 есть глава «Формирование украинской народности».

Мол, жили-были славяне «в составе единого раннефеодального государства — Киевской Руси».

Но вот беда, образование «древнерусской народности» в оном едином государстве «полностью не завершилось, и она еще не превратилась в стойкую этническую общность» [1] .

Посему и начала формироваться «украинская народность». «Первый этап охватывает вторую половину XII — XIII в. — период феодальной раздробленности. Для этого времени характерны тенденции, с одной стороны, к политической обособленности отдельных территорий, а с другой — в силу общественного разделения труда — к их объединению и усилению экономических связей между ними. На этом этапе появляются новые экономические, политические и культурные центры, создаются соответствующие предпосылки и условия для формирования трех восточнославянских народностей — русской, украинской и белорусской» [2] .

Согласитесь, понять суть в этом наборе слов сложновато, да, думаю, и не надо. Позже мы узнаем, что все это — сплошная «липа».

«Второй этап формирования украинской народности охватывает время с XIV до середины XVI в., когда, с одной стороны, в значительной степени была преодолена феодальная раздробленность в экономической сфере, а с другой — украинские земли находились в составе Польши, Литвы, Венгрии и Молдавии. Иноземное господство и государственные границы, искусственно разделявшие украинские земли, задерживали развитие экономических связей между ними, а установленный захватчиками тяжелейший феодальный гнет и религиозное угнетение отрицательно сказывалось на развитии культуры украинской народности, ее языка» [3] .

Получается, что если бы не было иноземного господства, то украинские язык и культура еще больше бы развились и, соответственно, обособились от русских.

Ну и, наконец, «третий этап формирования украинской народности охватывает период со второй половины XVI — приблизительно до середины XVII в. Для этого времени характерно дальнейшее развитие ремесла и торговли, усиление роли городов как экономических центров, расширение товарно-денежных отношений, охватывавших и сельское хозяйство. Все это создало условия для возникновения единого внутреннего, т.е. национального рынка на основной территории Украины» [4] .

Браво! На территориях будущей УССР, а теперь Республики Украина сложился единый внутренний рынок. Причем, самый богатый рынок был в украинском городе Кафе (ныне Феодосии) — там торговали рабами со всей Украины.

Ну а если читатель не устал (если устал, смотри сразу 2-ю главу — веселее), я предоставлю слово директору Института русского языка в 1962—1982 гг. Федоту Петровичу Филину и представлю его монографию «Происхождение русского, украинского и белорусского языков. Историко-диалектологический очерк». В этом 650-страничном труде Федот Петрович утверждает, что «исторические обстоятельства сложились так, что в XIII— XIV вв. древнерусская народность разделяется на три близкородственные народности — русскую, украинскую и белорусскую, что повлекло за собой возникновение трех близких языков с их самобытными, оригинальными путями развития» [5] .

Но вот с доказательствами у Филина слабовато. Главное — отсутствие достаточного массива информации, то есть письменных источников, для того, чтобы делать какие-либо обоснованные выводы. Кое-где это признает и сам Филин: «Ничего не сохранилось от письменности обширных Рязанской и Черниговской земель. Рязанская кормчая 1284 г. представляет собой копию с киевского оригинала, переписанную киевскими писцами, поэтому нет никаких оснований искать в ней проявление особенностей речи исконного населения Рязани. Рязанские и черниговские надписи на вещах X—XIII вв. слишком коротки и немногочисленны, чтобы на их основании можно было делать какие-либо лингвистические заключения (то же можно сказать и о подобного рода надписях всех других областей)» [6] .

Тем не менее автор буквально притягивает отдельные фрагменты документов, вырывая их из контекста, дабы доказать наличие трех народностей в XIII—XIV веках.

Ну а если серьезно? Создание мифической истории Украины, а также Украинской ССР было для большевиков вынужденной мерой. Почитайте труды Ленина и резолюции съездов до 1917 года. Где там говорится о создании независимых республик на территории Российской империи? Нигде! Правда, есть дежурное блюдо: «право наций на самоопределение, вплоть до отделения», но это не более чем «соблюдение приличий».

Создавать всяческие республики стало для большевиков вынужденной необходимостью уже в конце 1918 года. Советская республика оказалась в кольце врагов — белых армий, интервенции четырнадцати государств Антанты, попыток Германии, Австро-Венгрии и Турции и параллельно ей националистов всех мастей расколоть Россию на куски. Пан Пилсудский пытался организовать Балтийско-Черноморскую федерацию в составе Польши, Литвы, Смоленской области, современной Украины и Краснодарского края. Маршал Маннергейм заявил: «Я не вложу меча в ножны, пока вся Карелия не станет финской». Ну а кроме Карелии белые финны претендовали на Кольский полуостров, Архангельскую и Вологодскую губернии.

Кубанское и донское казачество пытались создать незалежные государства. Даже в Сибири так называемые областники пытались отделить Сибирь от России.

Выстоять Советской России против такого множества врагов было невозможно. Единственный выход — лавировать, уступать в мелочах и бить врага по частям. Одним из средств для этого было создание всевозможных республик, как советских так и буржуазных, главное, чтобы эти гособразования находились под контролем большевиков.

Многие республики даже не были национальными, например Крымская, Криворожская, Дальневосточная и т.д. В ряде же случаев из конгломерата земель, которые никогда не были не только в одном государстве, кроме, разумеется, Российской империи, но и не были даже в одном административном районе, создавались национальные республики. Пример — Казахстан. Никогда не было такого государства. Это — конгломерат племен. Грузия — опять же конгломерат племен, говоривших на разных языках. Скажите пожалуйста, какое отношение имели абхазы, аджарцы и осетины к картвелам (собственно грузинам)? То же произошло и с Украиной.

Понятно, что у создававшихся национальных государств может быть только искусственная история. Вот ее-то и начали сочинять советские историки в обмен на ученые звания, кафедры в университетах, большие зарплаты и государственные премии, дареные автомобили и загородные особняки.

Ну а как население СССР относилось к деятельности профессоров-мифотворцев? Да никак, если не считать нескольких десятков, в крайнем случае, сотен националистически настроенных интеллигентов. Я в 1980-х годах не менее четырех раз приезжал в город Северодонецк в командировки. Но о том, что сей город относился не к РСФСР, а к УССР, я узнал в середине 1990-х годов. Клянусь, я ни разу не слышал в Северодонецке украинской речи и видел только одного украинца. Он был чем-то вроде завхоза, и у него в кабинете висел большой портрет Тараса Шевченко. Он очень сердился, когда его фамилию произносили на русский манер — СидорЕнко. «Я СИдоренко», — кричал вин.

Я занимаюсь историей с 5-го класса и был близок к нескольким группам диссидентствующей или околодиссидентствующей публики. Там постоянно ругали советскую власть. Среди любимых тем были репрессии, поражения в Великой Отечественной войне, культ личности, нелады в социалистической экономике и т.д. и т.п. Но ни разу никто и никогда не говорил об истории Украины. Советские мифы были скучны, а главное, неактуальны. Но вот распался Союз, и история Украины стала взрывоопасной...

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.