Звезда Аделаида - 2

GrayOwl

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Название: Звезда Аделаида -II

Автор: GrayOwl

Бета/гамма: Araguna

Персонажи(пейринг): СС/НП,(аж две штуки - мальчик и девочка),СС/ГП; АД; РЛ; ЛМ и многия другия мимо проходившия на тот моментъ.

Рейтинг: NC-17

Тип: СЛЭШ

Жанр: adventure/drama/romance

Размер: maxi

Статус: закончен

Дисклаймер: All indictia & Trademarks... Да, ладно, скажем по-прежнему - От всего, кроме букв, изобретённых св. равноап. Кириллом и Мефодием, отказываюсь в пользу тёти... oh, ex me once more, mrs.J. K. Roaling & WB Co. Также оставляю за собой право на некоторые проскользнувшие мимо моих глаз и глазуний моей беты, орфографические, грамматические, синтаксические, некоторые стилистические и прочая ошибки.

Аннотация:Историко-эротический роман. Часть вторая.

Благодаря волосу вейлы в волшебной палочке Северуса Снейпа его любят и мужчины, и женщины. Правда, некоторые - безответно. Но сердце профессора Зельеварения хоть и не резиновое, но похоже на то. Хватает многим - кому и тела, и души, а кому и в развес. По частям.

История быта, живые описания нравов пятого века как среди варваров - бриттов, так и среди знающих толк в удовольствиях ромеев. Магия Стихий в действии. Смесь старинной патетики с игрой слов и смыслов современности.

Змий времени закольцован. Уроборосу засунули в пасть собственный хвост. Линейность времени искажена, а вместе с ней должны измениться и законы проистекания магии.

Предупреждения: ООС, POV, намёки на инцест, инцест, изнасилование, попытки изнасилования, смерть персонажей (всяких, и многа!), попытки суицидов.

Приквел: Звезда Аделаида

* * *

Я помню движение губ,

Прикосновенье руками.

Я слышал, что время стирает всё.

Ты слышишь стук сердца -

Это коса нашла на камень.

И нет ни печали, ни зла,

Ни горечи, ни обиды.

Есть только северный ветер,

И он разбудит меня,

Там, где взойдёт звезда Аделаида.

«Аквариум».

Глава 1.

Руфус Скримджер курил и ел одновременно - что поделаешь, нервы!

Курил он маггловские сигареты Rothmans, а ел, как всегда, круассаны с начинкой, уже потерявшие первоначальную теплоту и свежесть, когда-то, минут двадцать назад, испечённого теста. Теста, тающего на языке, слоёного, лёгкого, немасляного, как обычные круассаны «для всех», а с изюминкой, предназначающегося только ему, министру магии, вкуснющего, когда оно наисвежайшее, теста.

Нервы министра магии были в очередной раз подорваны стариканом Дамблдором, таки приславшим ему в ответ на ультиматум интересные колдографии, на которых сам Руфус, голый, в бассейне, находится в окружении симпатичных нимфеток в чём мать родила. На одной из колдографий, сделанных его телохранителем, казавшимся преданным и весьма не склонным к болтовне мужиком - сквибом, Руфус подмигивал колдографу, не по-детски резвясь уже в оранжерее рядом с бассейном сразу с двумя девочками. При этом он беззастечиво совершал простые движения, совокупляясь с одной из красоток и слизывая со второй шоколадный крем в интимном месте.

Скримджер проглотил кусок подостывшего круассана вместе с порцией сигаретного дыма, поперхнулся и закашлялся так громко, что в кабинет, едва постучав, ворвался личный секретарь Персиваль Уизли, спеша постучать шефа по спинке И постучал, да не единожды, но… безрезультатно.

Министр зашёлся таким приступом кашля, что побагровел и раздулся. Ему сейчас нужно было одно - дышать. Остальное на время для него перестало существовать. Но… только для него самого.

Мистер Уизли потрепал по спине Руфуса уже механически, не столько заботясь о здоровье шефа, сколько заглядываясяь на разложенные, как карты, веером, колдографии, и… понял, что влип по крайней мере под Obliviate localus, а в худшем… Он старался не думать о худшем, всё продолжая неторопливо, с толком, с чувством, с расстановкой оглаживать по спине министра, жадно всматриваясь в компромат.

Такого разврата Перси не мог себе и представить - его вполне устраивали нечасто меняющиеся дамы сердца, органа этого не занимавшие ни частички - Уизли отдавал его работе. Перси воспринимал вот уже второго министра магии в своей довольно короткой для мага жизни, как образцового, лучшего во всех смыслах волшебника, объект для подражания.

Пусть с Корнелиусом Фаджем и получилось… так некрасиво, что был даже открытый процесс над экс-министром, развенчавший его культ для каждого гражданина магической Британии, но не для Персиваля Уизли.

Каждый шеф в его понимании был своего рода святыней, вождём, за которым согласным маршем шествовали с флагами, транспарантами и перетяжками под звон литавр и трубные гласы, чуть ли не со священным ковчегом, все жители обоих островов, умеющие управляться с волшебной палочкой. Мысль по поводу ковчега пришла Перси в голову после прочтения Торы - Хумаш маггловской Библии, которая очень понравились ему своей дикой образностью и странным монотеизмом, по сравнению с верой в прекрасных, безликих, бесполых, богов волшебников. Он сопоставил жестокие законы Хумаш с вечными твёрдыми демократическими положениями магической Британии и пршёл к довольно интересным выводам… Но оставим его выводы при нём, Персивале, потому, что они не столь уж и интересны на самом деле, проникнутые духом буквовщины и стерильности ума не столь уж и уважаемого нами мистера Уизли.

…Министерство магии существовало с шестнадцатого века, но правил волшебниками тогда Уизенгамот - своего рода однопалатный парламент пэров, вынашивающий законы волшебного мира Британии и одновременно судящий преступников этих и более старых законов.

Что было до образования Уизенгамота? Об этом не говорили на уроках Истории Магии в школах для юных волшебников, туманно сводя происхождение Уизенгамота к

полу-мифическому Совету Прекраснейших Старейшин, состоявшему будто бы из глав самых древних аристократических открытых магических фамилий Англии, Уэльса и Шотландии, которые потом и составили костяк сего достославного учреждения . О магических чистокровных семьях, ведущих происхождение от самих полу-священных англо-саксонских королей и бриттских друидических семей тоже умалчивалось по причине политкорректности.

Слишком большие права и силы в современном Министерстве магии были не у аристократов голубых, о, не подумайте ничего плохого, кровей, а у не таких уж древних чистокровных фамилий. А во время правлений министра Фаджа и Скримджера большую толику власти переняли у недостаточно чистокровных семей - фи, всего до семи поколений магов в роду!
- полукровные или вообще - страшно подумать только - самые настоящие магглорождённые волшебники.

Отдельно от мира пергаментной волокиты, которой отличалось многочисленное Министерство магии, существовало почти полностью закрывшееся, как отменного качества устрица с жемчужиной, в раковину, высшее общество, в которое входило около трёх десятков тех самых, голубых кровей, фамилий. Они отошли от власти, все друг с другом породнились - кто женитьбами или выдачей замуж, кто - кумовством. В бомонде жили ради себя, любимых, и проводили время в обычных светских обязанностях и небольших, строго расписанных и разрешённых ими самими удовольствиях.

Оттуда родом были и Пожиратели, из Ближнего Круга, разумеется, за несколькими исключениями - выскочками, преданными лорду Волдеморту и заявившие о себе в реализации или составлении планов «Его Темнейшества» самым громким образом. Таким был ныне член Попечительского Совета самого Хогвартса Уолден МакНейр… Да ещё пропавший в какую-то жопотищу и оттуда не вылезающий, что очень мудро с его стороны, граф С. О. Снейп, происходивший из закрытой фамилии и сослуживший дурную службу для своего, да и самого Руфуса, Лорда, предав его практически сразу после принятия Метки в пользу «старого маразматика» Дамблдора. Так до сих пор звали величайшего светлого мага современности неприятели его и возглавляемой им подпольной организации под громким названием «Орден Феникса». А неприятелей у вовсе не впавшего в маразм, но бывшего на высоте полёта мысли Альбуса было предостаточно…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.