Избранное

Фингер Фердинанд

Жанр: Поэзия  Поэзия    Автор: Фингер Фердинанд   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Избранное ( Фингер Фердинанд)

Фердинанд Фингер

Избранное

Признание

Дорогой жене Риточке и сыну Георгию посвящаю

Устал – устал – устал писать стихи,

Но Бог не позволяет отдохнуть немного,

Опять ночами в нетревожимой тиши,

По камням острым босиком в дорогу.

22.06.2010.

Посвящается эмигрантам трех поколений

Всем павшим и живым, подарившим нам жизнь и свободу в борьбе с фашизмом

Verlag Terterian

Postfach 50 06

08 80976 München

Tel.: +49-89-500 94 813

Fax: +49-89-420 95 22 77 9

E-Mail: zeitung@germaniaplus.de

www. germaniaplus. de

Фердинанд Фингер

Признание

На склоне лет я написал свой первый стих,

И в чудо это я не мог поверить.

Как в душу грешную мою Господь проник

И мне решил Поэзию доверить.

Четыре книги предо мной лежат…

В них – отраженье Счастья и сердечной боли.

Они о жизни прожитой так много говорят,

Они написаны – и это все по Божьей воле.

29.10.2010

Дорога

Дорога жизни, ускользающая вдаль,

На ней не только пыль, заботы и тревоги.

На ней встречаются и Ралость, и Печаль.

О, Путник дорогой, крепись на жизненной дороге.

Бывает так, что ноги стерты в кровь.

Бывает, с ветерком летишь в пролетке.

Бывает, встретишь Жизнь иль Смерть, или Любовь.

Бывает, плакать и смеяться будешь при такой находке.

На ней все можешь вдруг в минуты потерять,

А можешь все приобрести по Божьей Воле.

Там по потерянному горько зарыдать

Или найти Бесценную Свободу в человечьей доле.

Там можешь ты Отца и Мать похоронить,

Услышать крик ребеночка пронзящий.

Судьба вдруг может кирпичом прибить

Или избаловать Фортуной прилетящей.

Дорогу можешь всю пройти и чист, и свеж.

Или прийти к концу и в грязи, и уставший.

Так много оскорблений получивши от невежд,

Что жизнь покажется ненужной и пустячной.

И ненависти, клеветы так много там.

Где Правда и Любовь на той Дороге боли?

Они там есть – там место есть Мечтам,

И будешь счастлив ты по Божьей Воле.

С дороги ты поднимешь вновь и вновь,

Перетерпи, о, путник, и печали, и тревоги.

Поднимешь камни легкие – Надежду, Веру и Любовь.

И с Божьей помощью камней тяжелых

Ты не встретишь на своей дороге.

25.11.2010.

Бокал

Дорогой жене

Не знаю я, что может быть дороже?

Дороже бриллиантов, золота, цветов

В сравненье с чем? – О, подскажи мне, Боже!

С небес услышал я: «Пришедшая любовь!»

Она пришла и в Чудо превратилась

Мне освещает душу, искупав в тепле

Через полвека предо мной явилась

Чудесным отпечатком губ на тонком хрустале.

На самом ободке хрустального бокала,

Который я хранил бессчетные года,

Ты воплощением Любви опять предстала

И перед этой Драгоценностью все меркнет, Господа.

P.S.

Хрустальный бокал был куплен в ресторане «Прага» в 1960 году и хранится автором по сей день.

01.12.210

Фото 2003 г.

Парфюмер По роману Патрика Зюскинда

Вступление

Ко мне попало в руки DVD случайно,

Его я на одном дыхании смотрел

Не зря – тот фильм был гениальным

С названием довольно странным «Парфюмер».

Я в нем такие чудеса искусства подглядел.

Игра актеров, режиссура так была серьезна,

Сюжет в стихах я описал для тех, кто не смотрел,

Спешите, покупайте фильм – пока не поздно.

Так надоела тривиальность – милые друзья.

Та, что с экранов нескончаемым потоком льется.

Какая-то таинственная жизнь ко мне пришла

И отзвуком таинственности в сердце отдается.

О, Патрик Зюскинд! Гениальнейшая голова,

Которая придумала историю невероятную такую.

Которая запомнилась, тревожит иногда,

Искусством раскрывая нам загадку жизни непростую.

Известно – гений со злодейством несовместен,

Убийство – мерзость перед Богом не оправдана ничем,

Вопрос о том. «что быть или не быть», здесь не уместен,

Уж лучше гению и не родиться – не… за… чем…

07.07.2010

Глава первая

Сырая камера, писк крыс и темнота,

Ручьями льет вода по скользким стенам.

Закован узник в цепи, кажется, что навсегда,

И никому до умирающего нету дела.

Уж скоро триста лет, когда за ним пришли,

И, расковав, тщедушную фигуру потащили

На площадь «лобную» – там приговор прочли,

Под вопль толпы «распни» – обратно притащили.

Тщедушный юноша лет двадцати пяти,

Огромные глаза пытливые, густая шевелюра,

Сутулая спина и длинная ладонь в кисти,

Избит и изможден – жестокая судьба-фортуна.

Безжалостным пинком – и на холодный пол,

Покрытый еле-еле тонкою гниющею соломой,

И темнота, и холод – брошенный на произвол,

Пока на казнь не поведут дорогою знакомой.

О, цепи ржавые – как раны глубоки,

Железом растревожены холодным,

«О, Боже!» – узника несчастного щади,

Он только воду пил, не ел – голодный.

Глава вторая

Как мне проникнуть в вековую даль,

В которую вернуться только мыслью можно,

Быть может, в восемнадцатый на площадь Этуаль

Попробую пробраться осторожно.

Хотя зачем на площадь под названием «Звезда»?

Не лучше ли туда, где жизнь кипит от века к веку,

Где нищета, где грязь, помойка навсегда.

Где трудно сохранить названье человека человеку.

Там рыбные ряды, там вечный шум и гам,

А мостовая вся в грязи. Вся в требухе от рыбы,

Торговля рыбою идет с грехом напополам,

И все миазмами пропитано, там запах нетерпимый.

Там все не так, как надо – вонь и грязь,

А червяки, как одеялом, рыбьи туши покрывают,

Торговки нищие в лохмотьях – дырок вязь.

За что такая им судьба – они не знают.

Туманные века – ушедшая щемящая печаль,

О, Франция, знакомая от края и до края,

Какая ты была – тебя мне очень жаль,

Какая ты сегодня – красивей не знаю.

Поля лаванды в синеве сиреневой лежат,

Фламинго розовые средь осоки бродят,

И маки красным на полях кричат,

А облака по небу голубому хороводят.

Там города в прекрасных зданиях сияют белизной,

Архитектурою своей глаз поражают,

Изысканный французский вкус передо мной.

Каналы посредине городов там повсеместно протекают.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.