Замок Эйвери

GrayOwl

Жанр: Фанфик  Прочее    Автор: GrayOwl   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Название: Замок Эйвери

Автор: GrayOwl

Бета/гамма: Araguna

Персонажи (пейринг): Основной - CC/БЗ

Рейтинг: NC-17

Тип: СЛЭШ

Жанр: romance,angst

Размер: макси

Статус: закончен

Дисклеймер: Автор и его бета, скрепя сердце и обливаясь слезами, с горечью отдают своих героев mrs. J.K.Roaling & WB Co. А что тут поделаешь?

Аннотация: Последняя книга трилогии «I`m going slightly mad». Северус Снейп и его поиски любви. О вине и стихах, любви и звёздах. Последние любовь и ненависть Северуса.

Предупреждения: Изнасилования, попытка суицида, полнейшие AU и ООС. Весь текст -- POV Северуса Снейпа в настоящем времени.

Приквел - «Хоуп, или Легенда о Женщине»

* * *

Нет, это не книга, Камерадо,

Тронь её и тронешь человека.

(Что, нынче ночь? Кругом никого? Мы одни? )

Со страниц я бросаюсь в объятия к тебе, хоть

могила и зовёт меня назад,

О как ласковы пальцы твои, как они усыпляют

меня,

Дыханье твоё - как роса, биение крови твоей

баюкает-нежит меня,

И счастье заливает меня всего с головою,

Такое безмерное счастье.

Уолт Уитмен, из поэмы «Прощайте.»

Глава 1.

Скоро снова осень и по ночам в небе, даже сквозь лондонскую засветку, сияет множество ярких, самых ярких звёзд, а в предутреннем сумраке горит зелёная планета любви - Венера. Она так притягивает взор, что хочется взлететь туда, к ней. Я срываюсь с развилки и парю в воздухе, но высоко взлететь не могу - от магглов, возвращающихся из ночных, как они их называют, клубов по ближайшим особнякам, меня скрывает пока ещё ничего не подозревающая о вот уже второй половине августа крона яблони, старой, могучей.

- Эх, - горестно вздыхаю я, а сегодня с утра, так и вообще, с какой-то добавившейся кислинкой, сводящей скулы, - вот бы ещё Рем унял наши с ним обоюдные и каждодневные разговоры о моём сыне, Гарольде Джеральде, которому уже исполнилось в начале августа год и четыре месяца, о том, что надо повидать его, справиться, ничего ли не нужно для него и о прочей ерунде того же толка, так вообще жили бы мы с супругом в любви и согласии.

Вот и сегодня он опять испортил едва зачинавшееся утро, полное любви и ласк, своим нытьём о моём, кстати говоря, сыне. Ну что наследнику в таком возрасте может понадобиться? Только чистый подгузник, эльфийское молоко, каши да пара этих… побрякушек, нет, как-то не так, но смысл от этого не меняется.

А Рем ещё рассказывает с нездоровым блеском в глазах, ну да, завтра же полнолуние, и я, наконец-то отдохну от его словоизлияний… Мерлин, как же я циничен после всех этих смертей - Хоуп, потом Драко, да ещё не идёт из головы попавшийся мне под проклятье юный Эйвери!

Так вот, Рем несёт полнейшую ахинею о том, что, если младенец долго не будет видеться с отцом, а это что, каждый день или пореже? То в таких условиях из него выйдет некое подобие домашнего эльфа, который толком-то и человеческую речь понять не сможет, и это про моего сына?! Наследника рода Снейпов?!

Разумеется, я обиделся и так и ушёл, оставив Рема разбираться самостоятельно с эрегированным членом, благо у меня всё опустилось, как только я услышал от него эту преполнейшую чушь.

Да, Киплинга я читал, правда не сказку, а стихи, и они мне не понравились, так почему должна понравиться сказка? А Ремус мне всё равно сказку пересказал, и когда он её прочёл-то? И только и твердит: «Вот вырастет из твоего наследника Маугли, тогда вспомнишь мои слова». А я ему: «Может, и вырастет, но в том маггловском ребёнке из сказки нет ни капли магии, как нет и благородного чистокровного происхождения».

А если и вырастет, оставлю его на кухне с домовиками, а уж, учитывая его происхождение и незапятнанное имя, за него любую, самую умную и красивую, выдадут.

Не буду об этом больше думать, не буду.

Вспомню лучше о прекрасной Офелии, которую так явственно живописал Артюр Рембо:

Лобзая грудь её, фатою прихотливо

Играет бриз, венком ей обрамляя лик.

Плакучая над ней рыдает молча ива.

К мечтательному лбу склоняется тростник.

- О, Север! Вот ты где!
- доносится голос Рема.

Я отклоняю ветку с яблоками-дичками, и вот он - моя любовь. Я и впрямь больше не сердит на него.

- Что тебя разбудило?
- спрашиваю осторожно и вкрадчиво.

- Не что, а кто. Ты, - заявляет он мне.
- Что, так и не вспомнил, в каком состоянии меня бросил?
- спрашивает с укором.

- Но, любимый мой, человек-волк…

- А вот про волков давай не будем, - миролюбиво, но с тревогой говорит он.

- Ну, хорошо, хорошо, только и ты меня до следующей недели не допекай россказнями о том, как одиноко младенчику без папочки, - с иронией, но всё-таки прошу я.
- А я тебе в полнолуние буду стихи читать, даже знаю, какие. Ну, почти всё знаю.

- А ты не переберёшься со мной в Школу через день после… ну, ты сам понял?

- Задержусь на пару-тройку дней, мы с Линки тут приберёмся.

- Да ты шутишь, что ли, чтоб я тебе поверил, что будешь с Линки наперегонки ковры чистить?

- Нет, конечно, но здесь есть одна вещь, которую я хочу уничтожить, а вместо неё найти что-нибудь повеселее. И с этим мне Линки никак не поможет.

- А, ну раз повеселее, тогда пусть это останется тайной до первого же нашего возвращения в сии гостеприимные чертоги, - он шутовски раскланивается перед домом, - а теперь слезай, я тебе кое-что продемонстрирую.

- Ну уж нет, - молю я, - я же не встретил ещё нашу звезду.

- Это которую? Сейчас рассвет будет.

- Вот про неё и и говорю, про Солнце.

- Да? А она, что, тоже звезда?

- Кстати, за дни без тебя схожу в книжный, куплю там специально для тебя учебник астрономии.

- Ну уж нет, я со школьной-то был не в ладах, а ты мне - маггловскую премудрость. Они ж, магглы, в эфир летают, да вокруг Земли кружат в этих своих…

- Космических кораблях.

Солнце показывается всё ближе к востоку, ну да, ещё месяц и неделя, и вот оно - равноденствие, когда солнце взойдёт строго на востоке, как по маггловскому точному компасу.

Я слетаю с яблони и приближаюсь к Рему. Как вседа бесшумно, сзади потому, что он смотрит на солнце и, не успев встать на ноги, обхватываю его поперёк груди. Он, шутя, вырывается, мы возимся, как два шаловливых мальчишки, наконец, я нащупываю у него под пижамой выпуклость, размер которой меня сейчас вполне устраивает. А что, рассвет-то мы уж встретили, можно и под душ вдвоём.

… Наступает день полнолуния. Первым делом Линки застилает постель особым покрывалом, с которого ему легко будет очистить шерсть завтра, или когда мы останемся с ним вдвоём. Рем теперь, кажется, всю жизнь будет нервничать, да попросту поддаваться паническому ужасу перед летними полнолуниями. Как его довело до этого состояния не само полнолуние даже, а его «предвкушение» перед тем, страшным прошлогодним июльским, выпавшем на двадцать третье, ночь зачатия наследника. Это сказалось, в частности, в желании сожрать, именно сожрать, а не укусить, человека, тогда Рем был поистине страшен, так смотрел на меня. Но вот он - Рем, а где Хоуп, где даже наследник… Зря он так боится, ведь я его никогда за всю жизнь не брошу более одного в эти проклятые полнолуния, доколе сам жив буду - не брошу. Да и Аконитовое зелье я ему даю, с его же подсказки, за три дня до полной Луны, но паника, паника, посеянная тогда мною, с ней же не поборешься обычными доводами рассудка. На то она и паника - логикой с ней бороться нельзя. Можно только, как вот сейчас, когда Рем сидит передо мной на коленях, взять его голову и ласкать волосы, неторопливо проводить по таким любимым чертам лица. Внезапно его снова передёргивает, а волосы у корней встают дыбом. А за этим порывом ужаса - снова моя неприхотливая, умиротворяющая ласка.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.