Принцип меньшего зла

Fly Lost

Жанр: Фанфик  Прочее    Автор: Fly Lost   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Название: Принцип меньшего зла

Автор: Fly Lost

Бета: нет

Рейтинг: NC-17

Пейринг: ГП/СС

Тип: слеш

Жанр: AU, Adult, Drama, Romance

Размер: макси

Статус: закончен

Отказ: Ни на что не претендую, ничего не извлекаю. Кроме глубокого морального самоудовлетворения.

Аннотация: Магический мир отпраздновал победу и больше не предъявляет требований к герою, сразившему Волдеморта. Пока не предъявляет.

Комментарии: слэш, АУ по отношению к некоторым событиям седьмой книги и эпилогу. Возможно, ООС персонажей, если так покажется читателям. Но хотелось бы верить, что герои просто меняются со временем.

Фик для тех, кто, как и я, очарован снарри, и кому всегда мало. Просто ещё одна история. Чтобы было больше.

Глава 1. Экспресс в хорошее

- Гарри, Хогвартс-экспресс отходит через пять минут! Или ты поторопишься, или мы опоздаем!

Бегу, Гермиона, бегу, можешь не тренировать на мне свой учительский тон. Хогвартс - я привык к нему, мне спокойно там, пусть и не всегда старый замок справлялся с ролью надёжного убежища. И я не хочу опоздать.

Я даже наплюю на то, что хочется курить.

Вламываюсь на платформу девять и три четверти, влезаю в исходящий последним гудком поезд, иду вслед за джинсовой спиной подруги. В свободном купе она падает на сидение, отдувается и не может удержаться, хихикает:

- Как подростки, честное слово. Где б мы ещё за поездом побегали...

Да, Миона, мы не подростки. Мы старые и умудрённые годами. Нам уже восемнадцать. Нас состарил седьмой курс, которого не было. Отчаяние и смерть, которые были. Мы не сможем забыть, но можем хотя бы надеяться, что всё закончилось. Немного надежды - это то, что не давало нам сойти с ума.

Я что, вслух сказал?

- Всё закончилось, Гарри. И начинается, - Гермиона разом становится серьёзной. Она тоже помнит.
- Теперь только хорошее.

Миона - упорная девушка. Сказала - и будет добиваться этого хорошего.

Состав трогается, убегает платформа девять и три четверти.

И конечно же:

- Печенье? Шоколадные лягушки?
- это тележка возникла в дверях купе и пестрит там яркими бумажками.

- Гарри, будешь что-нибудь?

Мотаю головой, хотя отчаянно хочется спросить - а виски есть? Я даже чувствую его во рту, тяжёлый сивушный дрянной вкус, который въелся в нас за время одержимой беготни за крестражами. Нам было безразлично качество, мы пили, чтобы согреться. Это вкус наших тогдашних путешествий. Но теперь мы едем в Хогвартс. Теперь только хорошее, я помню, Миона. Шоколадные лягушки, да.

Гермиона выполняет обещания. Пальцы и губы испачканы шоколадом, стопка вкладышей на столике растёт, а с верхнего, как нарочно, брезгливо смотрит оправданный и награждённый Снейп. Его, наверное, поймали в кадр сразу после вручения ордена Мерлина - сомневаюсь, чтобы этот мизантроп добровольно согласился позировать на вкладыш для шоколадных лягушек. Снейп противоречит разноцветным взрывам праздничных шутих за спиной, он словно говорит - я не имею к этому балагану никакого отношения. Орден на чёрной мантии говорит об обратном, но с лицом Снейпа не поспоришь.

Впрочем, оглушительная и навязчивая радость поредевшего послевоенного магического общества никак не затронула и меня. Сыграв с Волдемортом в детскую игру «Отбери палочку» и перенаправив зелёный поток Авады аккурат в солнечное сплетение Тёмного Лорда, я успел увидеть, как оседает на землю уродливое тело, и впал в беспамятство. Глубокое, качественное беспамятство - финальные стычки с Пожирателями обошлись без участия героя, как, впрочем, и последовавшие за ними празднества и ликования. Уж не знаю, огорчил ли последний факт министра Шеклболта и его команду... Возможно. Орден Мерлина они на меня заказали, а мантия, к которой его надо было прицепить, пылилась в больничном хранилище. Туда, знаете ли, посторонних не пускают. Хотя я бы не удивился, если бы министр воспользовался своим чином и удачным отсутствием в этой мантии непосредственно героя. Потому что магический мир не особо знал, что же ему теперь делать с Гарри Поттером. И Поттер не знал, что ему делать с собой. Мир прятался от Поттера, Поттер прятался от мира, и мы оба прикидывались, что этим недовольны.

Я валялся в Мунго два месяца, изредка и ненадолго приходя в себя, и мучился в эти моменты незнанием - а исполнено ли условие пророчества. И только в четвёртый раз вынырнув из блаженного бездумья, догадался просто спросить.

А поскольку именно в этот, четвёртый, раз, я обнаружил сидящего у моей постели Снейпа, то у него и спросил. Правда, первым вопросом было:

- Вы что - живы?!

Потому что я своими глазами видел, как ручная тварюшка Волдеморта перегрызла Снейпу горло, своими руками запечатывал фиал с воспоминаниями, и даже, кажется, вступил тогда в растёкшуюся по полу тёмную кровь, испачкав ботинок.

- А вы?
- спросил Снейп недовольно.

Понятно, по-прежнему не расположен отвечать на глупые вопросы. Тогда я решил найти ответ сам, протянул руку и цапнул острое худое колено, обтянутое чёрными брюками. Колено вздрогнуло и отодвинулось.

- Поттер, у вас... вам... это зачем?
- изумлённо произнёс Снейп.

- Проверка, - прошептал я.
- Вдруг я брежу, а вы - покойник...

Зельевар искривил тонкие губы, крылья носа поднялись - такую великолепную в своей брезгливости гримасу умеет делать только он, я потом специально наблюдал - и холодно обронил:

- Вы, Поттер, бредите. Как, впрочем, и всегда. И тот факт, что я жив, вряд ли может этому помешать.

- Но как?!

- Что - как?

- Я видел... видел! Вы умерли! Отдали мне воспоминания и умерли!

- Кстати, о них. Я вам, Поттер, благодарен, конечно, за реабилитацию в глазах магического общества. Но что подвигло вас на идиотские откровения перед толпой народа? Тянули время перед последней схваткой с Волдемортом?

В палату заглянул колдомедик, привлечённый сигнальными чарами. Он всегда появлялся, стоило мне очнуться. Увидев Снейпа, колдомедик почему-то возражать не стал, в ответ на успокаивающий жест зельевара кивнул и скрылся. А лечить меня? Или тут теперь Снейп главный?

- Я слушаю, Поттер. Что это за нелепые домыслы о любви до гроба и прочая чушь?

- Но ваш Патронус... лань!

- Я осведомлён о форме своего патронуса. И что?

- У мамы тоже лань... была... И вы сказали тогда Дамблдору...

Он фыркнул.

- Поттер. Мне хотелось бы сообщить вам, что вы - идиот. Но вы, безусловно, это и так знаете. Поэтому я промолчу. Дамблдору я сказал то, что счёл на тот момент целесообразным. Вы сейчас способны воспринимать информацию?

- Кхм...
- сказал я.
- Вообще-то...

Но вопрос, видимо, был риторическим, поэтому весть о том, что я вообще-то только что очнулся, причём в первый раз так надолго, благополучно скончалась, не дойдя по назначению. Он просто не слушал, а снова заговорил сам, ровно, но без обычного пренебрежительного тона, словно убеждая:

- Я уважал вашу мать и ценил дружбу с ней. Мне до сих пор больно сознавать, что её нет - и нет по моей вине. Не нужно путать эти чувства с чем-то иным, основываясь только на сходстве патронусов.

Снейп говорил о чувствах? Своих чувствах? Мне говорил? Это должно что-то означать? Но думать о том, что именно, я был не в состоянии. Реальность перед глазами стала плавать, я испугался, что снова отключусь, и быстро сказал:

- Ладно, я понял. Вы живы и я идиот. Но Волдеморт-то хотя бы мёртв?

- С ним вам повезло больше, Поттер, - невозмутимо ответил Снейп.
- Он - мёртв.

Глупо вышло, конечно. Ведь совсем не так хотел сказать. Но не извиняться же было... Зато удовлетворить любопытство можно:

- Сэр, а вы зачем пришли?
- и ответа уже не услышал.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.