Три мгновения

Nata Malfoy

Жанр: Фанфик  Прочее    Автор: Nata Malfoy   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Название: Три мгновения

Автор: Nata Malfoy

Бета: нет

Пейринг: ГП/ДМ

Рейтинг: NC-17

Категория: слэш

Жанр: драма, ангст, роман

Размер: макси

Статус: закончен

Отказ: все права у Роулинг (и Джуд!..), мои только Любовь и стихи...)

Саммари: Шестой курс, переоценка ценностей. История о Любви и Судьбе. Можно ли изменить будущее?..

Предупреждение: изнасилование, вуайеризм, dark и флафф (похоже, умудрилась сочетать несочетаемое), hurt/comfort, смерть героя.

От автора: Огромная благодарность Настеньке за французский)))

В последней части фанфика использованы тексты песен Зверей («Дельфины»), Jеm («24») и БИ-2 («Держаться за воздух»).

Пролог (1)

Взгляд.

Кажется, прожигающий насквозь, так, что даже немного больно в груди.

Гарри обернулся, пытаясь найти человека, который ТАК смотрел на него...

...и встретился с серыми глазами Драко Малфоя.

* * *

Начала этого учебного года Гарри ждал с таким нетерпением, как, наверное, никогда раньше.

Четыре года назад, перед вторым курсом, у него было подобное состояние - мальчик боялся, что все это ему приснилось, и нет никакой Школы Чародейства и Волшебства. Друзья будто забыли его - за все лето не пришло ни единого письма; Гарри ловил себя на мысли, что был бы рад даже посланию от Драко Малфоя, своего школьного врага, - просто чтоб убедиться, что Хогвартс существует.

Сейчас все было по-другому. Письма приходили несколько раз в неделю, совы, которые их приносили, выводили из себя Дурслей, но Гарри часто даже не сразу открывал шелестящие конверты. После смерти Сириуса он будто впал в душевное оцепенение, даже Рон и Гермиона не могли заполнить эту пустоту. Сириус был его единственным родным человеком, так неожиданно обретенным, спасенным от дементоров - только для того, чтобы снова быть потерянным - уже навсегда. Друзья утешали, жалели, а Гарри не знал, куда скрыться от этой жалости - от нее становилось только хуже, мальчик чувствовал себя таким слабым и уязвимым, что удивлялся, как Волдеморт до сих пор не убил его.

И снова, словно по какой-то необъяснимой иронии судьбы, Гарри хотел бы получить письмо скорее от Малфоя, чем от Рона или Гермионы - слизеринец уж точно не стал бы жалеть его и, вместе с тем, дал бы возможность хоть на ком-то выместить гнев. Ведь в смерти Сириуса был косвенно виноват и Люциус Малфой (которому, кстати, снова удалось избежать наказания).

Кроме этого, Гарри не могло не беспокоить пророчество, о котором он узнал в конце учебного года, и теперь для него существовало два варианта: он должен умереть или стать убийцей. Умирать не хотелось; в то же время, мальчик осознавал, что Волдеморт давно уже перестал быть человеком, что, убив его, можно избавить мир от величайшего зла, спасти сотни и тысячи людей от страданий, но Гарри не был готов к этому. Он даже не представлял себе, как можно убить человека - даже самого ненавистного, как, например, Беллатриса Лестрейндж или Драко Малфой.

Малфой... Этим летом Гарри много думал о нем. Поставленный перед ужасным выбором, и неожиданно осознавший, что не смог бы убить его, несмотря ни на что, Гарри задумался, что, наверное, и в Малфое есть хоть что-то хорошее. И, может быть, внешние обстоятельства слишком сильно повлияли на него, сделав таким. Да, каждый человек выбирает свой путь, но ведь во многом он зависит и от условий воспитания, семьи, окружения... Гарри вспомнил, как относился к Драко отец - с таким же холодным безразличием, как и к остальным, ничего не значащим для аристократа, людям. Драко был для него скорее не сыном, а просто представителем рода Малфоев, обязанным непременно соответствовать имени, которое носит. О, это Гарри пережил - когда все ждут от тебя чего-то необыкновенного, не давая возможности быть самим собой. Может быть, Люциус и Нарцисса любили сына, но совсем не так, как должно любить детей - Драко, избалованный подарками, никогда не знал настоящего тепла и внимания.

А потом мальчик попал в Хогвартс. Школа могла бы изменить его, развивать те хорошие качества, что в нем были заложены, как и в любом другом человеке. Но Малфоя распределили в Слизерин - «факультет, принесший миру больше всего темных магов», выходцев из которого считали потенциальными Пожирателями Смерти. Гарри никогда раньше не задумывался, почему слизеринцы такие замкнутые и озлобленные на весь мир. Нелюбимые дети в семье, они и в школе не находили понимания - ученики от них шарахались, учителя открыто недолюбливали. У Драко не было друзей - не считать же его вечную «свиту» - Крэбба и Гойла. От природы неглупый и, если смотреть правде в глаза, очень даже талантливый в зельевареньи и Защите от Темных Искусств, Драко не имел достойного собеседника, который понимал бы его и был достаточно интересен. Если бы Шляпа все-таки отправила Гарри в Слизерин - еще не известно, как все повернулось бы для него самого. И на долю секунды Гарри пожалел, что тогда, в поезде, не подал руку Малфою - быть может, знай он Драко лучше, он смог бы... «Перевоспитать его?» - тут же рассмеялся внутренний голос, и Поттер сам будто очнулся.

Это же Малфой! Мальчишка, который не понравился Гарри с первой встречи - в магазине мадам Малкин - он бесконечно хвастался, и сказал что-то неприятное о Хагриде, что стало для Гарри последней каплей. Потом Малфой пришел знакомиться - уж точно не просто так: ему нужно было завязать дружбу «со знаменитым Гарри Поттером» - и оскорбил Рона. Гарри, конечно, не захотел с ним связываться. А в школе слизеринец стал занозой номер один; постоянно и целенаправленно издевался над друзьями Поттера, и добился того, чего, видимо, хотел - Гарри возненавидел его.

И теперь гриффиндорец мысленно хмыкнул, поймав себя на оправдательной речи для Малфоя.

...И все же, добравшись на платформу 9 и 3/4 , Гарри совершенно случайно тут же отыскал в толпе светловолосую голову.

* * *

- Отец, ты звал меня?
- Драко Малфой стоял на пороге кабинета в темных тонах.

- Входи, - величественным жестом Люциус указал на кресло.

Сын послушно сел, скрестив в замок пальцы. Он любил отца, восхищался им как тонким дипломатом и знатоком человеческой души, - да, Люциус по праву мог называться таковым - лучше его Легилименцией владел, разве что, Темный Лорд. Но в присутствии отца Драко всегда чувствовал неловкость и легкий страх, будоражащий кровь - он хорошо помнил малфоевские методы воспитания.

- Я хочу поговорить о твоей дальнейшей жизни. Пришло время выбирать, Драко, на чьей ты стороне.

Юноша невольно вздрогнул.

- Я думал... все решено?..

Люциус немного высокомерно взглянул на него.

- Я вижу, ты много думал по этому поводу и, кстати, тебе неплохо бы заняться Окклюменцией.

- Да, отец, - уже тверже.

- Я хочу, чтобы в этом году ты тщательнее изучал Защиту от Темных Искусств и, может быть, это в некоторой степени повлияет на твой выбор.

- Отец, - возразил Драко, - но я был уверен, ты... будешь против, - было видно, что юноша долго подбирал эти слова, - если я не стану Пожирателем Смерти!

На лице Малфоя-старшего лишь на секунду мелькнула какая-то тень эмоций, а затем оно снова стало непроницаемым.

- Я сказал все, что было необходимо. Выбор за тобой, - проговорил Люциус и, поднявшись с кресла, вышел, оставив Драко в некотором замешательстве.

Прежде всего его беспокоил вопрос: а не связано ли сегодняшнее поведение отца с пророчеством, данным Драко много лет назад, и о существовании которого парень узнал только вчера, и то случайно.

Отец с матерью шепотом переговаривались в гостиной, когда он спустился туда за очередным ингредиентом для зелий. Услышав взволнованный голос, Драко остановился перед дверью как вкопанный - Люциус никогда не выходил из себя в его присутствии.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.