Рыжая обезьяна

Тарас Валентин

Жанр: Прочая старинная литература  Старинная литература    Автор: Тарас Валентин   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Валентин ТАРАС

РЫЖАЯ ОБЕЗЬЯНА

Фантастический рассказ

Человек дышал спокойно и ровно, могучая грудь мерно подымалась и опускалась. Большая массивная голова утопала в подушке, губы крупного недоброго рта были полуоткрыты. Человек спал.

— Завяжите глаза,— сказал доктор Арт ассистенту.— Руки — в зажимы.

Ассистент накинул на глаза спящего черную повязку и, приподняв его голову с подушки, стянул свободный узел на затылке. Затем он взял левую руку спящего, вытянул ее вдоль тела и защелкнул запястье подобием наручника, который был приделан к сетке кровати. Правую руку приковал сам доктор Арт.

— Укол,— сказал он второму ассистенту.— Полное пробуждение.

Спустя минуту человек пошевелился, попробовал потянуться и дер­нулся всем телом, почувствовав, что руки его прикованы к постели.

— Лежите спокойно,— сказал доктор Арт и осторожно положил руку на плечо пациента.— Вы должны лежать совершенно спокойно и отвечать на мои вопросы. Не удивляйтесь, если вы не узнаете своего голоса — после того, что с вами случилось, он стал другим. Вы меня слышите?

— Я вас слышу,— сказал человек и тут же беспокойно задергался. Голос у него был чуть хриплый — чуть хрипловатый густой баритон. Почти бас.

Доктор Арт мягко, но настойчиво прижал ладонь к напрягшемуся плечу лежащего.

— Не надо волноваться. Я же вам сказал, что голос у вас изменил­ся... Вы привыкнете к нему. Спокойно отвечайте на мои вопросы. Они могут показаться вам странными, даже очень странными,— не пугайтесь и отвечайте. Вы меня поняли?

Человек помолчал, затем сказал шепотом:

— Я вас понял. Но... мне трудно... Трудно говорить громко. Этот... голос.

— Хорошо, отвечайте шепотом. Итак, первый вопрос. Вы помните, что произошло с вами?

— Да... Я попал в автомобильную катастрофу...

— Когда именно это случилось? Назовите, пожалуйста, год, месяц, день и число.

— Это случилось тридцатого августа тысяча девятьсот... года. Ка­жется, была среда...

— Так, хорошо. Теперь скажите, кто вы. Назовите свое полное имя, год вашего рождения, род занятий.

— Я — Адам Гомо Сапиенс, родился в тысяча девятьсот двадцать пятом году, я депутат Высшего Совета, председатель конгресса. Все правильно? — последние слова он произнес громко и вздрогнул. Густой голос прозвучал жестко и властно, но он вздрогнул и опять беспокойно задвигался.

— Вы опять волнуетесь.— Доктор Арт обеими руками прижал к по­стели плечи больного.— Я понимаю, трудно... Трудно привыкнуть к чу­жому... Я хотел сказать, к другому голосу. Но ведь главное то, что вы это вы. Адам Гомо Сапиенс и никто другой!..

— Почему у меня завязаны глаза? — вдруг спросил Сапиенс.— Я ослеп?

Он спросил тихо, но не шепотом и не дергался больше, только рот искривила гримаса. Доктор Арт сделал знак ассистенту, тот подошел к изголовью кровати со шприцем наготове. Доктор Арт кивнул ему, по­смотрел на лицо пациента —широкие скулы, крупный нос, властный подбородок, покрытый щетиной, темно-рыжей, как медь. Череп пациен­та был гол, выбрит до глянца, но и на нем уже угадывались рыжие воло­сы, такие же огненно-рыжие, как на бровях, полускрытых повязкой.

— Почему вы молчите? — глухо спросил Сапиенс.— Говорите... Я не трус.

Доктор Арт поправил на глазах Сапиенса повязку, помолчал секунду.

— Нет, вы не ослепли... Но...

— Я изуродован так страшно, что...

— Вы были изуродованы. Непоправимо.

— Непоправимо? Тогда... почему «был»?

— Вашу машину ударил тяжелый грузовик,— доктор Арт продолжал, как бы не слыша вопроса.— Он смял ее буквально в лепешку, рас­плющил о перила моста. Ваше тело превратилось в месиво, в кровавую кашу. Тем не менее вы живы.

— Как же вам удалось спасти меня? — хрипло спросил Сапиенс и попытался сесть.— Вы сказали- кровавое месиво... Но я... Я чувст­вую... себя!

— Мы спасли ваш мозг,— тихо сказал доктор Арт и, не давая Сапиенсу осознать сказанное, громко и решительно спросил: — Вы соглас­ны с тем, что человек, в данном случае — вы, это его мозг?

— Мозг? — Сапиенс снова попытался сесть.— От меня остался только мозг?

Ассистент тревожно посмотрел на доктора Арта, взвел шприц. Док­тор остановил ассистента жестом, уперся рукой в грудь Сапиенса.

— Спокойно... Вы сами сказали, что чувствуете себя! Вот я упи­раюсь в вашу грудь, притрагиваюсь к вашей руке. У вас есть тело. Здоровое, сильное тело. Оно не такое, как раньше, но оно ваше. И в сущно­сти ничего не изменилось. Вы сами сказали нам, что вы — Адам Гомо Сапиенс. Ваша личность сохранена, ваше «я» существует. Потому что личность — это мозг.

Сапиенс вдруг рванулся.

— Я схожу с ума! Снимите повязку! Освободите меня. Я хочу это видеть!

Доктор Арт кивнул ассистенту, и тот, нагнувшись над Сапиенсом, ввел иглу шприца в его левое предплечье. Сапиенс мгновенно обмяк...

— На сегодня достаточно.— Доктор Арт встал со стула, медленно снял и протер очки. Ассистенты выжидательно смотрели на шефа.

— Пусть спит,—сказал доктор Арт.— До субботы.

Он надел очки, посмотрел на своих ассистентов, на Сапиенса, сдер­нул с него наглазную повязку — плотно прикрытые рыжие ресницы даже не дрогнули.

Доктор с минуту постоял над спящим. Тот дышал глубоко и свобод­но, солнечные блики лежали на его лице и на подушке. Доктор Арт за­думчиво почесал кончик носа, повернулся к ассистентам — высокий, прямой, с непроницаемым жестким лицом. Очки зеркальные, и глаз не видно, неожиданно печальная линия губ не вяжется с жесткостью осталь­ных черт. Он усмехнулся едва заметно.

— Ему еще предстоит узнать, что внешне он — рыжак. И это, по­жалуй, самое трудное.

Он усмехнулся снова, почти улыбнулся — жестко и в то же время горько:

— Ирония судьбы! Вы знаете, что он говорил за день до катастрофы на митинге в Акоро? «Наши заклятые враги клевещут на великого вождя нашего движения, утверждая, что он был рыжак. Они бросали ему это ужасное оскорбление еще в первые годы национального взрыва. Каково было исконно белокурому человеку слышать такое? Это могли придумать только сами рыжаки. Наш великий вождь был рыжак? Ложь!» Да, наш великий вождь не был рыжаком — он был просто огненно-красным. Но это было так давно, целых сто лет назад. У Ада­ма Гомо Сапиенса было время его перекрасить.

Ассистенты сдержанно улыбнулись — шеф имел право на некоторые вольности в своих высказываниях.

***

«Главное Бюро Национальной Охраны уполномочено заявить следующее:

1. 30 августа имело место покушение на жизнь председателя кон­гресса Адама Гомо Сапиенса. В тот момент, когда председатель в своей машине проезжал через мост Одро, встречный семидесятитонный грузо­вик круто повернул на машину председателя, прижал ее к чугунным перилам и раздавил. Обезображенный и истекающий кровью председа­тель был доставлен в больницу, где врачи предпринимают все, чтобы спасти ему жизнь.

2. Задержанный водитель грузовика некий Рам, по происхождению рыжак, показал на допросе, что происшествие не было несчастным слу­чаем,— это было сознательное преступление. Рам выполнял приказ рыжацких заговорщиков. По распоряжению правительства Главное Бюро Национальной Охраны арестовало лидера рыжаков писателя Миро Пастуха и провело соответствующее дознание, после чего арестованный был немедленно предан суду Высшего Трибунала. Высший Трибунал признал Миро Пастуха виновным в подготовке заговора и покушения и приговорил его к смертной казни.

Приговор приведен в исполнение.

1 сентября».

***

Письменное заявление доктора Арта, руководителя Центральной клиники нейрохирургии, Тайному Государственному Совету.

В ответ на запрос Совета сообщаю: полную пересадку мозга интере­сующего Вас пациента можно осуществить только в том случае, если в распоряжении хирургов будет черепная коробка и тело абсолютно здорового человека. Причем мозг пациента должен быть пересажен в новую черепную коробку немедленно после того, как из нее будет уда­лен старый мозг. Сохранить мозг пациента в его прежней черепной ко­робке невозможно, так как она получила тяжелые травмы и мозг уце­лел только чудом. Невозможно сохранить и прежнее тело — оно изуве­чено непоправимо.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.