Останемся друзьями

Селмер Мишель

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Останемся друзьями (Селмер Мишель)

Глава 1

— Будучи твоим адвокатом и по совместительству другом, Джузеппе, считаю своим долгом сообщить, что твоя идея очень плохая.

Джузеппе Кароссели откинулся на спинку инвалидного кресла на колесах, которое его жена Анжелика — упокой Господь ее святую душу — подарила ему в день его восьмидесятипятилетия. Маркус Руссо, внимательно наблюдавший за его реакцией, был абсолютно прав. План, который разработал Джузеппе, мог обернуться грандиозным провалом и испортить отношения родственников, которые и без того часто ссорились. Но Джузеппе был стар, а время летело стремительно быстро. Он мог сидеть и ждать у моря погоды, но старик не привык бездействовать. Настала пора что-то предпринять.

— Я все равно это сделаю, — заявил он Маркусу. — Я слишком долго ждал.

— Даже не знаю, что будет хуже, — сказал Маркус, вставая с дивана и направляясь к окну, из которого открывался прекрасный вид на осенний парк. — Если они согласятся или если откажутся.

— Они не оставили мне другого выбора. Я сделаю это ради семьи.

Забота о наследстве Кароссели всегда оставалась основным приоритетом Джузеппе. Именно поэтому он сбежал из Италии во время Второй мировой войны, не зная ни слова по-английски, с несколькими долларами в кармане и с секретным рецептом шоколада, доставшимся ему от деда, в памяти. Он верил в то, что фамилия Кароссели останется в истории.

Он работал на износ, пока не скопил достаточно денег для того, чтобы открыть первый шоколадный магазин Кароссели в центре Чикаго. За последние шестьдесят лет фамилия Кароссели стала известна во всем мире, но теперь существовала опасность, что она исчезнет навсегда. У Джузеппе есть внуки, но, очевидно, никто из них не собирается жениться и производить на свет наследников.

Джузеппе решил взять решение проблемы в свои руки и сделать им предложение, от которого невозможно отказаться.

На пороге комнаты появился дворецкий:

— Они прибыли, сэр.

«Как раз вовремя», — с усмешкой подумал Джузеппе. Он никогда не сомневался в надежности и пунктуальности своих внуков. Кроме того, они невероятно амбициозны, как и их дед в молодости, поэтому он был уверен, что его план сработает.

— Спасибо, Уильям. Позови их.

Первым появился Николас — очаровательный и страстный, со своей неповторимой улыбкой, которая помогала ему избегать неприятностей с власть имущими и провоцировать проблемы с дамами. За Николасом шел его кузен Роберт — серьезный, целеустремленный и бескомпромиссно преданный. Замыкал строй амбициозный и ответственный Антоний — младший.

Джузеппе привстал с кресла.

— Спасибо, что пришли, мальчики. — Он указал рукой в сторону дивана. — Пожалуйста, садитесь.

Все трое молча сели.

— Конечно, вам интересно, почему я вас собрал, — произнес Джузеппе, откидываясь в кресле.

— Мне интереснее всего, почему наша встреча должна оставаться тайной, — сказал Ник, приподнимая брови. — Почему здесь Маркус? Что-то случилось?

— Ты болен? — спросил Тони.

— Здоров как бык, — ответил Джузеппе. — Если быки доживают до возраста девяноста двух лет. У меня к вам срочное дело.

— Что-то не так с бизнесом? — поинтересовался Роб.

Для него бизнес всегда был на первом месте, что казалось одновременно и благословением и проклятием. Если бы он не был так зациклен на карьере, возможно, он давно бы женился и обзавелся детьми.

— Дело не в бизнесе. Точнее, не совсем в нем. Речь пойдет о фамилии Кароссели, которая исчезнет, если вы не женитесь и не заведете детей.

Все трое закатили глаза.

— Дед, мы уже говорили об этом сотни раз, — сказал Ник. — Я готов пока остепениться. Думаю, я выскажу общее мнение, если объясню, что очередная лекция не заставит нас поменять позицию.

— Знаю, поэтому на этот раз у меня есть к вам предложение.

— Какое предложение? — наклонился вперед Тони.

— Я положил на счет тридцать миллионов долларов, которые будут поделены на три равные части, когда каждый из вас женится и в семье появится мальчик.

— Мальчик? Вот это условия!

— Если ты хочешь принудить нас к фиктивному браку с милыми итальянками, можешь об этом забыть, — сказал Роб.

Если бы он только мог так поступить. Но, как бы сильно ни хотел он видеть своими невестками итальянок, на этот раз выбирать не приходилось.

— Можете жениться на ком угодно.

— Так в чем подвох? — спросил Тони.

— Во-первых, вы не должны никому рассказывать о нашем договоре. Ни родителям, ни сестрам. Если кто-то это сделает, его треть уйдет в общий фонд и будет поделена между двумя оставшимися.

— И?.. — спросил Ник.

— Если я присоединюсь к вашей бабушке до конца второго года с момента договора, а наследник все еще не родится, деньги будут вложены в недвижимость.

— То есть время поджимает, — сказал Ник.

— Возможно, я доживу до ста лет. Мой доктор говорит, что я в отличной форме. Но разве вы готовы рискнуть? Итак, я жду вашего согласия.

— А как же Джессика? — спросил Ник. — У нее четверо детей, но, как мне кажется, ее ты не награждал.

— Я обожаю твою сестру, Ник, как и всех остальных внучек. Но у их детей никогда не будет фамилии Кароссели. Я получил ее от моего отца, который получил ее от деда, а тот — от прадеда. И так далее. Множество поколений стоит за нами. Я не хочу обижать внучек, поэтому прошу вас держать все в секрете.

— Мы будем подписывать контракт? — поинтересовался Тони.

— Я предлагал ему это, — сказал Маркус, — но ваш дед отказывается.

— Мы не будем ничего подписывать. Вам придется поверить мне на слово.

— Конечно, мы верим тебе на слово, — подтвердил Ник, переглядываясь с братьями. — Ты никогда не давал нам повода сомневаться в тебе.

— Я чувствую то же самое по отношению к вам.

Тони нахмурился:

— А что, если ты умрешь? Разве тогда другие члены семьи об этом не узнают?

— Они ничего не заподозрят. Деньги находятся на отдельном счете, к которому будет иметь доступ только мой личный адвокат Маркус. Он проследит за тем, чтобы деньги были применены по назначению.

— Но если мы не готовы обзаводиться семьями? — спросил Роб.

Джузеппе пожал плечами:

— Тогда ты потеряешь свои десять миллионов, и они будут поделены между твоими кузенами.

Мужчины переглянулись. Какими бы гордыми и независимыми они ни были, вряд ли откажутся от такого лакомого кусочка.

— Мы должны ответить сегодня?

— Нет. Но я хочу быть уверен, что вы серьезно подумаете над моим предложением.

Они снова обменялись многозначительными взглядами, а затем кивнули.

— Конечно, дед, — ответил Роб.

Поговорив пару минут о бизнесе и семье, Ник, Роб и Тони ушли.

— Итак, — сказал Маркус, увидев, что дверь за братьями закрылась, — какова будет их реакция, когда они узнают, что никаких тридцати миллионов долларов на отдельном счете нет?

Джузеппе повел плечами:

— Думаю, что к этому моменту они будут так благословенно счастливы и благодарны мне за вмешательство, что деньги перестанут иметь для них значение.

— Но у тебя ведь есть деньги, Джузеппе. Ты не думал над тем, что можно их наградить, если они выполнят твои условия?

— И ущемить моих внучек? — вздохнул он. — За кого ты меня принимаешь?

Маркус задумчиво покачал головой:

— А если ты ошибаешься? Если им нужны только деньги? Если они рассердятся на тебя за то, что ты их обманул?

— Не рассердятся.

Впрочем, возможность сохранить фамилию Кароссели стоила любого риска.

Глава 2

«Снова опаздывает».

Терри Филипс с раздражением и удивлением наблюдала за тем, как ее лучший друг Ник Кароссели пробирается между столиками их любимого бистро к барной стойке, за которой они встречаются, чтобы поужинать, каждый четверг.

Каждый раз, когда он проходит мимо, стройный, темноволосый, с бесподобным оливковым оттенком кожи, женские головы поворачиваются ему вслед, а вилки замирают на полпути. Но Ник остается верен самому себе: он не обращает на это внимания. Хотя, несомненно, прекрасно знает, какое впечатление производит на слабый пол, и по возможности этим пользуется.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.