Иностранцы о русских художниках

Стасов Владимир Васильевич

Серия: Художественная критика [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Иностранцы о русских художниках (Стасов Владимир)

Annotation

историк искусства и литературы, музыкальный и художественный критик и археолог.

В. В. Стасов

Комментарии

notes

1

В. В. Стасов

Иностранцы о русских художниках

М. г., всем у нас известно, как мало расположены иностранцы отдавать справедливость нашим художникам и как они издавна относятся к нашей школе с самым странным высокомерием. Тем более поэтому бросается в глаза поворот общественного мнения Западной Европы или по крайней мере лучших его представителей. На последней всемирной выставке, венской 1873 года, лучшие западные художники и критики с истинным сочувствием останавливались над лучшими нашими картинами и признавались, что им до сих пор вовсе неизвестно было начинающееся у нас серьезное художественное движение. В настоящее время я считаю необходимым обратить внимание нашей публики на новые факты в том же роде, тем более интересные, что признание нашего художественного значения высказывается тут еще ярче.

Один из лучших французских художественных критиков, Жюль Клареси, напечатал на днях разом две статьи, в разных двух журналах, где рассказывает о русских картинах и русском художнике такие мнения, какие прежде в Западной Европе были бы просто немыслимы. Сообщу оттуда извлечения.

В «Ind'ependance Belge» он пишет: «Мне кажется, можно безошибочно предсказать, что в скором времени тот или другой из проживающих теперь во Франции русских художников окажет глубокое влияние на нашу национальную живопись. И в самом деле, Россия обладает истинным мастером, несравненно более значительным, чем этот капризник Зичи, которого так расхвалил Теофиль Готье в своем „Путешествии в Россию“. [1]Это Василий Верещагин. Всего только 33 лет от роду, после путешествия на Кавказе, после участия в самаркандском походе в качестве офицера русской службы, после двухгодичного пребывания в Италии г. Верещагин приехал теперь в Париж с целым миром солнечных картин и набросков; он строит себе мастерскую, где хочет продолжать свои громадные работы. Этот юный художник понял и передает с необыкновенной силой, ясностью и индивидуальностью эту страшную вещь — войну; его картины, изображающие встречу русских со среднеазиатами, полны выражения и драматизма совершенно необыкновенного… В настоящую минуту г. Верещагин принимается писать целую эпопею, где на обширных столбцах, залитых солнцем, предстанет вся история покорения Индии англичанами. Наш бедный Реньо тоже мечтал погрузиться однажды в индийские ослепительности. О чем мечтал Реньо, то теперь выполняет Верещагин. Я видел у него в Отеле (Auteuil), на стенах его мастерской, картины, которые так и приводят на память видения из „Тысячи одной ночи“, поэмы Томаса Мура, но присоединяют к очарованиям поэзии всю правду реализма, снятого с натуры. Мы должны гордиться тем, что такой художник выбрал Францию и разбил тут свою палатку».

В парижской «Presse» Клареси пишет: «На нынешней парижской художественной выставке появилось также несколько русских художников, и они получили сильное одобрение, но значительнейший и знаменитейший между ними, Василий Верещагин, недавно поселился в Париже и привез из индийского своего путешествия целую серию chefs d'oeuvr'ов. Я имел возможность видеть эту коллекцию, совершенно единственную в своем роде, эту мастерскую, покрытую картинами, которых краски и свет кажутся драгоценными камнями; тут есть и мраморные храмы, вырезывающиеся на индийском небе, и звездные кроткие ночи, и пустыни, где растут розы, и люди с бронзовым лицом, на конях, покрытых золотыми материями и камнями. Вся ослепительность Индии перешла на палитру г. Верещагина, и я имею намерение напечатать подробный этюд о созданиях этого мастера. Его картины не похожи ни на чьи картины. Это одна из самых оригинальных личностей, какие только мне случалось видеть, и, конечно, фамилия Верещагина, столь популярная в России и Германии, скоро сделается столько же популярной в Англии и Франции».

Ничего подобного еще никогда не было говорено в Европе о русских художниках, и нам полезно это знать. Авось, поверит таланту г. Верещагина не только Москва, до сих пор его игнорирующая (вероятно, потому, что там находятся его громадные среднеазиатские коллекции картин), но даже и многие из «серьезных» и важных наших художников, все еще ничего не раскусившие в таланте Верещагина.

1876 г.

Комментарии

Общие замечания

Все статьи и исследования, написанные Стасовым до 1886 года включительно, даются по его единственному прижизненному «Собранию сочинений» (три тома, 1894, СПб., и четвертый дополнительный том, 1906, СПб.). Работы, опубликованные в период с 1887 по 1906 год, воспроизводятся с последних прижизненных изданий (брошюры, книги) или с первого (газеты, журналы), если оно является единственным. В комментариях к каждой статье указывается, где и когда она была впервые опубликована. Если текст дается с другого издания, сделаны соответствующие оговорки.

Отклонения от точной передачи текста с избранного для публикации прижизненного стасовского издания допущены лишь в целях исправления явных опечаток.

В тех случаях, когда в стасовском тексте при цитировании писем, дневников и прочих материалов, принадлежащих разным лицам, обнаруживалось расхождение с подлинником, то вне зависимости от причин этого (напр., неразборчивость почерка автора цитируемого документа или цитирование стихотворения на память) изменений в текст Стасова не вносилось и в комментариях эти случаи не оговариваются. Унификация различного рода подстрочных примечаний от имени Стасова и редакций его прижизненного «Собрания сочинений» 1894 года и дополнительного IV тома 1906 года осуществлялась на основе следующих принципов:

а) Примечания, данные в прижизненном издании «Собрания сочинений» Стасова с пометкой «В. С.» («Владимир Стасов»), воспроизводятся с таким же обозначением.

б) Из примечаний, данных в «Собрании сочинений» с пометкой «Ред.» («Редакция») и вообще без всяких указаний, выведены и поставлены под знак «В. С.» те, которые идут от первого лица и явно принадлежат Стасову.

в) Все остальные примечания сочтены принадлежащими редакциям изданий 1894 и 1906 годов и даются без каких-либо оговорок.

г) В том случае, когда в прижизненном издании в подстрочном примечании за подписью «В. С.» расшифровываются имена и фамилии, отмеченные в основном тексте инициалами, эта расшифровка включается в основной текст в прямых скобках. В остальных случаях расшифровка остается в подстрочнике и дается с пометкой «В. С.», т. е. как в издании, принятом за основу, или без всякой пометки, что означает принадлежность ее редакции прижизненного издания.

д) Никаких примечаний от редакции нашего издания (издательства «Искусство») в подстрочнике к тексту Стасова не дается.

В комментариях, в целях унификации ссылок на источники, приняты следующие обозначения:

а) Указания на соответствующий том «Собрания сочинений» Стасова 1894 года даются обозначением — «Собр. соч.», с указанием тома римской цифрой (по типу: «Собр. соч.», т. I).

б) Указание на соответствующий том нашего издания дается арабской цифрой (по типу: «см. т. 1»)

в) Для указаний на источники, наиболее часто упоминаемые, приняты следующие условные обозначения:

И. Н. Крамской. Письма, т. II, Изогиз, 1937 — «I»

И. Е. Репин и В. В. Стасов. Переписка, т. I, «Искусство», 1948 — «II»

И. Е. Репин и В. В. Стасов. Переписка, т. II, «Искусство», 1949 — «III»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.