Леди никогда не лжет

Грей Джулиана

Серия: Встречи при луне [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Леди никогда не лжет (Грей Джулиана)

Пролог

— Герцога Уоллингфорда нет дома, — заявил дворецкий, упрямо вздернув подбородок.

— Чепуха, — невозмутимо ответствовал Финн. — Мы оба знаем, что он дома. Вчера вечером я оставил его здесь в таком состоянии, что его выход из дома… — Он замолчал, достал из кармана весьма потертые золотые часы, открыл крышку и продолжил: —…В восемь утра попросту невозможен. Разве что в гробу.

Дворецкий откашлялся:

— Герцог Уоллингфорд не принимает.

— Это уже лучше. Мы с тобой, Уоллис, найдем общий язык намного быстрее, если будем говорить друг другу правду. Итак, где я могу найти старого пьяницу?

Финн устремил взгляд над головой дворецкого в просторный холл с высокими потолками, мраморными полами и украшенными лепниной стенами. Именно таким должен быть холл в лондонском доме герцога, решил Финн и искренне порадовался (уже не в первый раз), что у него нет титула.

— Мистер Берк! — Тщедушный дворецкий выпрямился, стараясь выглядеть внушительнее, но его усилия показались просто смешными, поскольку рядом был мистер Финеас Фицуильям Берк, обладавший атлетическим телосложением и очень высоким ростом. — Мне очень жаль, но, похоже, я не сумел ясно выразиться. Его светлость не принимает.

— Но ты же понимаешь, — дружелюбным тоном сказал Финн, — что меня он в любом случае примет. Кстати, я приглашен на завтрак. Разве он тебе не сказал? Так что, извини, дружище, но я войду.

Он сделал шаг, пытаясь обойти дворецкого, но в результате лишь уперся грудью в лоб Уоллиса с блестящим напомаженным локоном и наступил на его до блеска начищенную туфлю.

Следует отдать должное Уоллису, тот даже не моргнул.

— Боюсь, я опять не сумел выразиться достаточно ясно. — Щуплый дворецкий возвысил голос и выпятил хилую грудь. — Его светлость… Герцог… Его светлость не принимает, — наконец-то выговорил он, тяжело вздыхая после каждого слова.

— Послушай, дружище! — Финн дружелюбно улыбнулся, готовясь совершить еще один обманный маневр. — Я понимаю, что приглашения на завтрак не приняты в этом доме, но уверяю тебя…

— Черт побери, Уоллис! — раздался недовольный голос герцога Уоллингфорда. — Впусти же наконец бедолагу в дом и проводи в комнату для завтраков. Я спущусь через пять минут!

Уоллис прищурился и тихонько фыркнул.

— Как прикажете, ваша светлость, — сказал он и сделал шаг в сторону.

Финн медленно стянул перчатки.

— Знаешь, в чем твоя проблема, Уоллис? — отчетливо выговаривая каждое слово, произнес он. — Ты ужасный сноб. Все не могут быть лордами, понимаешь? Кому-то надо заниматься и другими делами, к примеру, торговать.

— Берк, не надо пугать моего дворецкого, — крикнул сверху герцог.

Финн покосился в сторону лестницы, потом не без симпатий взглянул сверху вниз на поникшие плечи Уоллиса и, примирительно улыбнувшись, отдал ему шляпу и перчатки.

— Я сам найду дорогу, хорошо? — сказал он и быстрыми шагами направился через вестибюль в заднюю часть дома, где располагалась комната для завтраков.

— Чертов рыжий ученый, — пробормотал дворецкий, впрочем, достаточно громко, чтобы Финн услышал. — Никакого чертова уважения.

Комната для завтраков у герцога Уоллингфорда была местом удивительно приятным для дома, в котором не было женщин. Просторное помещение выходило окнами в сад, причем дом был поставлен так, что деревья загораживали соседние постройки, и создавалось впечатление, что ты находишься в деревне или по крайней мере в Хэмпстеде. Единственным недостатком была атмосфера заброшенности, царившая в этой комнате. Ею явно пользовались очень редко. Герцог и его брат почти никогда не вставали раньше полудня, поскольку обычно ложились спать на рассвете.

Однако сегодня все было иначе. Переступив порог, Финн с удивлением отметил, что на буфете приготовлено все необходимое для настоящего английского завтрака: почки, бекон, копченая рыба, тосты, яйца, а на стуле в дальнем конце стола сидит — или лежит, это как посмотреть — совершенно несчастный лорд Роуленд Пенхоллоу, младший брат герцога.

— Боже правый, Пенхоллоу! — воскликнул удивленный Финн и бросил на стул газету. — Чему мы обязаны такой высокой честью?

— Понятия не имею, — пробормотал лорд Роуленд. — Мне было сказано быть здесь ровно в восемь, иначе я лишусь права пользования всеми моими поместьями. А ведь я уже давно выкупил все закладные, — сказал он, и на его несчастной физиономии отразилась напряженная работа мысли. — По крайней мере мне так кажется.

Финн подошел к буфету и взял тарелку из тончайшего, почти прозрачного фарфора.

— Это очень жестоко со стороны Уоллингфорда, — усмехнулся он. — Но ты сам виноват. Не стоит напиваться до бесчувствия, тем более с такой пугающей регулярностью. Я уже неоднократно объяснял вам обоим, что…

— Заткнулся бы ты, святоша чертов, — вздохнул лорд Роуленд. — Вы, ученые мужи, понятия не имеете, как тяжело приходится нам, праздным аристократам, как многого от нас ждут. Мне едва удается соответствовать.

Роуленд поднес к губам чашку кофе — такую большую, что за ней скрылось все его красивое, хотя и бледное лицо, — и принялся жадно пить.

— Тогда тебе повезло, старина. Потому что у меня есть решение твоей проблемы. И я даже принес его сюда, — гордо заявил Финн.

Он расположился в удобном хепплуайтовском кресле, приобретенном еще несколько десятилетий назад бабушкой теперешнего герцога, и указал вилкой на вечернее издание «Таймс», лежащее на соседнем стуле.

— Это и есть твое спасение. И твоего брата тоже.

Лорд Роуленд с отвращением уставился на почки.

— А если я предпочитаю проклятие?

— Никто не спрашивает, чего ты хочешь, — рявкнул герцог Уоллингфорд, входя в комнату. — Впрочем, если честно, меня тоже никто не спрашивает. Ну, вот он я, Берк, твой покорный слуга. Явился. Надеюсь, тебе нравится завтрак?

— Да, спасибо. Знаешь, утренняя прогулка способствует повышению аппетита. Передай мои комплименты своему повару.

— Да пошел ты… — возмутился Уоллингфорд.

Он подошел к буфету. Его фигура в безупречном утреннем костюме производила сильное впечатление. Герцог был высоким и широкоплечим мужчиной с длинными, вопреки моде, волосами и чисто выбритым (тоже вопреки моде) подбородком. Только хорошо знавший его человек мог разглядеть на его лице следы вчерашней попойки — некоторую припухлость глаз и мутность взгляда.

— Знаешь, — задумчиво сказал Финн, — а ведь то, что ты ругаешься, может в каком-то смысле повлиять на предложение, с которым я сегодня пришел.

Уоллингфорд положил на свою тарелку изрядную порцию копченой рыбы и швырнул сервировочную вилку обратно на блюдо. Оно протестующе звякнуло.

— Не могу дождаться, когда услышу твое предложение.

— Ну надо же сколько сарказма. Вчера ты был намного любопытнее. Ведь именно любопытство заставило тебя устроить эту утреннюю встречу, столь неудобную и для тебя, и для твоего страждущего брата, — покосился Финн на понурую голову лорда Роуленда.

— Вчера вечером я был до неприличия пьян, — проворчал герцог и уселся во главе стола. — Но сегодня я в здравом уме.

— Тогда я перейду к делу.

— Сделай милость, — недовольно прорычал герцог, и его слова эхом прокатились по комнате.

Финн потянулся за газетой и развернул ее.

— Джентльмены, кто-нибудь из вас был в Италии?

— В Италии? — хохотнул герцог. — Что за вопрос! Пока ты возился в своей лаборатории, я переспал с половиной женского населения Венеции! Ну и что с того?

Лорд Роуленд поднял голову. На его бледную несчастную физиономию упал яркий солнечный луч.

— Вздор. У тебя тогда была постоянная любовница — эта симпатичная маленькая штучка… как ее… не помню… в общем, маркиза Штучка. Прелестное создание, но ревнива, как дьявол. Ты сделал не более полудюжины зарубок на столбике кровати, да и то, когда маленькая птичка сидела в клетке.

— Это не обо мне, — сквозь зубы процедил герцог.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.