Странник

Круз Андрей

Серия: На пороге Тьмы [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Странник (Круз Андрей) * * *

Пролог

– Восемь месяцев? Там даже шести минут не прошло до того, как я зашел обратно в сарай и меня забросило сюда. – У меня аж голос сел от удивления.

Казалось бы, пора уже привыкнуть к странным изгибам времени, на которые я насмотрелся с момента первого своего «провала», но это легко сказать, а сделать уже намного труднее, потому что сознание некоторые вещи начисто отказывается перерабатывать. Не принимает процессор.

– Восемь месяцев. – Настя повернулась ко мне, опираясь на локоть, а потом дважды показала четыре отставленных пальца. – Восемь. И как видишь, я за это время многое успела. – Она с заметной гордостью усмехнулась и протянула руку за бутылкой минералки, стоящей на тумбочке с моей стороны. – Дай попить.

Я протянул ей бутылку, и она сделала несколько больших глотков прямо из горлышка. Пила быстро и даже жадно, с треском сжимая пластиковую емкость, а капля воды, сорвавшись, упала на ее обнаженную грудь, и я почему-то уставился именно на нее, быстро загадав «стечет – не стечет». Чуть продержавшись на месте, капля стекла вниз, оставив на нежной коже тонкую блестящую дорожку. Настя ее не почувствовала.

– Ну да, ты теперь там дама в авторитете, – не удержался я от того, чтобы не прокомментировать. – Ты у них всей авиацией командуешь, что ли?

– Не всей, даже вообще ничем не командую, но летающих людей по пальцам можно пересчитать. – Она поставила бутылку на тумбочку у кровати. – Так что да, особо ценный член экспедиции.

В номере отеля было слегка прохладно, но все же не холодно, мы даже отопление выкрутили на минимум. Через зарешеченное окно доносилась музыка из бара «Оксидентал Салун» – кантри, разумеется, – а какая-то гомонливая компания топталась на улице у входа в отель, не торопясь перебраться под защиту его стен. Хотя в темноте никто теперь по улицам гулять не любил. Впрочем, Баффало с этой точки зрения пока был городом довольно безопасным, Тьма сюда проникла слабо, есть в округе места куда хуже. Но окон без решеток в городке уже не встретишь.

Мы оба были утомленными, скорее даже обессиленными, – и счастливыми. По-настоящему счастливыми, бесконечно тонущими в этом своем счастье. Для кого-то из нас расставание длилось меньше, для кого-то больше, но даже день его был мучителен и пуст. Только сейчас, лежа с ней в постели, я понял, как же мне ее все это время не хватало. Как будто части самого себя лишился, а теперь обрел эту часть вновь, стал целым.

И пришло ощущение нового этапа в жизни, опять. Ощущения того, что тебе опять надо строить все планы заново, с нуля, потому что все старые уже ни на что не годятся. Или их просто не существовало. У меня ведь был всего один план – найти Настю. И вот я ее нашел. А теперь надо думать уже над планамИ, во множественном числе. Над тем, как нам дальше жить уже вдвоем. Как выживать, потому что к этому миру слово «жить» применяется пока плохо, жизнь здесь больше напоминает именно выживание. Или можно заменить его все же на «жизнь»? Получится у нас?

– Ждала тебя в доме, потом поняла, что сразу за мной ты из сарая не выпадешь, – продолжала между тем рассказывать она. – Решила, что тебя закинуло куда-то совсем в другое место, и перспективы встретиться у нас… сам понимаешь. Но… в общем, все же оставила записку.

– Это было самым лучшим твоим решением, – я откинулся на подушку, закинув руки за голову. – Иначе… иначе я бы с ума сошел, наверное, гадая.

– Мне кажется, что я почувствовала, как ты появился… в этом мире. Просто почувствовала – и все.

– Ты теперь только это чувствуешь?

Вопрос был со вторым смыслом – если она чувствует, то поймет его.

– Нет, – усмехнулась она. – Я тебя поняла. Еще чувствую тварей. Пусть не слишком издалека, но чувствую. Ты тоже?

– Я тоже. Думаю, что мы как-то изменились во время прохода.

– Или что-то подцепили, – усмехнулась она.

– Предпочитаю думать, что изменились, – засмеялся я. – Слово «подцепили» как-то не те ассоциации включает. Тем более в постели и после секса…

– Это у тебя просто воображение испорченное. – Она предупреждающе подняла палец.

– Может быть, – закивал я сразу же с готовностью. – И как ты дальше? Ну в смысле когда попала сюда?

– Да ничего сложного для меня и не было. Разве что запах местами, – она вздохнула, отставив бутылку чая на тумбочку со своей стороны кровати. – Нашла… её документы… – она тоже запнулась на упоминании своего «дубля», погибшего в этом мире, явно не зная, как назвать, и остановившись на нейтральном «она», – узнала, что есть самолет. Добыла карту, добралась до аэродрома, нашла там нужный ангар, а в нем самолет. Затем полетела на Денвер и услышала передачу на «сто двадцать один и пять» от «мобильного центра», тогда еще самого первого. И свернула на Шайенн, где они тогда расположились.

– Шайенн – это город или гора в Колорадо? Где ядерное убежище и все такое? – вспомнил я прочитанное когда-то.

– Шайенн, что в Вайоминге, городок такой, – уточнила Настя, – захолустье вроде этого самого Баффало. Вот и все, собственно.

– А мне Баффало нравится, – сказал я, почти обидевшись на слово «захолустье». – Всю жизнь мечтал жить в таком вот спокойном городе посреди всякой природы и прочего. Правда, не в мире после Эпидемии, – добавил следом. А что за «мобильный центр»?

– В общем, это радиостанция и все к ней прилегающее, – взялась она объяснять. – Чужие пытались и пытаются искать таких же, как они сами. Ведут передачи на всех возможных частотах, ставят плакаты на дорогах, рассылают патрули. Вот к самому первому такому центру я и прилетела. Люди уже заметили, что их становится больше, и те, кто поумнее, постарались всех объединить. Теперь их кто-то переименовал в FOB – «передовые оперативные базы» [1] .

– И то, что ты не приехала, а прилетела…

– …И сделало меня очень нужной и важной, – не дала она мне закончить фразы. – И даже ты, хоть и летаешь ты еле-еле, тоже будешь нужен.

– А знаю, – кивнул я, немного загордившись. – В Канзасе я уже успел поработать пилотом, и, кстати, на мои умения, драгоценная моя, никто ни разу не жаловался.

Вот так, знай наших.

– На безрыбье… – пожала она плечами. – Кстати, спасибо, что на людях ты меня Настей не зовешь [2] .

– Ну я вроде бы знаю язык, – засмеялся я. – Достаточно, чтобы понимать, чего делать не следует.

– В Колд-Лэйке меня уже зовут Энис, – пояснила она.

– От Энэстейша, так?

– Верно. Так что сдерживайся. Не забывай.

Опять предупреждающе воздетый указательный палец.

– Ну так уже, – подтвердил я усвоение ценного указания. – Кстати, я голоден, как… тварь Тьмы, наверное. Которая из самого наглухо запертого подвала, откуда ей никак не выбраться.

– Ты всегда после… гм… этого дела голоден, – засмеялась она, ткнув мне пальцем в живот. – Как-то быстро ты калории расходуешь.

– Стараюсь, – сказал я скромно.

– Я почувствовала, – она вновь засмеялась, затем спросила: – Ну и где ты рассчитываешь что-то получить в это время? И стоит шляться ночью?

– Шляться? С ума сошла? – картинно удивился я, придвигаясь к ней. – Некогда шляться, нам делом надо заниматься, ты вон восемь месяцев без… ну ты поняла. Даже больше. И калорий пока осталось. А мы в отеле, здесь, я думаю, те же сэндвичи и что-то попить можно круглосуточно заказывать. Или из бара принесут, например. Кстати, успеем еще разок, пока принесут.

Я придвинулся еще ближе, но Настя толкнула меня ладонью в грудь.

– Надо сначала позвонить и заказать, – объяснила она. – А потом успевать. А если сначала успевать, то успеешь наверняка, и даже не один раз, если сможешь, но ничего не принесут. Подумай об этом. Это называется «логика».

– Думай ты, мне некогда. И отстань со своей логикой, не до нее мне сейчас.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.