Гордиев узел с бантиком

Андреева Валентина Алексеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гордиев узел с бантиком (Андреева Валентина)

Часть первая

Звонок из-под дивана

1

«Вре-емя течет сквозь пальцы, как вода…» — не своим голосом запел мой мобильник в самый неурочный час. По моему разумению, начало третьего ночи не совсем подходит для раздумий о его текучести. Даже с подачи Аллы Пугачевой. Спросонья, не открывая глаз, я попыталась на ощупь добраться до телефона и нечаянно смахнула его на пол. Обругав аппарат за излишнюю мобильность, упрямо продолжила поиски раздражителя на «поле чудес» прикроватной тумбочки. В результате на полу оказалась книга и что-то еще. Утром разберусь, все лишнее — вон! Очень не хотелось вставать с кровати. Не сподобилась даже после сердитого вопроса мужа, что в нашей койке делает Наташка.

— А что можно делать в койке ночью? — огрызнулась я. — Спать, конечно!

— Ну и пусть идет спать к себе! Ей своих двух комнат мало? Или Борису осточертели ночные сеансы телефонной связи подруги жизни?

Вот тут-то я и проснулась. Мобильник пел на заданную не мной, а подругой тему — Наташка деликатным способом за счет Пугачевой экономила не только свои, но и чужие деньги. Протечка времени даром для кармана абонентов не обходится, каждая минута денег стоит. Вечером мы с Натальей случайно «махнулись» телефонами. Не глядя. Аппараты у нас одинаковые, близнецы-братья.

Димка опасно завозился на своей половине кровати, меня как ветром сдуло со своей половины. Подхватив с пола мобильник, я нажала кнопку соединения, пожелала неизвестному абоненту более спокойной ночи, чем у меня, и запросила пару секунд отсрочки для начала переговоров. Они ушли на оперативный вылет из спальни в одном тапке и тщетную попытку бесшумно закрыть за собой скрипучую дверь. Влетая на кухню, я с трудом подавила раздражение и прошипела в трубку: «Слушаю».

Абоненту моя готовность слушать была по барабану. В ответ неслось нечто совершенно непонятное. Безумный коктейль из диких криков ужаса, боли, отчаянных призывов к милосердию, угроз, грохота и треска не иначе как ломаемой мебели, ну и, разумеется, мата. Куда ж без него в такой обстановке. Трудно было определить общее количество участников скандала, но то, что они разнополые, сомнений не вызывало.

Признаться, я растерялась. Не веря собственным ушам, беспрерывно алёкала в трубку, давая понять, что являюсь незримой слушательницей скандала и готова эту тему обсудить. В том плане, что на фига оно мне надо. Затем принялась требовать от абонента немедленно прекратить безобразие. Даже грозила позвонить в полицию. Там теперь работают неподкупные милиционеры, прошедшие строгий отбор. Во всяком случае, так обещали. Очень хочется верить в лучшее, вдруг и вправду разогнали не самых честных и порядочных.

— Что случилось? — раздался за спиной недовольный голос Дмитрия Николаевича. Потеснив меня, он решительно прошлепал босыми ногами к холодильнику и, согнувшись, сунул голову внутрь. В таком положении и застрял. Можно подумать, именно из его недр ждал ответа на свой вопрос.

Я непроизвольно отняла мобильник от уха и скроила недоверчивую мину.

— Сама не пойму. Может, это новая услуга мобильной сети? «Вы уже спите? Тогда мы идем к вам!» На, послушай…

Я протянула мобильник мужу, явно заблудившемуся внутри холодильного агрегата и вполне мирно напомнила, что последнюю бутылку минералки он прихватил с собой в ходе подготовки ко сну. Дрыхнет забытая бедняжка где-нибудь рядом с кроватью.

Димка резво выбрался наружу, выхватил у меня телефон и гаркнул в трубку: «Да!» После чего принялся изучать мою физиономию. Неужели запамятовал, как выгляжу и кто я такая?

— Крикнул, а в ответ тишина! — нещадно фальшивя, дурашливо пропел он и, зевнув, предложил мне в следующий раз не путать сон с реальностью. Если снится кошмар, следует незамедлительно проснуться и от него отделаться. Вот как он от видения Натальи Николаевны, спровоцированного мелодией вызова ее мобильника.

— А если перезвонить по номеру, с которого нас потревожили? — прервав его рекомендации, осторожно предложила я.

— В отместку! — воодушевился муж. — Думаешь, звонарь или звонариха, сделав свое черное дело, спокойно уснули? Сейчас проверим Натальины контакты и выявим виновника. Счеты с ним пусть сводит твоя подруга. Ну а уж с ней самой я лично разберусь. До отлета времени хватит.

Попиликав кнопками, Димка разочарованно доложил, что информации о владельце номера нет, наверняка какой-нибудь телефонный террорист развлекается, и небрежно пристроил мобильник на кухонный стол.

— Не исключен и вариант ошибки, — почесав макушку, предположил он. — Кто-то просто не туда попал. — Дальше понес ахинею: — Наша Наташа интуитивно определила, что ее телефон запоет среди ночи, а потому намеренно подсунула нам. Я его отключаю, надеюсь, твоя подруга помнит пинкод.

Я пожала плечами, изучая свои ногти. Наталья помнит все, а уж четыре зеро…

Немного поколебавшись, муж все-таки решил дозвониться безымянному «шутнику», но абонент находился вне зоны действия сети. Скорее всего, в данный момент у него был постельный режим — спячка.

— Само собой, — буркнула я, пытаясь подцепить ногой слетевший тапок. — Крушить мебель по ходу убойных дел занятие утомительное. Не хочется думать, что участники разгула заснули вечным сном.

— Лично я ничего не слышал.

— Тебе повезло. А у меня до сих пор в уш… Не надо! — Я предостерегающе выставила вперед ладони. — Не надо мне дополнительных нравоучений!

«Эк его проняло! Судя по оживившемуся лицу мужа, он собрался сесть на любимого конька».

Попытка купировать у супруга очередной приступ чтения нотаций удалась. Хотя бы потому, что он, как выяснилось, и не собирался их читать. Просто у него было такое выражение лица, что я по привычке решила… Словом, с таким видом не собираются приглашать любимую жену на ночные посиделки с чаепитием.

Принести свои извинения за «оговор» я не успела и тем пополнила копилку невысказанных претензий в свой адрес. Димка демонстративно покинул кухню. Утешилась тем, что пройдет незамеченным мой проступок — я забыла купить чайную заварку. Утром возьму у Натальи. Заодно обсудим тревожный звонок.

Чем дольше я размышляла о ночном мобильном терроризме, тем больше склонялась к тому, что человек, нажавший кнопку вызова Наташкиного номера, надеялся на помощь с ее стороны. Самому явно было не до переговоров, а потому он намеренно и тайно организовал прослушку этой катавасии. М-да… Не очень удачный термин. В наше время под катавасией подразумевается беспорядок, на самом деле, это строгий порядок, предусматривающий сход в центре храма церковных хоров для совместного песнопения. Так… Я отвлеклась. А если по делу, то неизвестный абонент был уверен в Наташкиной сообразительности. Как услышит она стук да гром, именуемый «погром», так и догадается позвонить в полицию. Без лишних алёканий и угроз, которыми я бездарно пугала мобильник. Одно оправдание: спросонья плохо соображала. Еще один интересный момент. Место действия — не городская квартира, где со всех сторон живут люди. Как правило, чужие скандалы очень мешают. Особенно по ночам. Надежды на озверевших соседей у абонента, похоже, не было. Скорее всего, из-за их отсутствия. Напрашиваются выводы: жуткий спектакль разыгрался в загородном доме, на худой конец, в рабочем помещении. Например, офисном. С пластиковыми окнами. Они в определенной мере служат шумоизоляторами.

Я посмотрела на черный прямоугольник экрана мобильника и вздохнула. Зря Димка поторопился отключить аппарат. Следовало хоть и с опозданием, но сообщить в полицию номер неизвестного абонента и отягчающие его положение обстоятельства. Без пинкода вернуть телефон в рабочее состояние невозможно. На «обнуление» пароля он не реагировал. И на фига подруга его сменила? Мелькнула мысль разбудить Наташку, но пугали последствия. Пока она «въедет» в ситуацию, я добровольно «выеду» не только из себя, но и из квартиры. Очередной раз будить Димку опасно. В принципе, до утра можно отсидеться на лестничной площадке. К тому времени подруга устанет орать. Пришлось задуматься, выбирая из двух зол меньшее. А тут и третье «зло» подоспело: душевный раздрай оборвал неслышно подкравшийся Димка. Ну не может человек спокойно заснуть, не высказав мне наболевшее! Он и принялся высказывать. Вроде как не мне, а чайнику, со ссылкой «а вот некоторые…»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.