Зона Посещения. Тропами теней

Альтанов Андрей

Серия: Радиант Пильмана [5]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Зона Посещения. Тропами теней (Альтанов Андрей)

Издательство признательно Борису Натановичу Стругацкому за предоставленное разрешение использовать название серии «Сталкер», а также идеи и образы, воплощенные в произведении «Пикник на обочине» и сценарии к кинофильму А. Тарковского «Сталкер».

Братья Стругацкие – уникальное явление в нашей культуре. Это целый мир, оказавший влияние не только на литературу и искусство в целом, но и на повседневную жизнь. Мы говорим словами героев произведений Стругацких, придуманные ими неологизмы и понятия живут уже своей отдельной жизнью подобно фольклору или бродячим сюжетам.

Из интервью, которое специальный корреспондент Хармонтского радио взял у доктора Валентина Пильмана по случаю присуждения последнему Нобелевской премии по физике за 19… год:

«– …Вероятно, вашим первым серьезным открытием, доктор Пильман, следует считать так называемый радиант Пильмана?

– Полагаю, что нет. Радиант Пильмана – это не первое, не серьезное и, собственно, не открытие. И не совсем мое.

– Вы, вероятно, шутите, доктор. Радиант Пильмана – понятие, известное всякому школьнику.

– Это меня не удивляет. Радиант Пильмана и был открыт впервые именно школьником. К сожалению, я не помню, как его звали. Посмотрите у Стетсона в его «Истории Посещения» – там все это подробно рассказано. Открыл радиант впервые школьник, опубликовал координаты впервые студент, а назвали радиант почему-то моим именем.

Радиант Пильмана – это совсем простая штука. Представьте себе, что вы раскрутили большой глобус и принялись палить в него из револьвера. Дырки на глобусе лягут на некую плавную кривую. Вся суть того, что вы называете моим первым серьезным открытием, заключается в простом факте: все шесть Зон Посещения располагаются на поверхности нашей планеты так, словно кто-то дал по Земле шесть выстрелов из пистолета, расположенного где-то на линии Земля – Денеб. Денеб – это альфа созвездия Лебедя, а точка на небесном своде, из которой, так сказать, стреляли, и называется радиантом Пильмана».

Аркадий и Борис Стругацкие, «Пикник на обочине».

Любой источник света не вечен, когда-то он должен иссякнуть.

Когда-то иссякнут они все.

Несложное логическое заключение

Пролог

Зона Три-Восемь.

Наше время

Тихо, на грани слышимости, щелкнул клапан. Пузырьки воздуха вырвались из легочного автомата [1] и, весело суетясь в относительно свободном пространстве, устремились вверх, туда, где за водной гладью озера их ждала уже самая настоящая свобода. Где они потеряют временную форму, приобретенную под давлением окружающей среды, и растворятся в атмосфере, сольются с ней, став чем-то большим, чем группкой маленьких, якобы самостоятельных воздушных тел.

Я проводил взглядом эту миниатюрную модель бытия и продолжил погружение. Взвесь пыли и мелких бесформенных частичек неизвестного происхождения создавала эффект естественного утреннего тумана. Ровный матовый свет с поверхности вливался в глубинный слой мутных вод, окрашивая невесомые крупинки в бледно-молочный цвет, что лишь усиливало иллюзию. Видимость едва дотягивала до пяти-шести метров. Все, что было дальше, теряло свои очертания, превращаясь в серые бесформенные пятна.

Вот одно такое пятно материализовалось и зашевелилось прямо по курсу. Рука, держащая АДС [2] , нервно дернулась, направив ствол автомата в сторону объекта. Но секунду спустя я опустил оружие. Прямая угроза жизни отсутствовала. Это какое-то четырехлапое животное где-то на солнечной поверхности попало в аномальный пространственный прокол и переместилось сюда, под водную толщу озера кратера. Несчастная животинка немного побилась в конвульсиях и медленно пошла ко дну, к обглоданным костям товарищей по несчастью. Там свежую тушку уже поджидала бесчисленная армия самых обыкновенных крабов, которых, на первый взгляд, обошли стороной какие-либо мутации.

Слава божественным гайкам, случай уже давненько не забрасывал сюда мутанта, способного жить под водой. Если бы забросил, то так долго без приключений я бы здесь не плавал…

Объемный пак с оборудованием, собранный за несколько ходок в укромном подводном гроте, висел передо мной на поплавках в невесомости. Герметичные контейнеры, уложенные в брезентовый кокон, создавали большое сопротивление движению. Грести было трудно. Заплыв, отнимающий обычно две-три минуты, растянулся уже на добрый десяток этих драгоценных единиц времени. Вся их драгоценность заключалась в стабильном потреблении дыхательной смеси из баллона за спиной. К слову, протащить его сюда через бедленд области Разлома тоже было нелегко. Под давлением капризов аномальной реальности два предыдущих баллона пришлось скинуть, не дойдя до цели. Но в этот раз все прошло гладко, если не считать задержки по времени с дополнительным заданием.

Эта группа, оставленная сверху на произвол судьбы, была самая сложная в моей практике. Настолько разношерстную и неподготовленную компашку я еще никогда не водил по аномальным землям. Но, видимо, так было угодно самой Зоне, и все, кроме одного идиота, дошли до самого Куба. Большую часть времени всей этой авантюры мне казалось, что Она помогает мне, отводит многие из возможных бед. Я буквально чувствовал за спиной тяжелое вязкое присутствие Зоны, ее холодный безжалостный взгляд. Прав был дед Михей – в этой группе точно есть тот, кто нужен нам, кто нужен ей…

И вот впереди уже замаячило каплеобразное пятно подводного дома.

Мой надувной купол был крупнее своего старенького прототипа, подводного дома «Спрут». И времени на его создание и наполнение ушло о-го-го. Но почему-то все это время, порой проведенное на грани жизни и смерти, мне было в радость. Каждый Божий день, прожитый на проклятых всеми землях, – в радость. Приятно осознавать себя частью чего-то большего, знать, что любимое дело дает результат более весомый, чем нищенская зарплата инженера. А когда-то я смеялся над словами Чупакабры о том, что и инженеру-подводнику найдется в Зоне работа по специальности. Эх, знал бы я тогда, куда ведет извилистая тропка моего выбора, не сомневался бы ни разу и сэкономил бы бесценного времени вагон и две тележки.

И вот уже совсем скоро будет виден результат нескольких лет кропотливой работы, причем не только моей. Под брезентом, в герметичных боксах, лежало уникальное тоннельное оборудование, подобное тому, что я установил в четырех Зонах Посещения по обе стороны реальности. Над его созданием наши ребята бились очень долго, потратив на это не только уйму времени и средств, но и потеряв в ходе экспериментов с десяток первопроходцев.

Это будет пятый двухсторонний портал, связывающий изнанки Зон в своеобразную транспортную сеть. И остается лишь надеяться на то, что энергии пяти порталов будет достаточно, и по ту сторону в очередной раз сработает не просто тоннельный эффект, но еще и возникнет буферный пузырь – тоннельный перекресток, о котором мне рассказывал Плюшевый. А то уже поднадоело наудачу шнырять по порталам, каждый раз надеясь, что тебя вышвырнет в пространство нужной тебе Зоны.

Купол выплыл из объятий подводного тумана и стал хорошо различим. Внешних повреждений не видно. Крепления на скалах и дополнительные якоря на месте, сеть с поплавками цела, прорезиненный капрон пузыря – тоже. Красота. Под конструкцией капсулы, как всегда, поблескивала серебром жидкая ртутная субстанция аномалии Стикс. Но сейчас меня интересовала не эта загадочная аномалия. Моя цель находилась над ней, внутри воздушного купола, в самом его центре.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.