Чернила

Половнева Алена

Серия: Заваркины [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чернила (Половнева Алена)

Чернила

Алёна Половнева

Глава первая

— Заваркины, вы мерзкие несносные поганки! Вы пропали на целый год, вы не звонили, вы втихую поувольнялись. И откуда у вас деньги? Где вы теперь работаете?

Зульфия на секунду перестала бомбардировать гостеприимных хозяев вопросами, отпила глоток из большого винного бокала и огляделась по сторонам. Их маленькая и дружная компашка переместилась с темной и тесной кухни панельной многоэтажки за барную стойку светлой и просторной студии на последнем этаже только что построенного комплекса переменной этажности. Кухня Заваркиных теперь была убрана мрамором, украшена хорошим деревом с хромированными вкраплениями, которые, все же не могли скрыть налет временности — неистребимый атрибут съемной квартиры. К тому же, впечатление портили сваленные в углу картонные коробки с кухонной утварью и чехлы для верхней одежды.

— Мне плевать, откуда у вас деньги! — сказала Зульфия, не дождавшись ответа, — но почему вы прятались и не общались со мной?

— Мы даже номера телефонов не поменяли, — возразил ей Вася. Анфиса толкнула его локтем под ребра: монолог Зульфии имела право прерывать только Зульфия.

— Чем вы занимаетесь? Почему вы живете в этом претенциозном небоскребе?

— Она задает вопросы, — тихо сказал Вася, наклонившись к Анфисиному уху, — но мы не должны отвечать?

Анфиса покачала головой и приложила палец к губам.

— Где у нас хайболы? — спросила она, хлопнув себя по бедрам и встав.

— Что мы будем пить? — оживился Вася.

— Кубу либре, — ответила Анфиса, шаря по кухонным шкафчикам.

— Ты меня слушаешь вообще? — возмутилась Зульфия.

— Нет, — призналась Анфиса и кинула брату зеленый плод, — режь лайм.

— Попроси нормально, — буркнул тот.

— Васенька, порежь, пожалуйста, лайм, — пропищала Анфиса противным тоненьким голоском.

— Заваркины, я по вам соскучилась, — умилилась Зульфия.

— Мы по тебе тоже, — ответила Анфиса с улыбкой.

— Да ни капли, — хрюкнул Вася.

— Ну, чем вы сейчас занимаетесь? — не отставала Зульфия.

Заваркины ответили одновременно.

Ася:абсолютно ничем.

Вася:у меня свой бизнес.

— Фотомастерская — это не бизнес, — фыркнула Анфиса, — это чтоб девок снимать! Зачем ты ее вообще открыл? Еще нарик этот, Спотыкайло который…

— Буду я у тебя еще спрашивать, чем мне заниматься, — добрый братец захотел было отвесить Анфисе подзатыльник, но та увернулась и плюхнула в высокие стаканы примерно треть бутылки рома. Разбавив его колой и выдавив в них порезанный лайм, она с шиком отправила их по мраморной стойке. Вася ловко поймал и свой, и Зулин.

— Заваркина, никогда не критикуй мужчину, чтобы он не задумал, — мудрая дагестанская женщина наставительно подняла палец вверх.

— Расскажи лучше про себя, — попросила Анфиса, — у тебя наверняка бурная жизнь.

— Ох, — вздохнула она, — и не спрашивай…

Эта фраза всегда обозначала начало какого-нибудь интересного и очень длинного разговора. Вася кинул взгляд в сторону их минибара: крепких напитков там не было, зато стояли две задорные пыльные бутылки полусладкого шампанского.

— Приключилась тут со мной одна история, — продолжила Зуля, — началась она, как полагается, со звонка в редакцию…

Заваркины одинаково дьявольски ухмыльнулись. На их предыдущем месте работы все самое странное и интересное начиналось со звонка редакционного стационарного телефона. Зульфия улыбнулась, со значением кивнула и продолжила.

Через несколько месяцев после увольнения Заваркиных, Зуля тоже сбежала из сети городских порталов. Теперь она работала в местной газете под названием «Причудливые новости». Газетка была средней во всех смыслах: умеренно политизированной, умеренно развлекательной с умеренным числом сотрудников и, следуя последним веяниям моды, имела онлайн-версию. Зульфию назначили редактором, и она пришла в восторг: ей лучше удавалось распределять и контролировать, чем бегать и записывать.

— В тот вечер я была одна в офисе, доверстывала заметки на сайт, — вещала Зуля, — звонит телефон, я, ничего не подозревая, поднимаю трубку и слышу властный женский голос. «Алло, барышня» — говорит голос. Я понимаю, что сейчас будет Ад и Израиль, разверзнутся небеса и на меня польются мутные потоки какого-нибудь затейливого дерьма…

— Давай без пафоса, — велел Вася, снова наполняя бокалы.

— Без пафоса, так без пафоса, — легко согласилась Зуля, — звонила тетка из поселка Дубный. Умом она оказалась крепка, но слышала плохо. Поэтому она, в основном, говорила…

— Что говорила-то? — заинтересовалась Анфиса.

— Поведала она следующее: в поселке нет воды. Совсем. Никакой. Бедствие, говорит, барышня, самое настоящее. У нее внучка беременная, девка молодая совсем, психует и паникует, в обморок, говорит, даже падала от жары…

Анфиса передернула плечами и скривилась.

— Не обращай внимания, — пояснил Вася, — это у нее на слово «беременность» такая реакция.

Зуля с любопытством посмотрела на нее, но расспрашивать не стала.

— Вот тетка и говорит: приезжай, значит, деточка, я знаю, кто виноват. Самый главный, говорит, виноват, — торжествующе заключила Зуля.

— Ой, да брось, — отмахнулась Заваркина, — неужто на нашего усатого господина бочку покатишь?

Зуля пожала плечами и улыбнулась.

— Я на вашу помощь рассчитывала, — призналась она, — я туда завтра еду.

— Вот я так и знал, — ткнул в нее пальцем Вася, — год о нас не вспоминала, а как помощь понадобилась, ты тут как тут!

— У него это больная тема, — Анфиса улыбнулась и похлопала брата по плечу, — ему кажется, что его все используют. Ему в голову не приходит, что к нему без повода уже прийти в гости или позвонить поболтать неловко и как-то страшновато.

Вася за прошедший год набрал килограмм пятнадцать мышечной массы и обзавелся суровым выражением лица.

— Ой, да ладно, — он как-то по-детски кокетливо махнул рукой и побрел открывать шампанское.

— Я могу поехать с тобой, — сказала Заваркина, — мне совсем нечем заняться.

— Твоя обязанность сидеть дома и жарить мне котлеты, женщина, — заявил Заваркин, залихватски хлопнув пробкой от шампанского. Сладко пахнущая желтоватая жижа потекла в заботливо подставленные бокалы-«флейты».

— Вот и сижу в плену у неблагодарного брата, — притворно вздохнула Анфиса.

— Зато смотри, как здорово вы живете, — Зульфия повертела головой и даже посмотрела вверх. Над стойкой она увидела подвешенные за ножки хрустальные бокалы всех сортов.

— Мы много пьем, — усмехнулась Анфиса, уловив ее взгляд.

— Ей и правда скучно, — сказал Вася, зачем-то выдавливая лайм себе в бокал.

Анфиса кивнула. Зуля поедала виноград из большой вазы и разглядывала хозяев дома.

— У меня вообще-то есть идея как ее развеселить… — протянул Вася.

— Я не буду сниматься голой! — отрезала Анфиса. Зуля прыснула.

— А за пять шоколадок? — рассмеялся Вася. Его сестра отрицательно покачала головой. — А за это?

Он нагнулся и достал из черного непрозрачного пакета, что валялся весь вечер у его ног, прямоугольную коробку и легким движением отправил ее по скользкой стойке. Зульфия, увидев то, что написано на крышке, ахнула.

— Вот сучонок! — протянула Анфиса и открыла коробку, — это же «пигаль». Классика.

В коробке лежали очень изящные и дорогие туфли: черные, лакированные, на тонкой 120-миллимитровой шпильке и с красной подошвой. Анфиса достала одну из них, надела на ногу и залюбовалась, склонив голову, точь-в-точь как Зульфия, которая даже забыла про бокал, который держала в руках. Тоненькая струйка потекла из него на стойку, образуя липкую лужицу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.