Странная цивилизация

Цаплин Владимир Сергеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Странная цивилизация (Цаплин Владимир)

ОБ АВТОРЕ

Владимир Сергеевич Цаплин родился в Москве, закончил физический факультет МГУ, кандидат физико-математических наук. С конца 1991 года живет в США. Много лет работал в Московском университете. Издавал в Нью-Йорке газету «Взгляд», вел передачи на русскоязычном радио и телевидении, был редактором газеты «Русское радио». Автор нескольких книг и ряда статей в эмигрантских и российских периодических изданиях.

Юке и Марише – моим дочерям

…Если этот наш очерк должен что-то значить, то он должен быть реальным анализом реальных проблем. Дух, в котором его надлежит провести, - это дух операционной, а не ритуального плача над усопшим. Щепетильность здесь неуместна, ибо она граничила бы с кощунством.

Норберт Винер

ПРЕДИСЛОВИЕ

Трудно сказать, к какому жанру относится книга. Это своеобразный разрез цивилизации, но в совершенно неожиданном и не стереотипном ракурсе. О многообразии затронутых тем красноречиво говорит оглавление: последовательно обсуждаются вопросы от возникновения и сути жизни, разумности, добра и зла, морали и гуманности, свойствах мышления, истории, религии, экономики, образования, глобализации, понятии «свобода», нация и т.д.
- до вариантов будущего. Поэтому ее чтение даст обильную пищу для размышлений и старшеклассникам, и специалистам разных профессий, и бизнесменам, и политикам, и философам. Неравнодушие и разнообразие читательских мнений – гарантированы. Некоторые темы уже были изложены в вышедшей книге «Версия Будущего», статьях, опубликованных автором в эмигрантской прессе (о чем я еще упомяну ниже), а в последние годы также и в российских журналах «Полдень XXI век», «Здравый смысл» и «Человек». Тем более, что книга написана откровенно резко, без соблюдения принятых норм политкорректности и предупредительной деликатности к взглядам, которые, как считает автор, при всей своей традиционности, стереотипности и внешней невинности ведут человечество к катастрофе. Эти взгляды, по мнению автора, во многом мифичны, являются следствием предрассудков и невежества, неизбежно провоцируют конфликты и непримиримые противоречия, делая все менее вероятным их мирное и безболезненное разрешение. И если это не будет осознано, утверждает автор, то все кончится либо взаимоуничтожением, либо антиутопией.

По мере ознакомления с книгой предстает картина жизни как природного и поэтому бесцельного феномена, неожиданно и необъяснимо возникшего миллиарды лет назад, не менее загадочного разума, возраст которого измеряется всего лишь миллионами лет, и образовавших ту «разумную протоплазму» (по ироническому выражению автора), которая, расползаясь по поверхности Земли, лишь где-то 20 – 30 тысяч лет назад, стихийно и в случайных формах начала создавать искусственную среду обитания – цивилизацию. Не удивительно, утверждает автор, что естественное отсутствие знаний и осмысленного плана неизбежно погружало цивилизацию в трясину все более надуманных, противоестественных, усложняющихся проблем и противоречий, которые стали угрожать существованию ее собственных создателей. Иллюстрацией может служить отношение автора к племенному делению человечества. Он говорит о случайности и условности этнического, национального и расового деления, но придание этому различию объективного значения, искусственное и преувеличенное внимание к «самобытной культуре» и «свободе волеизъявления» (по мнению автора, это малозначащие и раздутые понятия, которые лишь подчеркивают случайность и необязательность процессов, приведших к разделению), порождает иррациональные противоречия и кровавые конфликты. Согласно автору, людей нужно рассматривать только как носителей инстинктов, стереотипов и разума - приспособительного механизма физического выживания, а разделение является данью исторической случайности возникновения человечества и хаотичности миграции по поверхности Земли. В русле этой логики лежит и сформулированный автором Принцип Возрастающей Социальности как метод развития человеческого общества, причем очередной и завершающей фазой должна стать социальная глобализация. Во многом интересны и не стереотипны обобщения свойств человеческого мышления и их влияния на социальные процессы.

Автор упоминает о существующих или альтернативных взглядах на человека, историю и цивилизацию лишь для того, чтобы подвергнуть их весьма беспощадному критическому разбору, или потому, что находит в них подтверждение своим мыслям. Ведущими для него являются только принцип причинности, сознательное следование альтруизму и гуманизму, и заведомое исключение сверхъестественных или непознаваемых сил. Привлечение в качестве аргументов норм демократии, политики, юридической казуистики, схоластики, религиозных догм, …«народных традиций» и консервативного мышления, только потому, что оно массовое, для объяснения или оправдания цивилизационных процессов, он считает погружением в малозначительные частности, искусственным и надуманным. Возражения, основанные на моде или вкусовщине, автор вообще отбрасывает как не стоящие внимания, оставляя не «свободу голосования», а свободу дискуссии (и даже приветствуя ее!) на основе четких постулатов и аргументов. Иногда даже создается впечатление, что автор специально провоцирует читателя, чтобы вызвать его на дискуссию. Он безапелляционно материалистичен и нетерпим, его выводы могут вызвать даже протест… Видимо, это дало повод одному из его респондентов (автор познакомил меня со своей электронной перепиской), профессору философского факультета МГУ, президенту Российского Гуманистического Общества и главному редактору журнала «Здравый смысл» В.А. Кувакину написать, что он « завидует дискуссионному таланту» автора. Это мнение выражено и в письмах читателей крупнейшей газеты русской эмиграции «Новое Русское Слово» (НРС), выходящей в Нью-Йорке. В одном из них прямо указано: « Цаплин буквально разгромил своих оппонентов в десятках диспутов». Там же, месяцем раньше, была опубликована реакция одного бруклинского раввина, в которой он, видимо, сетует на этот факт и « от имени всех верующих людей мира… требует, чтобы публичное извинение… от него потребовало американское правосудие(! Д.М.)». «Правосудие», видимо, еще размышляет, но накал страстей, которые вызывают публикации В. Цаплина – очевиден…

Намерение автора определить действительные причины состояния современной цивилизации, роль распространенных понятий, форм и предрассудков – «культуры неадекватности», по его выражению, и того, к чему это приводит в жизни, было темой многочисленных статей, опубликованных в эмигрантской газете «Взгляд», также издававшейся в Нью-Йорке, и нашедших свое отражение в предлагаемой книге. Приведу выдержку из одного письма как еще одной обобщающей характеристики намерения В.Цаплина: « Значение статей В.Цаплина в том, что они помогают нам увидеть собачий ошейник на собственной шее». «Дискуссионный талант» используется им для аргументации основных утверждений, которые, действительно, часто нетривиальны. По поводу одного из разделов академик отделения физики Российской Академии Наук Е.Б. Александров, писал: « Мне он показался интересным, как откровение для 99% населения земного шара… И в этом смысле далеко не тривиальным» и далее: « По большей части я готов подписаться под всем Вами сказанным», а широко известный писатель-фантаст Б.Н. Стругацкий по поводу другого раздела книги заметил, что в нем « просто превосходно показана временность демократии».

Определенную романтичность и даже кажущуюся утопичность своих размышлений, автор сочетает с жестким прагматизмом. Он убежден, что изменить человечество можно только используя те экономические приемы, государственные и общественные структуры, которые в свое время должны быть радикально реформированы или упразднены. Подход, который он предлагает для постепенного создания «гармоничной и прогрессивной цивилизации», основан на детальном и последовательном анализе, с которым может ознакомиться читатель книги. Резюмируя, можно сказать, что условием успешности изменений В. Цаплин считает постепенное превращение «стереотипического массового мышления в полноценное». Причем это не сможет произойти в результате эволюции, а лишь в результате сознательной деятельности «интеллектуальной элиты, осознанно не рвущейся к власти и исключающей силовые методы», при временном сохранении существующей системы взаимоотношений в мире. Подъем уровня массового мышления будет происходить мирным путем в результате «естественной смены поколений». Он убежден, что революционный путь преобразований при сохранении прежнего уровня массового мышления безнадежен, и поэтому не выражает удивления тем, что, кроме массовых жертв и жестокостей, революции ни к чему не приводили и ничего по существу не меняли. Общим решением, по мнению автора, может стать только социальное планирование, главным элементом которого должно стать последовательное повышение качества массового мышления, возможный механизм которого описан в книге и назван «конструктивной футурологией». На безальтернативности такого подхода автор настаивает, несмотря на тенденции, стихию свободной экономики, разгул мракобесия, общеизвестные масштабы терроризма и продолжающееся хаотическое, по определению автора, развитие цивилизации. Автор убежден, что подобное осуществимо, хоть и выглядит утопично. Невозможно не признать, что ничего фантастического и принципиально нереализуемого в предлагаемых шагах нет.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.