На всех парах

Пратчетт Терри Дэвид Джон

Серия: Плоский мир [40]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
На всех парах (Пратчетт Терри)

Дэвиду Пратчетту и Джиму Уилкинсу, двум отличным инженерам, которые учили своих сыновей быть любознательными.

Трудно понять Ничто, но множественная вселенная полна его. Ничто странствует везде, всегда ищет чего-то, и в великом Облаке неведения Ничто жаждет стать чем-то, чтобы стремиться, двигаться, чувствовать, изменяться, танцевать и исследовать - в общем, быть чем-то.

А теперь оно нашло свой шанс, дрейфующий в эфире. Ничто, конечно, знало о чем-то, но это что-то было другим, о, да, так что Ничто бесшумно соскользнуло на что-то и поплыло вниз с мыслью о чем-то и, к счастью, приземлилось на спину черепахи, очень большой черепахи, и поспешило стать чем-то еще скорее. Это было так просто и так прекрасно, и вдруг простота попалась в ловушку! Приманка сработала.

Любой, кто когда-нибудь видел реку Анк скользящей в ее полном всяких гадостей ложе, понимал, почему основная часть морепродуктов для населения Анк-Морпорка поставлялось рыболовным флотом Щеботана. В целях предотвращения страшных желудочных бедствий граждан, Анк-Морпоркские торговцы рыбой должны были гарантировать, что их товар прибывает далеко из-за пределов города.

Для Боудена Джеффриса, поставщика лучших морепродуктов, двести или более миль, лежавшие между рыбными доками Щеботана и клиентами в Анк-Морпорке были, к сожалению, значительным расстоянием в течение всей зимы, осени и весны и сущим наказанием летом: дорога превращалась в филиал литейной печи вплоть до Большого Города. Однажды столкнувшись с тонной перегретого осьминога, вы никогда больше не могли его забыть, запах держался в течение нескольких дней и следовал за вами всюду вплоть до вашей спальни. Вывести его с одежды было вообще невозможно.

Однако люди требовательны – а особенно элита Анк-Морпорка. Всем без исключения хотелось рыбы, даже в самый жаркий сезон. Даже с учетом ледника, построенного собственными руками и, по договоренности, второго ледника на середине маршрута, это могло и до слез довести, действительно могло.

Так же говорил и его кузен Релифф Джеффрис, огородник, глядя в свое пиво:

— Всегда одно и то же. Никто не хочет помочь мелкому предпринимателю. Представляешь, как быстро клубника в жару превращается из маленьких шаров в кашу? А я скажу: мгновенно. Моргнешь - и упустишь этот момент, как раз тогда, когда всем хочется клубники. Спроси торговцев салатом, как трудно получить в этом чертовом городе товар, пока он не увянет, как вчерашняя проповедь. Мы должны ходатайствовать перед правительством!

— Нет, - сказал кузен, - с меня хватит. Давай напишем в газеты! Вот так, чтобы добиться цели. Все жалуются на фрукты, овощи и морепродукты. Ветинари следует войти в бедственное положение малых предпринимателей. В конце концов, за что мы иногда платим налоги?..

Дику Симнелу было десять лет, когда, еще в семейной кузнице в Бараногорье, его отец просто исчез в облаке обломков печи и летящего металла, окутанных розовым паром. Его так и не нашли в страшном обжигающем тумане, но в тот же день молодой Дик Симнел пообещал всему, что осталось от его отца в этом клубящемся пару, что он сделает пар своим слугой.

У его матери были другие идеи. Она была акушеркой, и частенько говорила своим соседям: «Младенцы рождаются везде. Я никогда не останусь без клиента». Таким образом, вопреки желанию своего сына, Элси Симнел решила увезти его из места, которое теперь считала проклятым. Она собрала свои пожитки, и вместе они вернулись к ее семье на окраину Сто Лата, где люди не имеют свойства необъяснимо исчезать в горячем розовом облаке.

Вскоре после их прибытия с ее мальчиком произошло что-то необычное. Однажды, ожидая свою мать, которая должна была вернуться с трудных родов, Дик вошел в здание, которое показалось ему интересным. Здание оказалось библиотекой. Сначала он думал, что это место полно слащавых историй о царях и поэтах, любовниках и дуэлях, но в одной роковой книге он нашел то, что называется математикой и миром чисел.

И именно поэтому, в один прекрасный день, около десяти лет спустя, он собрал с каждой частицей своего духа и сказал:

— Мама, ты знаешь, в прошлом году, когда я сказал, что собираюсь побродить в горах Убервальда с товарищами, ну, это была отчасти ... вроде ... своего рода ложь, только очень маленькая, заметь.
- Дик покраснел.
- Видишь ли, я нашел ключи к старому сараю папы и, ну, я вернулся к Бараногорье и сделал некоторые эксперименты и ...- он посмотрел на мать с тревогой.
- Я думаю, я понял, что он сделал не так.

Дик был готов к жестким возражениям, но он не рассчитывал на слезы - столько слез - и, пытаясь утешить ее, он добавил:

— Вы с дядей Флавием дали мне образование, вы дали мне знания о числах, в том числе об арифметике и всяких странных вещах, придуманных философами в Эфебе, где даже верблюды могут решать логарифмы в уме. Папа не знал всего этого. У него были правильные идеи, но у него не было... правильной тех-нол-логии.

Потом Дик позволил матери заговорить, и она сказала:

— Я знаю, что ничто не остановит тебя, Дик, ты такой же упрямый, как твой отец. Вот, чем ты постоянно занимаешься в сарае? Тек-логии?
- Она посмотрела на него с укоризной, потом вздохнула.
- Понимаю, я не могу указывать тебе, что делать, но скажи мне: как твои «эксперименты» могут уберечь тебя от участи, которая постигла твоего бедного старого отца?

Она начала рыдать снова.

Дик вытащил из-за пазухи нечто похожее на небольшой жезл, который мог бы принадлежать миниатюрному волшебнику, и провозгласил:

— Вот что защитит меня, мама! Я освоил счетную линейку! Я могу сказать синусу, что делать, и косинусу тоже, и решать квадратные уравнения! Давай, мама, хватит реветь и пойдем со мной в сарай. Ты должна увидеть ее!

Миссис Симнел неохотно потащилась вслед за сыном в большой открытый сарай, обставленный, как мастерская в Бараногорье. Вопреки всему она надеялась, что ее сын случайно нашел себе девушку. Внутри сарая она беспомощно посмотрела на большой металлический круг, который занимал большую часть пола. Что-то металлическое носилось по кругу со звуком, какой издает белка в клетке, испуская запах, похожий на камфару.

— Вот она, мама. разве она не прекрасна?
- счастливо сказал Дик .
- Я называю ее Железная Герда!
- Он широко улыбнулся.
- Это то, что называется про- то - тип , мама. Если собираешься заняться инженерным ремеслом, нужен про-то-тип.

Мать слабо улыбнулась, но Дик не останавливался.

— Дело в том, мама, что, прежде чем пытаться что-то сделать, надо иметь некоторое представление о том, что ты хочешь сделать.. Одна из книг, которые я нашел в библиотеке, была об архитектуре. И в этой книге человек, который ее написал, сказал: прежде чем он строил очередное больше здание, он всегда делал миниатюрные модели , чтобы получить представление о том, как это все получится. Он сказал, что это кажется неудобным и прочее, но неторопливость и тщательность - это единственный способ продвижения вперед. И поэтому я пытаюсь двигаться неторопливо. Я определяю, что работает, а что нет. И на самом деле, я очень горжусь этим. Вначале я сделал к-колею деревянной, но потом решил, что двигатель, который я хотел бы запустить, стишком тяжелый, так что я порубил деревяшки в дрова и вернулся в кузницу.

Миссис Симнел посмотрела на маленький механизм, наматывающий круг за кругом на полу сарая, и сказала голосом человека, который действительно пытается понять:

— Э-э, мальчик мой, но для чего это нужно?

— Ну, я вспомнил, что сказал однажды папа. Он наблюдал, как закипает чайник, и заметил, что под давлением крышка ходит вверх-вниз. Он сказал мне, что однажды кто-то построит большой чайник, который сможет поднять что-то потяжелее крышки. И мне кажется, что я знаю способ, как построить правильный чайник, мам.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.