Королева моего сердца

Астор Бьюла

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Королева моего сердца (Астор Бьюла)

Пролог

— Приятного путешествия, мэм! — Хозяин бензоколонки взмахнул на прощание рукой.

— А вам… вам светлой Пасхи, — рассеянно улыбнулась молодая женщина, вспомнив вдруг о предстоящем празднике.

Резко нажав на газ, она стронула с места старенький «олдсмобил» и с укоризной покачала головой: ты и забыла, дурочка, по какому поводу в гости отправилась. У тебя сейчас не «Христос воскресе!» на уме, а «Господи, помилуй!».

Миновав каньон Гранд-Кули, «олдсмобил» встроился в редкую цепочку автомобилей и не спеша покатил по магистрали, ведущей к канадской границе. Движение было спокойное — казалось, красоты здешних мест заставляют людей замедлить бешеный темп жизни. Горы и долины, проснувшиеся после зимней спячки, завораживали взгляд готовым вот-вот зазеленеть весенним нарядом.

За мостом через реку Оканоган появился предупреждающий дорожный указатель: «Сноувилл — 165 км. До поворота — 500 м». Ну вот, зябко поежилась путешественница, до встречи с юностью осталась пара часов.

Перестроившись в правый ряд, она выехала по бетонной эстакаде-развязке на старое шоссе, уходящее узкой полоской на северо-запад Каскадных гор. На их далеких вершинах еще поблескивали под солнцем снежные шапки. Конечно, настоящая весна приходит в эти края чуть позже, но и сейчас не так уж и холодно. И озноб не от прохладной погоды — ты просто боишься, Фейс Хайленд.

Женщина нервно сжала руль. Ты похожа на преступника, которого, несмотря на страх, какая-то неведомая сила тянет на место преступления. Вот и тебя она потянула туда, куда и носа совать бы не следовало. Нашелся-таки удобный повод: давняя подружка в гости пригласила — приезжай, дескать, на Пасху, вспомним юные годы, воскресим прошлое.

А зачем его воскрешать?

Воспоминание о той, семилетней давности, безобразной выходке до сих пор обжигает стыдом. Как же ты обидела и унизила близкого человека, сколько бед и тревог доставила родным и знакомым! Потому-то и не спешишь в родной Сноувилл, тащишься, как на заклание. Нога так и тянется к тормозу — то машину заправить надо, то выпить кофейку…

Встряхнувшись, женщина решительно нажала на газ.

Петляя по долине, зажатой горами, дорога постепенно уходила вверх. Яркое весеннее солнце спряталось за тучами, стало прохладнее, и Фейс прикрыла ветровое окошко. Ей даже показалось, что на лобовое стекло липнут белые мухи и тут же тают. Перед одним из поворотов она нажала на тормоз и похолодела — педаль утонула. Автоматически качнув ее ступней пару раз, женщина сумела все же притормозить и не выскочить на встречную полосу, не залететь в кювет. Достав из сумочки бумажную салфетку, она промокнула на лбу холодный пот.

Фейс поехала медленнее, время от времени проверяя тормоз. Догнавший ее джип, посигналил — уступи, мол, дорогу — и неожиданно пошел на обгон. Поравнявшись с «олдсмобилем», водитель недовольно прокричал что-то. Фейс показала мужчине язык и тут же, смутившись, обругала себя. Когда же ты, черт возьми, повзрослеешь?! Ничему-то жизнь тебя ничему не научила. Живешь все в том же мире бесшабашных чувств и дерзких детских выходок. А пора бы уже остепениться. Видно, человек, которого ты так боялась, и еще пуще боишься теперь, был прав, постоянно наставляя тебя на путь истинный. Не зря он командовал тобой, чувствуя ответственность за все твои поступки. А ты — безалаберная личность…

Смотри внимательней вперед, одернула себя Фейс. Тормоза барахлят, а сейчас будет крутой спуск в Сноувиллскую долину. И моли бога, чтобы успела вовремя добраться до городка. Уже целые рои белых мух бьются о лобовое стекло. Наверное, вот-вот повалит снег…

1

Народу в маленькой церкви было полным-полно. В предвкушении торжественного события — бракосочетания Фейс Хайленд и Арни О'Грэди — собрались все сливки общества Сноувилла, небольшого городишка на севере штата Вашингтон.

Когда смолкли звуки органа, исполнившего величественный гимн, под сводами настала благоговейная тишина. Взоры прихожан выжидающе обратились в сторону жениха.

О'Грэди, красавец-великан, стоял перед алтарем, возвышаясь над паствой, как Гулливер над лилипутами. И дело не только в огромном росте, массивных плечах и скульптурно очерченном профиле — при взгляде на Арни любой мог ощутить его непреодолимую силу, умение повелевать людьми.

— Вот и невеста. Опаздывает, как всегда, — обернулся он к шаферу.

Тот смущенно пробормотал:

— А она… гм… хорошенькая, Арни.

— Да уж, — мрачно согласился жених, словно облик избранницы вызывал в нем ассоциации не с прекраснейшей из женщин, а скорее с крестом, который ему предстояло отныне стоически нести.

Орган снова заиграл, приветствуя прибывшую невесту, и единственная ее подружка, поправляя фату, улыбалась Фейс.

После секундного колебания та обернулась к седовласому мужчине, стоявшему рядом с ней с гордой улыбкой на лице.

— Ну, идем, дедушка, — прошептала она.

Кивнув, он слегка пожал ей руку, и они чинно двинулись по проходу к бесстрастно ожидавшему их мужчине в черном.

Не похож он на жениха, сгорающего от нетерпения, с отчаянием подумала Фейс. Однако теперь это ее судьба. О'Грэди женится на ней просто из чувства симпатии, семейной дружбы, да еще несокрушимого убеждения в том, что он живет на этой земле, чтобы беречь ее, подружку юных лет, от всяческих бед.

Мелодия отдалась гулким эхом под куполом и стихла. Фейс встала рядом с Арни, он же окинул ее беглым критическим взглядом, как будто ни манеры невесты, ни ее лазоревое свадебное платье не вызывали его безоговорочного одобрения. На секунду она засомневалась: может, следовало выбрать более традиционный наряд? Но тут же отогнала эту мысль. Какая разница? Ничто сейчас не имело значения, оставалось лишь пережить нереальность этой церемонии, которая навеки свяжет ее с Арни О'Грэди — идолом ее детства, деспотом девичества, а теперь, в тяжелую годину, и единственным спасением.

Однако видеть в Арни, перед которым она всегда испытывала благоговейный ужас, лишь спасение, Фейс приходилось через силу. Он был слишком властным — просто приказал ей выйти за него замуж, когда увидел, что ей некуда больше деться. И сейчас она могла испытывать по отношению к нему лишь благодарность, смешанную со страхом. Оставалось сделать последний шаг.

Судорожно сглотнув, Фейс попыталась изобразить на лице беспечную улыбку. Арни улыбнулся ей в ответ, однако это не утешило девушку — она тут же решила, что только ради нее он сделал предельно хорошую мину при той пренеприятной игре, которая им предстояла.

Шепот в зале стих.

— Возлюбленные братья и сестры, мы собрались здесь, перед лицом Господа… — забормотал преподобный Теренций Перегрин.

Дедушка Фейс громко прочистил горло, и на мгновение внучке показалось, что он хочет передать ее жениху еще до завершения церемонии.

Преподобный Теренций, покачав головой, продолжал:

— …соединить этого мужчину и эту женщину священными узами брака… этот священный союз… если кто-то из вас может сообщить что-то, что делает этот союз невозможным… — Слова, ради которых и устраивают церемонии бракосочетания, неостановимо лились из уст преподобного. Невеста и жених стояли, уставившись прямо перед собой, словно никого и ничего не замечали.

Впрочем, это было не совсем верно. Фейс слишком ясно ощущала присутствие Арни. Да и как иначе? Малейшее движение его тела напоминало ей, где она проведет сегодняшнюю ночь. И ее собственная плоть инстинктивно отзывалась, что можно было списать отчасти на возбуждение, несмотря на неподдельный ужас, владевший Фейс: все эти годы, что они провели рядом, взрослея, она и мечтать не смела об Арни как о возлюбленном. Он был слишком властен, слишком уверен в собственном умении управлять всем вокруг. А временами, когда она нарушала правила, он командовал и ею.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.