Истинная правда. Языки средневекового правосудия

Тогоева Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Моим родителям

Вступление

Когда речь заходит о судебной власти эпохи позднего средневековья, разговор ведется обычно в рамках институциональной истории или истории права. Специалистов в первую очередь интересует процесс складывания, развития и функционирования судебных институтов1 , а также изменения, которые происходили на протяжении конца XIII-XV вв. в сфере судопроизводства и которые позволяют говорить о возникновении концепции светского (в частности, королевского) суда в странах Европы 2.

Данная работа также посвящена средневековому суду. Однако суд будет рассматриваться в ней не как государственный институт, но как место встречи представителей власти с ее подданными. Главной таким образом станет проблема коммуникации, контакта этих двух сил, их способность говорить друг с другом, обмениваться информацией.

Как проходил подобный контакт? Как, на каком языке общались судьи и обвиняемые? Что они хотели сказать друг другу? Какими словами, посредством каких понятий и аналогий, при помощи каких жестов каждый из них пытался убедить окружающих в своей правоте? Эти вопросы представляются мне

1 Литература по этим вопросам поистине необозрима. Приведу названия лишь тех работ, которые имеют отношение к истории средневековой Франции, поскольку меня будет интересовать именно французская система судопроизводства: Guenee В. Tribunaux et gens de justice dans le baillage de Senlis a la fin du Moyen Age (vers 1380-vers 1550). P., 1963; Autrand F. Naissance d'un grand corps d'Etat. Les gens du Parlement de Paris, 1345-1454. P., 1981; Le juge et le jugement dans les traditions juridiques europeenes. Etudes d'histoire compar'ee / Ed. par R.Jacob. P., 1996. Первой работой по данной проблематике на русском языке стала: Цатурова С.К. Офицеры власти: Парижский Парламент в первой трети XV в. М., 2002. Отчасти эти вопросы рассмотрены также в: Хачатурян H.A. Сословная монархия во Франции XIII-XV вв. М., 1989. С. 44-82.

2 Boulet-Sautel М. Apercus sur le systeme des preuves dans la France coutumiere du Moyen Age // La Preuve. Recueils de la Soci'et'e Jean Bodin. Bruxelles, 1963-1965. T. 16-19. T. 17. P. 275-325; Bongert Y. Question et la responsabilit'e du juge au XlVe siecle d'apres la jurisprudence du Parlement // L'Hommage a R.Besnier. P., 1980. P. 23-55; Gauvard C. "De grace especial". Crime, Etat et soci'et'e en France a la fin du Moyen Age. P., 1991; Eadem.

Grace et execution capitale: les deux visages de la justice royale francaise a la fin du Moyen Age // BEC. 1995. T. 153. P. 275-290; Eadem. Memoire du crime, memoire des peines. Justice et acculturation penale en France a la fin du Moyen Age // Saint-Denis et la royaut'e. Etudes offertes a Bernard Guenee. P., 1999. P. 691-710; Eadem. Discipliner la violence dans le royaume de France aux XlVe et XVe siecles: une affaire d'Etat? // Disciplinierung im Alltag des Mittelalters und der Fr"uhen Neuzeit / Hrsg. von G. Jaritz. Wien, 1999. S. 173-204; Krynen J. L'empire du roi. Idees et croyances politiques en France, Xllle-XVe siecles. P., 1993. P. 252-268.

исследованными менее других в современной историографии, а потому именно они и будут интересовать меня прежде всего.

"yc "yc

Проблема коммуникации судебной власти со своими подданными особенно остро, как мне представляется, стояла во Франции XIV-XV вв. С одной стороны, создание Парижского парламента (высшей судебной и апелляционной инстанции страны вплоть до второй половины XV в.) способствовало усилению здесь судебного аппарата. С другой стороны, связи центра с провинциями крайне ослабляла Столетняя война, сводившая практически на нет все попытки наладить судопроизводство в разоренных землях. Однако, кроме политических существовали трудности и собственно правового характера.

Вследствие изменений в самой системе судопроизводства и перехода от обвинительной процедуры (accusatio, Божий суд) к инквизиционной (inquisitio, процедура следствия) кардинально изменилась расстановка сил в самом суде: на свет явились те, кого назвали судьями3. Конечно, они существовали и раньше - но лишь как скромные посредники между Богом (высшим и единственным Судьей) и людьми. С переходом к инквизиционной процедуре судьи должны были (или, по крайней мере, надеялись) превратиться в главных действующих лиц любого процесса. Переход от accusatio к inquisitio происходил во Франции весьма болезненно. Многие юристы не принимали новой процедуры, называя ее «глупой» 1. Что уж говорить о рядовых гражданах, привыкших видеть в роли судьи одного лишь Господа. В этой ситуации представителям светской судебной власти было необходимо всеми способами убедить окружающих в своих властных полномочиях, в том, что суд земной - не просто тоже суд, но суд parexellence.

Речь прежде всего шла об уголовном суде, поскольку в нем противостояние судей и обвиняемых имело особое значение. В гражданских процессах обязательным было наличие третьего действующего лица - истца, что, как мы увидим дальше, далеко не всегда соблюдалось в процессах уголовных. Кроме того, уголовные преступления всегда рассматривались средневековым обществом (как и обществом любой другой эпохи) как наиболее опасные. Следовательно, именно эти

3 Основные этапы перехода к новой процедуре кратко изложены в: Chiffoleau J. Dire l'indicible. Remarques sur la cathegorie du nefandum du Xlle au XVe siecle // AESC. 1990. № 2. P. 289-324.

процессы давали судьям возможность утвердиться в своей новой роли гарантов мира и спокойствия.

Чтобы донести эту мысль до подданных, судебная власть использовала самые разные способы. К ним можно отнести, в частности, требование открытости, публичности судебных заседаний, на которых зрители могли сами наблюдать за свершением правосудия2 ; введение института обязательного признания обвиняемого, которое также слышали все

6 и

присутствующие на процессе ; тщательно продуманный ритуал наказания, когда виновность того или иного человека, его социальная опасность подчеркивались не только при помощи визуального ряда (позой, одеждой, действиями и жестами), но и при помощи рече-слуховой

у

фиксации (зачитывания вслух состава преступления и приговора) . От подданных таким образом требовалось лишь согласиться с законностью того или иного принятого решения, того или иного проявления судебного насилия. Достижение этого согласия и стало основной заботой средневековых судей в изменившихся условиях.

it it it

Как отмечает Роже Шартье, авторитет власти в любом обществе зависит от степени доверия, которое испытывают (или не испытывают) окружающие к предлагаемым ею авторепрезентациям3. Вполне естественно потому ожидать, что образ, который судебная власть во Франции XIV-XV вв. предъявляла своим подданным, представлял собой нечто, скорее, желаемое, нежели действительное, а потому в большой степени фиктивное. Причем выстраивание этого образа было

5 Тогоева О.И. Пытка как состязание: преступник и судья перед лицом толпы (Франция,

XIV в.) // Право в средневековом мире / Отв. ред. О.П.Варьяш. СПб., 2001. С 69-76.

6 О введении в средневековых судах обязательного признания см. подборку статей в:

L'Aveu. Antiquit'e et Moyen Age / Actes de la table-ronde de l'Ecole francaise de Rome. Rome,

1986.

7 См., например: BeeM. Le spectacle de l'execution dans la France d'Ancien Regime // AESC. 1983. № 4. P. 843-862; Spierenburg P. The Spectacle of Suffering. Executions and the Evolution of Repression from a Preindastrial Metropolis to the European Expirience. Cambridge; London,

1984; Gauvard C. Pendre et d'ependre a la fin du Moyen Age: les exigences d'un rituel judiciaire//Histoire de la justice. 1991. №4. P. 5-24; Lapeine. Recueils del`a Soci'et'e Jean Bodin. Bruxelles, 1991; Moeglin J.-M. Harmiscara-Harmschar-Hachee. Le dossier des rituels d'humiliation et de soumission au Moyen Age // Archivium Latinitatis Medii Aevi (Bulletin Du Cange). 1996. № 54. P. 11-65; Idem. Penitence publique et amende honorable au Moyen Age // RH.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.