Большое сочинение про бабушку

Колпакова Ольга Валерьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Большое сочинение про бабушку (Колпакова Ольга)

ДОЧКИ, БАБУШКИ И МАМЫ

БЕГ С ГОРЫ

Летом Даша берёт маму, папу и брата и едет в деревню. Там живёт Дашина бабушка. И это самое лучшее время в году, когда все в сборе. Это называется бабушкино лето. Утром тебя ждут бабушкины блины. Днём — бабушкина речка. Вечером — бабушкины сказки. В деревне у бабушки — всё бабушкино.

Холмы вокруг бабушкиной деревни, само собой, называются бабушкины горки. Они совсем не крутые, и забраться на них могут даже самые старенькие бабушки. Зачем бабушкам лазить по горкам? Чтобы собирать клубнику, душицу со зверобоем, дикий чеснок или хотя бы заячью капусту. Ведь бабушки — они не просто так, как Даша с Илюшей, по горкам бегают, а только для какой-нибудь пользы.

Но даже бабушки любят сесть на самой вершине горки на тёплый камень и смотреть кругом. Нет, ничего не высматривать. А просто любоваться. С горки видно далеко-далеко. Другие страны, конечно, не видно. Но зато почти всю деревню и две речки можно разглядеть. Мост видно. По нему едут машинки. Илюшка, наверное, думает, что они игрушечные. Но они настоящие, только маленькие. Видно рощу. И ещё другие бабушкины горки. Они холмятся, холмятся до самых высоких гор. Туда ни бабушкам, ни Даше с Илюшей не забраться. Там высоко-высоко живут облака и начинаются маленькие ручейки. Ручейки текут вниз и растут, растут. И становятся теми речками, которые видно с бабушкиной горки.

Даша первая забралась на горку и уселась на большом камне. Мама, папа и Илюшка внизу. Тоже маленькие. Но настоящие. Бабочка на медунице. Она рядом. Большая. Да нет, тоже маленькая. Вернее, в самый раз. Бабочки такие и должны быть. Если бы они были маленькие, их было бы неудобно рассматривать. А если бы они были очень большие, как бы они садились на цветы? Села такая бабочка и — бултых — цветок обломился, бабочка упала, крылышко сломала. Нет, бабочки такие, как надо.

И кто это всё придумал? Ну, чтобы всё было такое, а не другое. Чтобы и ручейки были, и пятнышки на спинке косулёнка, и бабочки подходящего размера, и даже вот этот камень на верху горки, и если руки — то две, а нос именно один.

На камень к Даше выползла ящерка. Захотела на солнышке погреться. Забежал Илюшка, спугнул ящерку. Зашла мама, наклонилась к маленькой розовой гвоздичке.

— В детстве они пахли шоколадками, а теперь не пахнут, — огорчилась мама.

— Наверное, у тебя нос вырос, — сказал папа и положил пакет с бутербродами на камень. — Понюхай сразу три.

Мама понюхала. Гвоздички пахли шоколадом. И всё вокруг пахло совершенно удивительно.

— Это называется разнотравье, — объяснил папа. — Нанюхивайтесь на всю зиму.

Даша принялась дышать так старательно, что, казалось, вот-вот раздуется и взлетит, как воздушный шарик.

— Сейчас всё лето в себя вдохну, — сказала она. — А зимой буду вам потихоньку выдыхивать.

— Красота, — сказала мама и улеглась прямо на землю.

— Трава — красота! Солнце — красота! Небо — красота! — вдыхала Даша. — Облака — красота! Жить у бабушки — красота! Прыгать — красота! Бегать — красота!

А Илюша достал из кармана маленькую машинку и стал её катать по камню, приговаривая: «Та-та-та! Та-та-та!» Он-то точно знал, что красота — это маленькие игрушечные машинки. А самая большая красота — это большие игрушечные машинки, и чтобы у них открывались дверки и багажник.

— Всё, до самого верха надышалась. Больше не могу, — упала возле мамы Даша. — На свете ещё столько красоты, что совсем лопнуть можно. Наверное, всё на свете сделано для красоты.

— Увы, взрослые всё-таки ещё и для пользы, — вздохнул папа.

Он собрал пригоршню поздней костяники и угостил всех. А мама достала из пакета бутерброды и книжку про семиотику глаголицы.

Они поели костяники. Потом принялись за бутерброды. Потом заячьей капусты пожевали. У заячьей капусты на каждом толстеньком листочке были иголки. Это, наверное, зайцы нарочно придумали, чтобы волки их капусту не трогали. Заячьей капусты съели немного, только попробовали — остальное зайцам оставили.

Потом просто посидели. Только Илюша бегал, хотел поймать кузнечика и прокатить его на машинке. Мама открыла книжку, но тут же закрыла и убрала в пакет.

— У лета зелёные косы, — придумала Даша и запела:

У лета зелёные косы, И бантики в них из бабочек, На голове венок И полный живот костяники.

Они с мамой спели эту песню три раза и добавили ещё припев: «Мы в центре лета сидим, с горки вокруг глядим, налюбоваться не можем!»

— И кто только придумал, что земля круглая, — сказал папа. — Никакая она не круглая. Просто плоская лепёшечка. И мы сидим в самом её центре. А за теми высокими горами уже ничего нет, там край света.

Это Дашу очень устраивало, потому что она до сих пор не могла понять, как люди с другой стороны земного шара не сваливаются. А так все понятно. Хотя нет, всё равно непонятно, на чём эта лепёшечка лежит, почему вниз не падает.

— Она по краям к небу пришита как раз теми высокими горами, — наконец решила Даша, — вот и не падает.

— А теперь пойдём вниз, — сказала мама.

Они сначала пошли, а потом пошли побыстрее, а потом побежали.

— Очень не разгоняйтесь! — предупредила мама, которая бежала позади всех. — А то затормозить не успеете и воткнётесь в край земли.

Но ноги бежали и не хотели тормозить. И руки болтались сами по себе, а потом стали махать, словно они крылья.

— Я уже чуть не взлетаю! — закричала Даша.

— Нет, я! Нет, я! — закричал Илюша, которого папа придерживал за руку.

— Не улетайте без меня! — закричала мама.

Но тут горка закончилась. И в край земли никто не воткнулся, зато воткнулись в дедушку с бабушкой.

— Ах вы мои золотые! — сказал дедушка, поймав Дашу с Илюшей.

— Ну, что видели? — спросила бабушка.

— Да ничего такого, — ответила Даша. — Одну только красоту.

ИМЕНА

Не у каждой девочки есть свой собственный косулёнок. У Даши есть. Уже несколько дней. Зовут его Бемби. Когда на лугу косили траву, косулёнок не успел убежать. Он только что родился. Мама косуля убежала, а малыша ранило косилкой. Но дядя Серёжа вовремя его увидел, привёз дедушке, и теперь у Даши был свой косулёнок. Он жил в пригончике, за небольшим забором.

Даша кормила его из соски молоком, а дедушка менял бинты на ножках. Красивый косулёнок, с огромными глазами и пятнами на спинке.

Даша постояла немного возле невысоких ворот, где ещё вчера лежал косулёнок, и пошла советоваться с мамой.

Мама лежала в гамаке — это было её любимым занятием уже третий день.

— У нас есть ведьма, — сообщила ей Даша.

— Кто из нас? — не отрываясь от книжки, поинтересовалась мама.

— Пока не знаю. Надо ловушку на ведьм поставить. И позвать добрую феечку, чтобы расколдовать Бемби.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.