Государственный защитник

Черных Юлия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Государственный защитник (Черных Юлия)

Часть 1. Угадай, кто

Дождь начался в полдень, и теперь шел не переставая, лупил по тротуару, оранжереям, рушился длинными струями с крыши лабораторного корпуса. Взбесившаяся метеоустановка — она всегда ломалась после эксперимента — выпустила на Наукоград двухнедельную дозу осадков. Человек под зонтом торопливо шел, не обращая внимания на лужи. Он был близок к заветной двери, когда сверху раздался крик. Сквозь шум дождя можно было разобрать: «На…бог…ет!». Человек замедлил шаги, прислушиваясь. Вдруг сверху на него навалилось что-то огромное, тяжелое, сминая, заваливая. Человек успел почувствовать пронзительную боль в руке и провалился в темноту забытия. Сломанный, искореженный зонтик откатился в сторону.

Мы спорили с женой всю ночь и все утро, но каждый остался при своем мнении, так что чемодан я собирал самостоятельно. Про зонтик, купальную шапочку и набор ершиков для трубки я вспомнил уже в космопорту. Точно помню, что клал в чемодан бритву, вернее, помню, как снимал ее с полки в ванной. Первое время щетина ужасно чесалась, а потом я привык. Коллега Шмулявин говорил, что киноиды и первобытные люди уважают и побаиваются волосатых и заросших. Не знаю, зачем мне такое уважение, а чтобы боялись — это хорошо. Я сам их пока боюсь.

На астероид временного содержания меня сосватал научный руководитель. Он посчитал, что здесь я могу на практике применить свои теоретические знания и заодно заткнуть кадровую дыру в системе галактического правосудия.

Первым моим делом была защита по факту причинения телесных повреждений. Группа физиков различных рас на межгалактической станции земного типа проводила исследования по изучению гравитационных взаимодействий и взаимоотталкиваний. По случаю успешного завершения эксперимента в лаборатории была устроена вечеринка с обилием тонизирующих веществ и напитков. Внезапно один из дреоцеров, издав вопль религиозного характера, выбросился из окна с высоты примерно 12 этажа и угодил на потерпевшего-человека. У человека множественные ушибы, перелом руки и сотрясение мозга. Дреоцер не пострадал физически, но отказывался объяснять свои действия, мотивируя частичной потерей памяти. Это не удивительно. Гейгерограмма, снятая в тот же день, показала сильное наркотическое опьянение.

Я огорчился и обрадовался одновременно. Это происшествие напрямую связано темой моей диссертации — «Разграничение оснований причинений смерти или телесных повреждений, исключая умышленные». Когда я думаю, сколько существует оснований причинения смерти, удивляюсь, что еще жив. Неумышленное, по халатности, по неосторожности, при задержании, при самообороне! А есть еще несчастные случаи в чистом виде! Сколько вариантов, сколько простора для адвокатской мысли!

Например, идет человек по улице, а на голову ему падает горшок с цветком. Человеку внизу уже все равно, по какой причине на него это свалилось, а нам, правоведам, необходимо определить общественную опасность и степень наказания виновника.

Если горшок сносит ветром, занавеской, котом или собакой — это по халатность хозяев дома. Если горшок свалился от ноги хозяйки, которая мыла окно — это неосторожность. Если хозяйка в меланхоличном настроении кидается горшками в окно — это злостное хулиганство. Если хозяйка кинула горшком в мужа в пылу ссоры, муж увернулся, горшок вылетел в окно — это неумышленное причинение, может даже смерти. А вот если сама хозяйка в обнимку с любимым фикусом прыгнет в форточку… нет, тоже неумышленное.

Происшествие с человеком и дреоцером квалифицировалось следователем как умышленное (sic!) покушение на убийство. Он аргументировал тем, что у обвиняемого с потерпевшим могли быть трения на почве научных изысканий. Я сначала построил линию защиты на попытке суицида, с намеком на религию плюс несчастный случай. Однако, обратившись в межгалактический банк данных научно-технической информации, изучив сведения о физиологии и культуре дреоцеров, я понял, что заблуждался, формулируя предварительные выводы.

Амебные моллюски дреоцеры в силу полужидкой субстанции своего организма и распределенных мыслеклеток практически неуничтожимы. Вода для них родная стихия, в огне они не горят (я потом сам наблюдал, как молодой дреоцерик нежился в костре, блаженно раскинув псевдоподии), естественных врагов не имеют не только на родной планете, но и в обозримой галактике. Падение с большой высоты бодрит, а радиация действуют как алкоголь. Дреоцеры совершенно лишены чувства самосохранения, застыть как расе в своем развитии им мешает чувство неуемного любопытства, а бесконтрольное размножение сдерживается тем, что самочки амебных моллюсков способны к делению два, реже три раза в жизни.

Более всего дреоцеры похожи на гигантских слизней с почти человеческими лицами и каемкой псевдоподий по краям овального тела. Вторичные половые признаки выражены цветовой гаммой поверхности тела. Подзащитный дреоцер по имени Шумшит оказался ученой дамой средних лет с шкуркой кремового цвета. На момент моего посещения она пребывала в угнетенном состоянии и решительно отказалась обсуждать предстоящий процесс.

У меня в целом сложилась схема защиты, не вполне оправдывающая действия моей подзащитной.

Заседания судебной коллегии я ждал с замиранием сердца. Галактическая система правосудия много почерпнула от земной. На предварительном слушанье судья принимает решение о наличие факта и состава преступления и причастности к нему подозреваемых по представлению следователя. Дальнейшее расследование преступления проводит следователь под руководством судьи.

Коллега Шмулявин посоветовал привлечь побольше свидетелей, если я не вижу ни полной картины преступления, ни мотивов подзащитных. Материалы дел я выучил почти наизусть, составил список вопросов и предупредил добрую полусотню свидетелей, чтобы они находились в транспортном зале региональных судов в определенное время.

Предварительное слушанье по делу дреоцеры состоялось во вторник. Зал был наполовину пуст. Часть его занимали служащие и ученые с научной станции, в основном дреоцеры, люди и худощавая дама-фингус в белой шляпке и пышном седом парике; часть — ксеноэтнологи и любопытствующие. Пришли двое коллег-адвокатов — Шмулявин и дама-мымрица. Судья Бассет, пожилой киноид, занял место за кафедрой с двумя заседателям и объявил слушанье по поводу причинения телесных повреждений гражданину Гуськову.

Следователь изложил обстоятельства происшествия, особо напирая на неприязненные отношения обвиняемой и потерпевшего. Я пока не очень ориентировался в деле и задал стандартный вопрос: «Как был одет потерпевший и что имел при себе»?

— Одет был в джинсы и джемпер, нес с собой портфель коричневого цвета, — ответил следователь.

Вторым давал показания врач, осматривавший Гуськова на место происшествия. Он перечислил травмы и оказанную помощь. Я приступил к опросу.

— Скажите, доктор, по характеру травм можно судить, как моя подзащитная упала на Гуськова?

— Удар прошелся по касательной.

— Не говорит ли это о том, что моя подзащитная пыталась отклониться, чтобы не попасть на человека?

Судья стукнул молотком.

— Не подсказывайте свидетелю! Вопрос снимается.

Ну и пусть снимается. Главное, я высказал это вслух.

— Имеются ли у потерпевшего повреждения, происхождение которых Вам неясно?

— Гематома под диафрагмой, как будто его с большой силой ткнули палкой в живот. Однако подобных предметов на месте происшествия я не заметил.

— У меня все. Прошу пригласить свидетеля номер пять.

Судья сверился со списком и набрал нужный код. Небольшая ярко-розовая дреоцерка с кокетливым завитком на рожках вышла из транспортной кабины и поднялась на свидетельское место.

— Ваше личное и родовое имя?

— Филишит Ашрум.

— Вы работаете в лаборатории по исследованию гравитации?

— Да, я физик-гравитатор 2 ступени.

— В каких отношениях Вы находитесь с подсудимой?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.