Литературная Газета 6450 (№ 7 2014)

Коллектив авторов

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Как это по-русски?

Фото: РИА "Новости"

Без иностранных заимствований любой язык мелеет, как река без питающих её родников. Но беда окружающим деревням и посёлкам, когда река переполняется и выходит из берегов. Многие иностранные слова, заимствованные русским языком в далёком прошлом, настолько им усвоены, что их происхождение обнаруживается только с помощью этимологического анализа. Кто сегодня помнит, что слова известь, сахар, скамья, тетрадь, фонарь заимствованы из греческого? Но перенимать и обезьянничать - не одно и то же.

Считается, что лицо нации меняется при 20-процентном "разбавлении" её иноземцами (мы уже вплотную подошли и к этой черте). А каков процент иноязычных заимствований, когда можно говорить о распаде языка из-за неумеренного количества американизмов, хлынувших в языковое русло в 90-е годы? Их пока никто не подсчитал, однако те же лингвисты давно бьют по этому поводу тревогу. Органайзеры и пейджеры, таймеры и биперы, шредеры, плоттеры и сканеры, тюнеры и тонеры засорили наш «великий и могучий» почти до неузнаваемости.

Основной причиной заимствования иноязычной лексики считается отсутствие соответствующего понятия в лексической базе «принимающего» языка. Но так ли это? Ведь ещё И.С. Тургенев призывал: «Берегите чистоту языка, как святыню! Никогда не употребляйте иностранных слов. Русский язык так богат и гибок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас». Не послушали мы классика! Замусорили «правдивый и свободный» десятками так называемых композитов. Например, уродливый «шоп-тур» можно встретить в тысячах документов на сотнях интернет-сайтов. Интернет вообще стал главным распространителем и популяризатором «иностранизмов».

Виртуальный, инвестор, дайджест, спичрайтер, спонсор[?] Неужели в русском языке действительно не хватает слов, способных, не искажая смысла, заменить эти заимствования? Неужели наш волшебный язык так обмелел, что мы уже не способны сказать ценник вместо прайс-лист или образ вместо имидж ? Может, настало время просить прощения у языка, как Пушкин извинялся перед адмиралом Шишковым за «панталоны», «фрак», «жилет» (а над Шишковым с его «Славянорусским корнесловом» потешался весь тогдашний «креативный класс»). Но французы, которым подражали русские аристократы, стали защищать чистоту своего языка уже с конца XVII века, и это привело к тому, что в середине века XX они приняли закон «О чистоте французского языка». А у нас сегодня одна из главных литературных премий зовётся «Национальный бестселлер »!

Так не будем ждать полного затопления нашего общего дома – русского языка – чужеземными водами! «ЛГ» открывает рубрику «КАК ЭТО ПО-РУССКИ?» и ждёт предложений от наших дорогих читателей.

Теги: русский язык , филология

На языке Отечества

Владимир Личутин. Уроки русского.
- Подольск: Академия-XXI, 2014. – 304 с. – 1000 экз.

Уроки русского человека в последнее 20-летие – стержень новой книги Владимира Личутина. Название её – не прямое, а метафорическое и метафизическое. Личутин как никто остро воспринимает современность и историю Родины. В годы разлома и нравственной разрухи вызревала его новая проза – романы "Раскол", «Миледи Ротман», «Год девяносто третий». Самые мучительные русские вопросы не изменились со второй половины XIX века – земля, власть, народ. Личутин – один из последних, кого не просто заботит, в ком боль за участь русской деревни не стала фантомной. Жанр новой книги как-то неловко назвать публицистикой. Это именно живая неутихающая боль, пишет ли автор о северной природе и крестьянстве или размышляет о творчестве Толстого и Белова, Абрамова и Рубцова. Несколько фрагментов из книги публиковались в «ЛГ», и на каждую публикацию мы получали множество откликов.

Главное творческое завоевание Личутина – неповторимый чудесный язык – используется по всему «фронту». В каждом интервью, в каждой заметке, написанной мастером, можно найти неоскудевающие россыпи русской речи. Многие ставят это Личутину чуть ли не в укор – дескать, зачем тащить эту малопонятную архаику в каждую книгу! Но Личутин упрямо доказывает, что как раз язык, который он слышит «во глубине России», и есть единственно живой и не утративший связи с родом и почвой. А вообще, по собственному признанию, прошлогодний лауреат «Золотого Дельвига» пишет «как Бог на душу положит»: «Народ многослоен, разнохарактерен, и если я сам из народных глубин, то невольно найдутся и те, кому я отзывист, свой для их сердца и ума. Я полагаю, что ни Белов, ни Распутин, ни Евгений Носов не задумывались, какой перед ними читатель. Они пишут языком Отечества, языком нации. Вот и моя душа, видимо, так устроена, что писать гладко неинтересно и скучно, нет сердечного веселья, того хмеля, который возбуждает ум и вызывает музыку».

Теги: Владимир Личутин , Уроки русского

Стукач или гражданин?

В Госдуме уже не один год обсуждаются предложения поощрять тех, кто сообщает о фактах коррупции, других общественных или уголовных преступлениях. Эксперты Национального антикоррупционного комитета и комиссии по противодействию преступности президентского Совета по правам человека подготовили доклад. Основной вывод: приравнять коррупцию к измене Родине и награждать тех, кто сообщил о конкретных фактах.

Но в России своеобразное отношение к людям, которые сигнализируют о нарушениях в правоохранительные органы. Их зачастую считают доносчиками и стукачами. Хотя во всём мире, в Европе в первую очередь, это в порядке вещей. Такое поведение - обязательно для сознательного и порядочного гражданина.

Так что же, защита закона – это дело всего общества или только полицейских и следователей?

Любовь Яровая и демократия

Вячеслав РЫБАКОВ, писатель, историк, востоковед (Санкт-Петербург):

– Если трое дюжих обормотов насилуют хрупкую студентку или грабят шаткого ветерана, сдирая ордена прямо с его потрёпанного пиджачишка, для любого мало-мальски порядочного человека, оказавшегося рядом, нет проблемы, как себя вести. Даже если сам он встать на защиту жертвы не в силах, сохранить ощущение порядочности человек в состоянии, лишь закричав: "Полиция! На помощь!"

Стукач он или сознательный гражданин?

Кажется, никто в этой ситуации не скажет, что – стукач. Разве лишь тот, кто сам обожает насиловать студенток или торговать ворованными орденами.

Сомнение может возникнуть в одном-единственном случае: если либо былой личный опыт, либо господствующее общественное мнение заставляют подозревать, что приехавший полицейский наряд поможет не жертве, а преступникам. А то и сам поучаствует в преступлении, отодвинув громил от лакомой цели.

Вот тогда любой недоброжелатель сможет злорадно сказать несчастному свидетелю: «А не фиг было стучать!»

Сложнее ли становится ситуация, если вместо изнасилования или ограбления речь пойдёт, скажем, о шпионаже?

Не намного. Лишь добавляется новый повод для сомнений. Прежний, неверие в представителей государства, сохраняется – сами же продадут секреты иностранцам, а тебя посадят. Но набирает силу другой, либеральный: да на кой ляд моей деревне Гадюкино новая ракета или подлодка? Пусть лучше все новые виды вооружений будут у добрых и умных потенциальных противников нашей с вами родной тоталитарной помойки. Они ж оружие применяют только справедливо, а вот мы – только чтобы давить свободу...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.