Любовь под Новый год

Флат Екатерина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Любовь под Новый год (Флат Екатерина)

Эта удивительная история началась с самого банального события — попойки двух закадычных подруг. Да-да, именно попойки, а не выпивки по особому случаю. Но… обо всем по порядку.

Отработав положенное количество часов в родной школе номер сорок пять, где шесть лет преподавала русский язык и литературу и к которой уже успела сильно попривыкнуть, Катя возвращалась домой по оживленной улице. От усталости она еле переставляла ноги. Этому факту способствовало и огромное количество снега, выпавшего за день. «Хорошее начало зимы», — подумала Катя (по календарю сегодня наступил декабрь).

Ноги все время проваливались в рыхлые сугробы. В какой-то момент, когда Катя пыталась вытащить ногу из очередной снежной кучи, не зачерпнув голенищем сапога, она почувствовала, как в сумке завибрировал мобильный телефон. Чертыхаясь про себя, кому это приспичило звонить в самый неподходящий момент, она попыталась найти в огромной учительской сумке маленькую трубочку. И, когда у нее получилось-таки достать ее, что есть силы крикнула:

— Алло!

— Ты чего так орешь, Колобкова? — Да, обычно именно так и обращалась к ней подруга детства Цыганова Дина.

— А ты нашла время, когда звонить, — в ответ огрызнулась Катя.

— А что такое, застала тебя за интересным занятием? — хихикнула трубка. — Хотя, о чем это я? Ты у нас такими делами не занимаешься, по статусу не положено.

— Чего мелешь? — обиделась Катя. — Какими такими занятиями? Говори уже по существу, зачем звонишь?

— Что у тебя там за грохот? Ты что, из ванной разговариваешь?

— Дин, я вообще-то иду домой с работы. Жутко устала и рискую завалиться в какой-нибудь сугроб, а ты тут еще и отвлекаешь меня всякими глупыми инсинуациями.

— Тьфу, слово-то какое откопала. Ладно, перехожу к делу… Тем более, раз ты еще не успела добраться домой. Давай, дуй ко мне.

— Ага, вот сейчас все брошу и дуну, — раздражалась все больше Катя. Для ее подруги, разъезжающей по городу на машине, расстояние в десять километров между их домами никогда не являлось препятствием. Она могла в любой момент собраться и приехать к Кате, даже если поводом являлась банальная дилемма, какую пару туфель ей выбрать для очередного званого ужина, которых у нее было по семь на неделе.

Катя наконец-то добралась до своего подъезда. Прижимая ухом трубку и разыскивая в сумке ключи, она топала ногами в попытке сбить налипший на сапоги снег и, задыхаясь от прилагаемых усилий, продолжала говорить:

— Дин, я к тебе точно не поеду. Жутко устала. Может, мы как-нибудь по телефону разберемся?

— Нет, Колобкова, выпить по телефону точно не получится, — констатировала трубка.

— Чего? Выпить? — Катя уже прорвалась в подъезд, справившись с домофоном и тяжеленной железной дверью, и открывала ключом дверь своей однокомнатной квартиры на первом этаже. В данный момент ее больше волновал вопрос: не затопило ли ее в очередной раз? После того как потоп был несколько дней подряд, пока сантехники не разобрались с проблемой, прочистив засор и увеличив диаметр сливной трубы, для Кати этот вопрос стал своеобразным пунктиком. Каждый раз, подходя к своей квартире, она начинала принюхиваться, опасаясь очередного прорыва канализации. — Я хочу залезть в горячую ванну, отмокнуть как следует. Потом желательно что-то забросить в рот, так как за целый день кроме несчастного бутерброда мой желудок ничего путного не получил. А потом мне еще кучу тетрадей проверять. Это я уже планирую сделать перед телевизором с чашечкой кофе.

— Все сказала? — откликнулась Дина, выслушав Катю. — Ладно, поняла, ко мне ты ехать не хочешь. Иди, отмокай в ванне, я к тебе сама приеду. И даже не вздумай сопротивляться. Тетрадки свои проверишь завтра. Завтра суббота, и в школу тебе не надо.

Ничего возразить Катя просто не успела, Дина оперативно отключилась. Из всего разнообразия душевных качеств подруги категоричность стояла на первом месте. Она терпеть не могла, когда ей перечат, ставила свое мнение выше всего остального. Катя вздохнула: раз ее подруга решила с ней выпить, значит, так тому и быть.

Зная оперативность Дины, процесс принятия ванны Катя затягивать не стала. Едва согревшись, она поспешила покинуть уютное помещение, закутавшись в толстый махровый халат, с которым решила ни за что не расставаться. Щепетильная в вопросах одежды Дина потерпит ее «непристойный» вид, раз собирается какое-то время находиться на ее территории, подумала Катя.

Не успела она расчесать волосы, как услышала звонок в дверь. «Может, не открывать?» — подумала с тоской, глядя на себя в зеркало, а во входную дверь уже не звонили, а настойчиво стучали, по всей видимости, даже ногой.

— Чего ты ломишься, как будто за тобой гонятся? — с этими словами Катя распахнула дверь и в первый момент за огромным количеством пакетов не разглядела человеческое существо.

— Думаешь, легко все это тащить, а потом еще и два часа держать в руках, стоя под дверью? — Груз пакетов перекочевал в Катины руки. — Привет, дорогая. — Подруга потянулась к ней ярко-накрашенными губами. — Сто лет не виделись.

— С каких это пор месяц стал называться столетием? — чувствуя себя вьючным мулом и пытаясь высвободиться из цепких объятий, спросила Катя. — Пусти уже, иначе я сейчас рухну. Ты скупила половину супермаркета?

— Тащи уже, — Динка — миниатюрная брюнетка, стриженная под мальчика, с привлекательным макияжем — наконец отпустила Катю. — А купила я только самое необходимое. Вечер длинный, мало чего нам захочется. Не бежать же снова в магазин? — все это Катя уже выслушивала, разбирая пакеты на кухне, пока Дина раздевалась и прихорашивалась перед зеркалом в прихожей.

— Хочешь сказать, что нам понадобится и шампанское, и коньяк, и водка, и… сейчас прочитаю, бо-жо-ле, и мартини? — Катя в ужасе смотрела на гору спиртного на столе. В какой-то момент ей показалось, что Дина лишилась разума. Это в лучшем случае. В худшем — у нее что-то случилось, и очень серьезное.

— Кать, ну ты меня удивляешь, — Дина забежала на кухню, где сразу стало как-то тесно. Как она умудрялась, при более чем миниатюрной комплекции, свое присутствие где-либо делать настолько ощутимым? — Во-первых, откуда я знаю, что ты захочешь пить? А во-вторых, ведь можно начать с наименее крепкого. Как известно, градус понижать нельзя, а повышать нужно, — засмеялась она, а у Кати сразу отлегло от сердца. Раз смеется, значит, ничего серьезного не произошло.

— А лимонов ты зачем столько купила? — с ответным смехом спросила Катя, доставая из пакета не менее килограмма цитрусовых.

— Во-первых, у нас, в России, коньяк принято закусывать лимонами. Знаю, знаю, что ты сейчас скажешь, что мы столько не выпьем и не назакусываем. Зануда! Зато завтра мы сможем отпиваться чаем с теми же лимонами. И не задавай лишних вопросов. Да, я остаюсь у тебя на ночь. Не погонишь же ты меня пьяную? К тому же я за рулем, не пойду же я под шафе пешком, бросив здесь машину…

Если Катя и собиралась сказать что-то подруге, то уж точно не спорить с ней, зная, насколько это бесполезное занятие. Переспорить ее не смог бы никто. Права она или нет, Дина всегда до конца будет отстаивать свою точку зрения, даже если это грозит грандиозным скандалом, чем обычно дело и заканчивалось. Зато, поскандалив как следует и поразмыслив на досуге, Дина всегда извинялась перед оппонентом, если была неправа.

— Так. Давай-ка организуем легкую закусочку и переместимся в зал, на твоей кухне я задыхаюсь, — Дина засучила рукава шикарной блузки, явно эксклюзивной модели от известного дизайнера, и принялась нарезать тоненькими ломтиками буженину. — Так и будешь бездельничать? Принимайся за помидоры с огурцами. Сооруди-ка нам свой фирменный салатик. — Фирменным она называла салат из свежих помидоров, огурцов, капусты с большим количеством зелени и чеснока.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.