Волонтеры атомной фиесты

Розов Александр Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Annotation

1.0 — создание файла

Александр Розов

*1. Чехарда в австронезийском небе

*2. Дифференцированное гостеприимство

*3. Хартия — это очень просто

*4.. Общественное мнение и человеческий фактор

*5. Мисс Бикини по-меганезийски

*6. Игры в жанре плащей и кинжалов

*7. Виртуальный демон войны и его проекции

*8. Неожиданный груз популярности

*9. Мечтают ли вампиры о спецагентах?

*10. Те же и Гремлин

*11. Зюйд-Инд это, оказывается, Антарктика

*12. Дракула — Золотой Парус

*13. Аннексия антарктического криля

*14. Рождество, метарелигия и турбореализм

*15. Политика, как театр абсурда

*16. Такая романтичная Антарктика

*17. О пользе стратосферных дирижаблей

*18. We all live in the yellow submarine

*19. Зимняя рыбалка по-сайберски

*20. Все, что вы хотели знать о подводных вулканах

*21. Самураи и драконы, мафиози и султаны

*22. Контуры Унии уже видны

*23. Последние аккорды военной кампании

*24. Органный концерт на фоне атомных грибов

*25. От популярной науки до мафиозных понятий

*26. Что нужно Меганезии и что нужно Америке

*27. Маркетинг атомной войны

*28. Пролог к космической корриде

Александр Розов

ВОЛОНТЕРЫ АТОМНОЙ ФИЕСТЫ

Пролог. Осень 2-го года по меганезийскому исчислению

20 октября прошлого года на атолле Тинтунг (Север островов Кука), некий «Конвент Меганезии» захватил власть и заявил претензии на большую часть Океании. Никто не воспринял это, как реальную угрозу. Некоторые коммерческие структуры в развитых странах даже использовали «фактор Конвента» в биржевой игре наряду с «фактором сомалийских пиратов» и «фактором афганских талибов». Они смеялись над теми, кто поднимал тревогу из-за того, что «акватория Конвента» стремительно расширяется…

Великая Хартия (принята Кооперационной Ассамблеей, по предложению Конвента).

*

Преамбула. Меганезия — это конфедерация, построенная на принципах кооперативной анархии. Государство, как власть клана или социального класса над гражданами и природными ресурсами, запрещено. Любая попытка создать государство пресекается ВМГС. Великая Хартия не подлежит отмене или изменению никем и никогда. Любая попытка отменить или изменить ее, либо игнорировать ее, пресекается ВМГС.

*

Артикул 1. Единственная политическая власть в Меганезии — власть Верховного суда, избираемого каждый год, в количестве шести граждан, из них три по жребию, и три по рейтингу популярности их политэкономических высказываний среди граждан. Власть Верховного суда ограничена только Великой Хартией.

*

Артикул 2. Каждый гражданин Меганезии — под безусловной защитой правительства. Эта защита не зависит ни от какой политики, ни от какой дипломатии, и осуществляется любыми средствами без всякого исключения. Поскольку нарушение любого базисного права одного гражданина есть тотальное нарушение всех базисных прав всех граждан, полиция и армия применяют против нарушителя прямую вооруженную силу.

*

Артикул 3. Правительство нанимается гражданами Меганезии на открытом конкурсе, и исполняет 3-летний усредненный заказ граждан по обеспечению свободы, безопасности и инфраструктуры, по твердой контрактной цене, уплачиваемой, как социальные взносы.

*

Артикул 4. Война ведется в двух случаях: при угрозе безопасности граждан, либо при возможности получить прямую экономическая выгоду для граждан. Во втором случае война ведется по бизнес-плану, утвержденному Верховным судом.

*1. Чехарда в австронезийском небе

23 октября 2 года Хартии. Ночь. Меганезия. Вануату. Остров Вемерана (около 1800 км к востоку от Австралии). Авиабаза Луганвиль. Штабная башня. Центр управления.

25-летняя каролинская креолка Джой Прест Норна, координатор технического развития Меганезии, ударила кулаком по столу, и процедила сквозь зубы.

- Уроды! Они думают, что мы теперь пацифисты? Ну, они за это кровью умоются!

- Что там? — нетерпеливо спросила 23-летняя этническая вьетнамка Тху Феи-Феи, одна из шести судей меганезийского верховного суда.

- Вот, смотри! — координатор ТР повернула к ней экран монитора, — Асси пихнули нашу Читти Ллап в аэробус и отправили в Таиланд. Типа, по заявке тамошней прокуратуры.

- И те и другие должны подвергнуться санкциям, — спокойно произнесла Тху Феи-Феи.

- Прежде всего, Феи-Феи, — проговорил другой судья, 40-летний этнический австралиец Ахоро О'Хара, — должен быть спасен наш человек. Ее обвиняют в кокаиновом трафике, следовательно, в Таиланде ей грозит смерть.

Вьетнамка согласно кивнула, признавая правоту О'Хара, и не потому, что он получил годичные судейские функции по рейтингу среди граждан, а она — по жребию. Хартия не различает судей по методу назначения. Но, круг знаний О'Хара был безусловно шире, а жизненный опыт разнообразнее, чем у нее, и Феи-Феи это понимала.

- Да, — сказала она, — Прежде всего Читти Ллап надо освободить. Когда оффи увидят, как сгорают их товары в океане, тогда они станут сговорчивыми. Надо вызвать Гремлина и Кресса, чтоб готовились сжигать корабли австралийских и таиландских оффи.

- Меня и вызывать не надо, я здесь, — сообщил густой хрипловатый баритон.

…Все взгляды повернулись к крупному рыжеволосому этническому ирландцу. Он был несколько старше 40 лет, и одет в униформу коммандос Народного флота, украшенную пиктограммами — значками участия в боевых операциях и еще — шестью серебристыми нашивками коммодора (шефа штаба фронта). Его звали Арчи Дагд, или Гремлин.

- Тихо заходишь, — с уважением отметила Тху Феи-Феи.

- Работа такая, сента судья, — ответил он, — и, разрешите высказать мое мнение.

- Конечно, коммодор. Мы слушаем.

- Йети сказал, что успеет перехватить аэробус, вот тут, — сказал Гремлин, сделал шаг вперед и положил на стол свой палмтоп, на маленьком экране которого была открыта карта австрало-азиатского сектора со схемой из одной синей линии и одной красной.

- Хэх… — выдохнул Ахоро, — …Ну, что, Феи-Феи, отдаем приказ?

- Да, — сказала вьетнамка, — и будет правильно, если Гремлин проконтролирует все на месте… Если ты успеваешь по времени, коммодор.

- Я успею, — лаконично ответил рыжий ирландец.

«Airbus» A-380 компании QAN рейс 818 летел над пустынями Центральной Австралии курсом норд-вест со скоростью 900 км в час, и уже оставил за хвостом 1600 км из 7600, разделяющих Сидней и Бангкок. В это время звено меганезийских истребителей класса «Крабоид» стартовало с Палау курсом зюйд-вест, со скоростью 950 км в час. Обычная геометрия для младшей школы позволяла предсказать, что через полтора часа аэробус и истребители окажутся примерно в одной точке между Новой Гвинеей и Сулавеси, над акваторией Южных Молуккских островов, именуемой: «море Банда». Уже интуитивно возникает предчувствие, что рандеву над морем с таким названием, ничем хорошим для авиалайнера не пахнет. Особенно если это произойдет в предрассветных сумерках.

Экипаж A-380 ничего такого не подозревал (ведь ему не сообщали об истребителях), и внезапное появление штуковины, похожей на гигантского бирюзового летучего краба привело австралийских пилотов в недоумение. Тем временем краб (точнее «Крабоид») деловито пристроился прямо перед фронтальным остеклением кабины A-380.

- Вот дерьмо! — отреагировал первый пилот, перекладывая штурвал (очень не хочется влететь не слишком прочным остеклением в металл кормы другого самолета).

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.