Залетный кавалер

Черных Юлия Вадимовна

Жанр: Космическая фантастика  Фантастика  Ироническая фантастика    Автор: Черных Юлия Вадимовна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Колдун был высок, вальяжен и походил на артиста Янковского из старинного двухмерного фильма. При колдуне неотлучно находились две девицы в черном трико, одна поджарая, как легавая, другая хорошенькая, зеленоглазая, как персидская кошка. Для интереса я перемигнулся с девушкой-кошкой, но не почувствовал ответного вожделения.

— Я не для того прибыл сюда через две галактики, чтобы выслушивать отговорки, — колдун мерно постукивал тростью об идеально сверкающий полуботинок. Мне представилось, как они втроем летели в консульство по воздуху от самого космодрома. По улицам Тхукан-Сити трудно пробраться, не замарав обуви.

— Уважаемый гражданин Трещоткин, — консул Земной Федерации отер лоб платком. — Мы бы с радостью предоставили вам и вашим коллегам пропуск в Заповедник, но власти Тхукана установили карантин, и в нашу юрисдикцию не входят полномочия, тем более, что возможная конфликтная ситуация чревата…

— Печень давно болит? — прервал его колдун. Легавая барышня выпрямилась, встала на носочки и протянула руку к консулу. С пальцев ее сорвалась струйка розовых лепестков и растворилась в районе правого бока, прикрытого форменной рубашкой. Консул схватился за живот, всхлипнул. Внутри что-то булькнуло, крякнуло, потянуло характерным запахом. Бочком, мимо референтов, застывших в позе ритуального почтения, консул выскочил на лестницу, с грохотом захлопнув дверь.

— Так, — сказал колдун и направил трость на старшего референта.

— Я здоров, — референт отступил к двери, загораживая папкой низ живота. — И потом, я ничего не решаю.

— И я, — быстро добавил второй референт.

Колдун нахмурился и перевел взгляд на меня.

— Шли бы вы, господин хороший, подобру-поздорову, — предложил я. — Не ровен час ушибетесь.

Колдун зловеще захохотал и взмахнул тростью. Я бросил охранное кольцо в середину комнаты. Девицы в трико с пронзительным визгом втянулись внутрь и пропали. Колдун, пятясь и отмахиваясь тростью, сопротивлялся какое-то время, но когда кольцо достигло диаметра среднего котла для зелья, рухнул внутрь, рассыпав напоследок горсть крошечных шаровых молний.

Старший референт замахал папкой, отгоняя молнии от стола с документами, второй референт сноровисто сорвал со стены огнетушитель и принялся заливать их пеной.

Я отошел к окну и посмотрел вниз. Колдун, утратив вальяжность, барахтался в рыжей пыли Тхукана. Девицы, похожие на обсыпанные мукой шоколадные фигурки, пытались его поднять. Колдун махнул палкой и что-то резко сказал. Девушка-кошечка подняла лицо и пристально посмотрела на окна консульства. Я отшатнулся.

Вернулся консул, переодетый в полотняный костюм светло-коричневых тонов.

— Я бы вас попросил, Андрей Геннадьевич, впредь оградить от посягательств на официальное лицо в моем лице!

— Наши визитеры не проявляли явной агрессии, Виталий Юрьевич, — возразил я. — К тому же вам бесплатно почистили печень. И камни наверняка вывели.

Консул погладил правый бок, прислушиваясь к организму. Циррозная ассиметрия пропала, цвет лица порозовел.

— В самом деле, — пробормотал консул. — Там еще такие бляшечки вышли. Но все равно, бдительность превыше всего. Мы ждем своевременного наплыва посетителей в зоне ограниченного доступа.

— Это точно, — согласился я. — Знахарки попрут, мало не покажется. С чего бы тхуканцам приспичило Заповедник закрывать в самый сезон?

— Наверняка из-за кометы, которая рухнула в Расщелину на той неделе, — сказал старший референт. — Мы просмотрели архивы, подобная ситуация случалась лет пятьсот назад, когда над Заповедником пролился метеоритный дождь. Тогда запрет на посещение длился целый год.

Год — это плохо. Безобразно плохо. С Заповедника кормится если не вся планета, то Северо-Западный континент точно. И мы имеем свой навар: комиссионные, платные экскурсии, оказание эскортных услуг. Я, например, вожу группы к Расщелине. В обычное время — раз в день, но двадцать седьмого числа каждого месяца из глубин Расщелины поднимается Красная грязь, и на три дня Заповедник превращается в причудливый водопой для волшебников всех видов и происхождений. Я слежу, чтобы в одной группе не оказалось вперемешку белых и черных магов, чтобы строго — одно ведро в одни руки, чтобы никто не потерялся и не заблудился среди курчавых низкорослых деревьев.

А к первому числу Красная грязь уходит, и Расщелина вновь стоит в своей загадочной непостижимости.

В гостиничном ресторане было прохладно, пахло хорошей едой. Звучала приятная музыка, за соседним столом подвыпившие ведьмочки шумно обсуждали преимущества менструальной крови перед другими биологически активными материалами.

Я открыл меню и усмехнулся. Парадокс человеческой натуры: в перспективе жить на одну зарплату непременно надо прокутить лишние деньги.

— Вы позволите? — зеленоглазая красавица тронула соседний стул.

— Не занято, — коротко сказал я.

— Меня зовут Кэт, — она протянула руку, звеня платиновыми браслетами.

Ну конечно! Как еще должны звать девушку-кошку.

— Я буду звать тебя Пуси Кэт, — прошептал я, целуя нежное запястье. — Что мы пьем?

Вечер удался на славу. Кэт большей частью загадочно молчала и цедила один молочный коктейль за другим. Я старался не отставать и быстро захмелел. Мы немного потанцевали, Пуси позволила погладить себя по попке — ее одеяние состояло из обрезков шкуры, очень удобно. Иногда я ловил на себе чей-то пристальный взгляд, но не придавал этому значения. Потом, потом разберемся.

— Мне пора, — сказала девушка-кошка, когда я второй раз промахнулся вилкой мимо маслинки. — Проводишь?

— Пусичка, разве можно тебя бросить в чужом враж…раж…ждебном мире? Я готов. Веди!

В лифте девушка-кошка прижалась, прильнула грудью и потерлась щекой о щеку. Я поймал ее губы. Кто придумал скоростные лифты? Для настоящего поцелуя мне не хватало десятка два этажей. Мы вывалились в коридор, я прижал девушку-кошку к стенке и снова принялся целовать. Кэт гладила меня за ушами и шаловливо дразнилась язычком.

Я не совсем дурак и ни минуты не верил, что девушка-кошка подсела ко мне, привлеченная несравненными умом и красотой. Но в нашей глуши так редко встречаются симпатичные экземпляры женских пород. Знахарки не дают себе труда делать приличное тело, магички высокомерны и, как правило, фригидны.

Видимо, у нее были те же проблемы, так что ночь мы провели в любви и согласии.

Утром она пошла меня провожать. В пустынном коридоре я не отказал себе в желании потискать миленькую блондинку, увлекся и пропустил момент превращения. В одну секунду Кэт отрастила клыки, повернула меня спиной к стене и чувствительно прикусила за шею.

— Пуся, что за манеры?! — возмутился я.

— Человееек, — прошипела моя кисанька, нежно проводя когтями по щеке. — Ты отведешь нас в Заповедник.

— Заповедник закрыт, — сказал я как можно тверже.

— У тебя есссть другой ход. Обещщщай, или я перекушу тебе горло.

Я задумался. Умереть сейчас, практически мгновенно или потом, нарушив заклятие Обещания, в муках, в корчах, задыхаясь от кровавой пены.

Были еще варианты, но я не успел их рассмотреть. Сверху на нас обрушилось нечто лохматое, тяжелое, подминая под себя девушку-кошку. Кэт вывернулась, полоснула когтями, но промахнулась. Грузная фигура, ловко перекатившись через спину, хлопнула в ладоши и подула между ними. Пусю скрутило в узел, шерсть на загривке вздыбилась, мышцы судорожно напряглись. Но невидимые путы держали крепко. Только хвост сердито стучал, поднимая пыль.

— Полежи, остынь, — сказала лохматая фигура до боли знакомым голосом, прихлопнув хвост тапкой с розовыми помпонами.

— Фирюза! — в горле моментально пересохло. Я откашлялся. — Ханум-ата. Вы вернулись, как всегда вовремя, чтобы спасти нерадивого ученика.

Приоткрылась соседняя дверь, оттуда высунулся любопытный глаз, оценил обстановку и тут же втянулся обратно. Дверь беззвучно прикрылась. То-то, гражданин Трещоткин, грозная Фирюза-ханум — не безвестный охранник в консульстве.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.