Клиника неврозов

Черных Юлия Вадимовна

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Черных Юлия Вадимовна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Бассейн был небольшой, но глубокий. Установка для искусственных волн неторопливо колебала прозрачную толщу воды, отчего казалось, что голубая плитка движется на дне.

— Это тоже снимайте, — сказала медсестра. — У нас тут лечебные процедуры, а не балаган.

Григорий, немного стесняясь, стянул казенные трусы со смешными завязками спереди, присел на трапе и потрогал воду. Прохладно. Собравшись с духом, он нырнул и сделал несколько энергичных гребков, сразу оказавшись на другой стороне.

— Вот этой рукояткой можно регулировать силу прибоя, — сказала медсестра, поворачивая верньер. Волна сделалась выше, Грише плеснуло в нос.

— Спасибо, я понял.

— Ваш сеанс пятнадцать минут, следите за часами.

Медсестра вышла, тяжело покачивая бедрами. Гриша сделал пару кругов по бассейну, покачался на волнах и заскучал. В голову опять полезли ненужные воспоминания.

Вода… Длинными пенистыми волнами как облака на голубом небе… и что-то переливалось за облаками, совсем как эта мозаика внизу.

Там, во сне, не было воды. Было много неба, далекого, чужого. Песок, башни на горизонте, россыпи камней… а из-за камня торчат лапки, усики. Кошмарные выпуклые глаза ворочаются, обшаривают округу и вдруг останавливаются на нем…

О, господи!

Григорий решительно тряхнул головой, подплыл к аппарату и до отказа повернул рукоятку. Мощная струя, взревев, отбросила его к противоположной стенке, закрутила. Отбойная волна подло перевернула вверх ногами и прижала к плитке. Григорий, ослепший и оглохший, героическим усилием вывернулся, нащупал поручень трапа и вынырнул из бушующей стихии. Струя тянула на дно. Отплевываясь, Гриша вцепился обеими руками в трап и старательно дышал.

В этот момент возле него кто-то шумно бухнулся в воду. Гришу окатило брызгами, он невольно отшатнулся, опять потерял опору и окунулся с головой. Когда он выбрался на поверхность, то обнаружил рядом девушку, которая непринужденно держалась за бортик бассейна, распластавшись под напором бешеной волны. В руке она держала — боже ж ты мой! — его мокрые трусы с завязками.

— Ваше время истекло, — сказала она с улыбочкой.

Приличия требовали прикрыться, но Гриша ни за какие коврижки он не оторвал бы сейчас рук от трапа. Он молча пялился на девушку, силясь придумать что-то остроумное.

— Я… не… то есть не в смысле познакомиться, — выдавил он, краснея.

— Не переживайте, у нас в Финляндии мужчины и женщины в бане вместе моются. Я там и не такое видела, — она бесстыдно всмотрелась сквозь бурлящий поток и поправилась: — Нет, такого не видела.

— Что, все совсем плохо? — огорчился Гриша.

Девушка пожала плечами.

— Как говорится, на вкус и на цвет…

— Зачем на вкус, — переполошился Гриша. — На вкус не надо!

Девушка откинула голову и захохотала. У нее были крупные белые зубы и розовое чистое нёбо. Гриша совсем стушевался. Вдобавок, него замерзли ноги и затекли пальцы на руках.

Ситуацию спасла медсестра. Переваливаясь как утка, она неспешно подошла к аппарату искусственных волн и уменьшила мощность.

— В этом есть что-то мистическое, верно? — девушка поправила лямки купальника с игривым штампом «ГКГ. Клиника неврозов» на левой груди. — Простая женщина мановением руки прекращает стихийное бедствие.

— В ней живет душа Посейдона, — Гриша потянулся к трусам. — Верните мне казенное имущество.

Медсестра обошла бассейн, приблизилась к трапу и оценила диспозицию.

— Пономарев, ваше время истекло. Выходите, не мешайте лечебному процессу. Куусинен, эта процедура проводится индивидуально. Сексуальная релаксация про вашем диагнозе — только с разрешения лечащего врача.

Девушка Куусинен надула губы, но трусы отдала. Гриша, морщась от неудобства, натянул мокрое белье и выбрался из бассейна.

По дороге в палату, обернувшись большим махровым полотенцем, он думал, какой же у девушки Куусинен может быть диагноз. Нимфомания? Сексуальная мания? Например, после соития она убивает своего кавалера. Как паучиха. Бывает арахнофилия? Вряд ли. Арахнофобия бывает. А инсектофилия вообще? Неужели есть люди, которые любят, да нет, млеют от восторга, разглядывая цветные крылышки, панцири, продолговатые кольчатые брюшки? И лапки, усики…

О, господи!

Нет, лучше он снова будет думать про девушку Куусинен, про ее нежные губы и белую длинную шею. Записаться, что ли на сексуальную релаксацию? Надо бы спросить лечащего врача.

Девушка Куусинен, как только за медсестрой закрылась дверь, подплыла к аппарату, выкрутила рукоятку до отказа и с наслаждением отдалась потоку. Она не боялась бурной воды. Она вообще мало чего боялась.

В палате сосед вдумчиво перелистывал каталог «Мисс мира и Вселенной за последние сто лет».

— Ну как? — поинтересовался он.

— В жопу дует, — коротко сказал Гриша, доставая одноразовое полотенце. — Степа, ты на сексуальную релаксацию ходил?

— Первым делом, — Степан оторвался от красоток и с интересом посмотрел на Гришу. — Мне доктор прописал.

Степан был пилотом-одиночником на катере дальней разведки и попал в солнечный вихрь. В результате отказали напрочь системы навигации и связи. Долгих три года Степа летел в никуда. На катере была система полной регенерации «Креветка» и контрабандный запас галлюциногенов для вахтенных рабочих на алмазных копях в системе Альфа Центавра. Галлюциногены были подобраны с учетом, что на копях женщины отсутствуют в принципе. «Ты не представляешь, какие красотки являлись мне в видениях! Я чувствовал себя правоверным мусульманином в раю в окружении нагих гурий. Все земные женщины лишь бледное их подобие».

Когда галлюциногены стали подходить к концу, он начал подумывать, не повернуть ли ему на ближайшую звезду, избрав жизнь яркую, но короткую, как его заметил патрульный спутник. Первая же женщина — довольно симпатичная по обычным меркам, вызвала у Степана реакцию отвращения вплоть до рвоты, вторая — приступ буйства, третья — попытку суицида. В клинике его немного привели в чувство, уговорили не налагать на себя руки и теперь пытались внушить мысль о человеческом несовершенстве в целом.

— И как это выглядит? — поинтересовался Григорий про релаксацию.

— Обыкновенно, — пожал плечами Степан. — Видел кабинки на втором ярусе? Заходишь туда, ложишься, тебя закрывают — одна голова торчит, потом внутри вылезает такая субстанция вроде желе и начинает тебя того… релаксировать. Сексуально.

— М-да? — Гриша потер полотенцем голову. — А… хм. Как ты думаешь, при каком диагнозе нельзя проводить эту релаксацию?

— Мало ли. При клаустрофобии, например.

— Это неинтересно, — Гриша бросил полотенце в отстойник и нажал рычаг.

— А что тогда интересно?

— Пожрать, например, интересно.

— Не вопрос, — Степан покосился на каталог. Очередная девица повела плечиком и состроила глазки. «Корова», — сказал ей Степан и захлопнул журнал. На сегодня встречу с прекрасным можно считать завершенной.

Три недели назад Гришу вызвали к лечащему психотерапевту. В кабинете, помимо врача, находился еще какой-то тип в мятых брюках и пиджаке канареечного цвета, похожий на выжатый лимон. Перед типом лежала груда карт, одну из них он просматривал, делая пометки в блокноте.

Лечащий психотерапевт положил перед Гришей карточку с большой черной кляксой.

— Что Вы видите на этой картинке?

— Таракана, раздавленного тапком.

— А на этой?

— Таракан выглядывает из-за шкафа.

— А на этой?

Гриша задумался, прикинул. Пять или шесть? Скорее, пять.

— Пять тараканов собрались вокруг крошки хлеба.

Лимонный тип оторвал голову от карты и поднял брови.

— Ну, почему тараканы? Где здесь тараканы, — лечащий психотерапевт начал терять профессиональное терпение.

— Да вот же! Усики, лапки. Вот брюшко.

— Поразительно! А Ваш сосед в этой картинке увидел силуэт девушки, сидящей на камне на берегу ручья.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.