Проблемы демографии

Черных Юлия Вадимовна

Жанр: Юмористическая фантастика  Фантастика  Ненаучная фантастика    Автор: Черных Юлия Вадимовна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Ничто не предвещало беды.

Нет, все-таки немного предвещало. Весна в этом году слишком робко вступала в свои права: ступила раз, ступила два, да и замерла на полушаге. Уже апрель, а лужи по утрам покрыты морозной корочкой, противная сухая крупка сыпется на недотаявшие сугробы. Холодно, ветрено, грустно.

В понедельник утром Майка устроилась на рабочем месте, привычно крутанула стул к экрану и загрузила Прогноз. Умка с заставки помахал ей лапой, прикрыл нос и нырнул в прорубь. Майка выбрала раздел демографии, год вперед и щелкнула мышкой.

Красная строчка бросилась в глаза сразу. Архангельск! Майка заволновалась и пролистала весь список. Еще две — Норильск и почему-то Рязань. Очень много желтых строк, Салехард, Тюмень и Лабытнанги мигали оранжевым. Зелеными, благополучными оставались южные города, видимо, за счет притока эмигрантов, а также Москва и Питер.

Майка отсортировала таблицу по уровням рождаемости, распечатала на цветном принтере. Потом не удержалась, и влезла в экономику, сразу на двадцатку. Спад, конечно, что и следовало ожидать. Надо немедленно оповестить начальство.

— Раиса Дмитриевна, — сказала Майка в телефон. — Разрешите подойти с докладом?

— Майечка, у Вас что-то срочное?

— Боюсь, что да.

— Через пятнадцать минут.

У начальства утренний кофе. Ну и пусть, потом будет не до этого.

Раиса Дмитриевна сразу оценила ситуацию.

— В пятницу было заметное понижение уровня рождаемости?

— Заметного не было, — сказала Майка. — Меньше, чем в текущем, процента на три-четыре, но до критических отметок не доходило.

— Четыре процента в масштабах страны — это население небольшого города. Посиди, сейчас разберемся.

Раиса Дмитриевна нажала кнопку громкой связи.

— Иван Семенович, мне из группы прогноза рождаемости сигнализировали о значительно понижении. Что у нас там, на полюсе?

— Нормально, вроде, — откликнулись из динамика. — Все здоровы, кушают хорошо.

— Хорошо кушают — это главное. Какие данные по Троицку? Поступали сигналы из Пулково, Душанбе?

— Минуточку, я сейчас узнаю.

По громкой связи Майка услышала, как Иван Семенович призывал какого-то Олега и требовал с него ответа.

— Значит так, — сказала Раиса Дмитриевна, послушав селектор. — Через десять минут Вы докладываете по всем объектам.

Через десять минут совершенно малиновый Иван Семенович оправдывался, поминутно отирая лоб:

— У них, в ИЗМИРАНЕ, начальник в отпуске, а старший группы заболел…

— И никто не обратил внимание, что Земля замедлила вращение?

— Нет, обратили, только не знали, что нам надо звонить.

— Бардак! — Раиса Дмитриевна в сердцах бросила на стол карандаш, который вертела в руках. — А что обсерватории?

— Пришла телеграмма из Пулково, что красное смещение уходит в фиолетовую зону, я только что получил…

— Немыслимый бардак! — сердито сказала Раиса. — На полюсе все в порядке?

— Э-э-э. Нет.

В комнате на мгновение повисла тишина.

— Что?!! Что еще?!! — взорвалась Раиса.

— Не работают.

— Как это? Кушают хорошо, а не работают?

Иван Семенович пожал плечами.

— Немедленно Сосникова ко мне.

Иван Семенович побагровел:

— Я отпустил Андрея Борисовича, у него теща заболела.

— Вызывайте как хотите! Сосников наша последняя надежда, и Ваш единственный шанс остаться на работе.

Иван Семенович сменил цвет на темно-бордовый.

— А может Запашных пригласить?

— Запашные тигров дрессируют, понятно? Это совсем другие звери! Сосникова ко мне в срочном порядке и готовьте спецрейс. Майя, поедете тоже. Проверите прогноз на месте.

Сосников явился на следующий день, когда еще пять регионов попали в зону рисковой демографии. Он ввалился в Майкин кабинет, пропахший блинами и тещиным самогоном, и с ходу начал грузить:

— Подготовишь распоряжение о командировке, возьмешь билеты на самолет до Питера, закажешь спецрейс на полюс, свяжешься с Синицыным насчет корюшки…

— Я не знаю никакого Синицына, — твердо сказала Майка. — И распоряжений писать не буду. У меня свои функции, а Вы делайте то, что Вам поручено.

Майка Сосникова не любила. Был он кособок, носат и вечно учил на своих примерах. Медведи, по слухам, его боялись.

До Питера Майка поехала на поезде, Сосников полетел самолетом, на спецаэродроме они оказались одновременно. В красно-бело-синий самолетик уже грузили ящики с подмороженной корюшкой.

— Мелковата рыбка, — Андрей Борисович сунул нос в ящик, переворошил рыбьи тушки.

— Корюшка всегда такая. Главное, чтобы по весу хватало, — возразил Синицын.

— Это ты зверям расскажешь, когда мне руку по локоть откусят. До конца моей жизни будешь пенсион платить.

— Я не доживу, — с чувством произнес Синицын. — Хочешь, в следующий раз треску заготовлю? Она большая.

— И невкусная. Все? Загрузили? Майя, залезай.

Самолет разбежался по бетонной полосе и нырнул в облака. Майка притулилась между ящиками и Сосниковым, который, перекрикивая шум самолета, рассказывал ей в ухо поучительные истории из личной жизни. Майка как могла, отодвигалась, ибо в личной жизни Андрея Борисовича хватало поучительности, но недоставало занимательности.

Купол встретил их ледяным полярным молчанием. Сосников резво сбежал по трапу и приник к смотровому окну. Майка подошла и встала рядом.

— Где они? — спросила она.

— Пока не вижу. Сейчас, сейчас… Есть! Справа от оси! Видишь, пар от дыхания поднимается.

Майка пригляделась. Справа от большого рубчатого столба поднимался к стеклянному своду парок, застывая на куполе лохматыми сталагмитами. Больше ничего она не разглядела.

Сосников набрал рюкзак корюшки, закинул его за спину и начал карабкаться на купол по белым резиновым ступенькам. Честно говоря, Майка ждала, что Андрей Борисович войдет внутрь, но у него, видимо, были другие технологии.

Пока Сосников лез, Майка разложила солнечные батареи, подключила ноутбук, и загрузила Прогноз. В таблицах ничего не изменилось. Весь север полыхал красным, желтым и оранжевым.

Тем временем Сосников добрался до оси и начал дергать люк, поросший ледяными сталагмитами. Люк не открывался. Андрей постучал по стеклянной поверхности, звон растекся по куполу. Вниз посыпались осколки сосулек, но люк не дрогнул.

— Примерз, наверное, — сказал летчик у Майки за спиной. — Надо горячей водой полить. Как в рекламе.

— Надо, — согласилась Майка. — Только где ж ее взять?

— Или пописать.

Майка фыркнула и отвернулась.

— Эй! — крикнул летчик Сосникову. — Ты на замок пописай! Барышня не смотрит.

Сосников что-то крикнул в ответ неразборчиво и полез вниз.

— Какое там пописай, — пробурчал он, спрыгивая на снег. — Роты солдат с их генералами не хватит, чтобы этот люк обоссать. Медведи, сволочи, надышали, все заледенело.

Майка неуместно хихикнула.

— Чего веселишься? — накинулся на нее Сосников. — Выходит, зря слетали, вернемся ни с чем, начальство взгреет по самое не балуйся.

— Ну почему ни с чем. Есть же боковая дверь. Зайти оттуда.

— Ты чего, совсем ку-ку? К белым медведям в логово соваться! Он тебе башку откусит и не заметит.

Майка растерялась.

— А я думала, Вы к ним заходите…

— Еще чего! Сверху, через люк бросаю у оси. Они нажрутся, а потом чешутся как миленькие.

Пилот посмотрел наверх.

— Давай горючки нальем на люк и подожжем.

— Опасно. Растечется, либо стекло лопнет, либо сам загоришься. Ладно, хватит мечтать, командир, вертай самолет, полетели в Мурманск, пару дней переждем, глядишь, потеплеет.

— Не потеплеет, — сказала Майка. — Пока медведь не почешется, весна не проснется. Надо что-то делать немедленно.

— Ничего сейчас не сделаешь, поверь старому и опытному медведеведу, — Сосников сплюнул под ноги и пошел к самолету. Пилот поколебался, было, но все-таки побежал следом.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.