Гринвуд

Пачесюк Максим Григорьевич

Серия: Гринвуд [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гринвуд (Пачесюк Максим)

Пачесюк Максим Григорьевич

Гринвуд

Джентри - младшее дворянство: джентльмены, эсквайры, рыцари и баронеты.

Пэр - высшее дворянство: бароны, виконты, графы, маркизы, герцоги.

Тинкер - массивная и грубо сбитая порода лошадей с густой гривой, челкой и хвостом. Их копыта полностью закрытые, поскольку обрастают фризами, что начинаются возле скакательных и запястных суставов.

Элгландцы - народ населяющий север старой Бримии. Известны благодаря врожденной силе, любви к крепким напиткам и ношению килта. В большинстве своем - горцы.

Алдерцы - народ населяющий остров величиной с половину Бримии. Входят в состав Свободного Союза Широв. Известные благодаря вспыльчивому, непокорному характеру и умению придавать виски самые разнообразные оттенки вкуса. Ненавидят Бримийцев так же, как и до революции.

Хобгоблин - крупный фэйри что тайно помогает простолюдинам по хозяйству. Предпочитает грубую и тяжелую работу.

Брауни - фэйри что тайно помогает простолюдинам по хозяйству. В отличие от Хобов делает много мелкой работы. Придирчив к мелочам.

Пак - фэйри-проказник. Обычно может превращаться в животное, но могущественные паки могут принять и человеческую форму.

Глефа - древковое оружие увенчанное длинным лезвием.

Клурихон - фэйри, состоящий в родстве с лепреконами. Покровительствует пьяницам и наказывает тех, кто ворует выпивку или жульничает с ней. Ввиду своей работы вечно навеселе. Любит развлекаться, катаясь на спинах сельских собак.

Нартар - мир демонов.

Грифон - магическое животное человеческого мира. Имеет тело льва, а так же его задние лапы. Передние лапы, голова и крылья напоминают орлиные.

Глава 1

На огромном булыжном плацу главной и пока еще единственной военной академии Свободного Союза Широв ровными рядами выстроились курсанты. Все в парадной форме, при оружии. Генерал Брик был доволен. До революции он успел прослужить десять лет сержантом и страшно обожал муштру. Именно поэтому, когда стал вопрос о назначении ректора, канцлер выбрал его. Ну, возможно еще потому, что они с канцлером вместе выпивали по субботам вот уже пять лет кряду.

- Посмотри на них Лерой.

- Да, сер.

- Какая осанка. Даже чертовы аристократы не умели так гордо стоять!

- Да, сер.

- Даже инженеры вполне пригодно выглядят.

- Да, сер, - вновь ответил Лерой, а про себя отметил, что генерал сегодня в отменном настроении, раз уж даже инженеры не получили традиционного порицания.

- Возможно, они даже стоят своих палашей.

- Да, сер, - ляпнул Лерой, после чего мысленно обругал себя и окончательно проснулся.
- Но я уверен, что с топорами, как вы предлагали, они смотрелись бы еще лучше.
- Нелегкое это дело соглашаться с начальством.

- К несчастью тогда, они были бы похожи на офицеров еще меньше, чем сейчас.

- Да, сер.

- Стрелки, вот - образец силы и мужества!
- Генерал перевел свой взгляд от серых мундиров инженеров к таким же красным, как и его. В отличие от остальных курсантов, кроме легкой сабли, которую носили еще и артиллеристы, у каждого стрелка было длинное револьверное ружье. С барабаном на семь патронов и длинным стволом оно было гораздо тяжелее однозарядных ружей пехоты.

- Несомненно, сер.

Генерал еще раз восхитился высокими стрелками, не такими конечно высокими, как гренадеры, но сейчас еще сложно понять, ведь ребята еще растут. Вон Ратлер за последний год вымахал во взрослого гренадера, а его отец оказался категорически против перевода сына. Генералу было начхать на чужое мнение, но герой революции Ратлер занимал пост министра промышленности, и перечить ему не стоило.

Брик, наконец-то, бросил критический взгляд на первый ряд мелких инженеров. Но как он не старался, его глаз все время выхватывал чернявого парнишку во втором ряду. Тот был не многим меньше стрелков, да и некоторых гренадеров, но тоньше и стройнее. Впрочем, причин оставить его в инженерах и без того хватало. С легким вздохом сожаления Брик спросил Лероя.
- Гринвуд все еще безобразничает?

- В этом месяце замечен не был.
- Уклончиво ответил Лерой.

- А тот второй...? С такой неподходящей ему фамилией.

- Вулфи?

- Да, он.

- Вулфи всего лишь подпевала, сер.

- Хорошо. Но где же черти носят этих тюремщиков? В свое время я получил пулю в бедро. Оно начинает ныть, от долгой ходьбы.

- Приказать принести стул?

- Ты же не хочешь, чтобы я уселся, когда мои курсанты стоят?

- Но ваше ранение, сер.

- Я привык терпеть лишения, Лерой.

- Да, сер, - ответил Лерой и украдкой глянул на огромное, выпирающее пузо генерала. Имей такое тощий Лерой, то не смог бы простоять и пяти минут.

- Наконец-то перестал пялиться, - произнес Джон Вулфи. Он стоял в первом ряду, поэтому говорить ему приходилось не шевеля губами. Впрочем, делал он это мастерски. Вот у Лиама Гринвуда это получалось гораздо хуже.

- Думаешь, он пронюхал, Волчонок?

- Не трусь, никто не знает.

- Как думаешь, где они их берут?
- тихо спросил Лиам.

- Кого?

- Ведьм.

- Откуда ж я знаю, - так же тихо прошептал Волчонок.

- Шестнадцать лет после революции прошло, а они все никак не переведутся. Я думал, крысы уже всех переловили.

- Заткнитесь вы оба, - прошипел стоящий рядом Кэвин.
- Вечно от вас одни проблемы. Не дай бог услышит наставник - опять половине взвода плетей выпишет.

- Ты бы лучше пятно с формы счистил, - иронично поддел его Лиам.

- Где?
- в голосе Кэвина зазвучала паника. Он стоял в первом ряду и знал, что Брик может выпороть и за меньшее.

- Не тупи, Кэвин, - успокоил его Джон.
- Лиам просто тебя пугает.

- Чтоб вас...
- Кэвин так разозлился, что едва не плюнул себе под ноги на глазах у Лероя. А тот любил раздавать курсантам плети не меньше Брика.

- Если б не эта чертова ведьма, мы могли бы отправиться домой уже с утренним дилижансом, - досадовал Лиам.

- Тебе совсем ее не жалко?
- спросил Волчонок.

- С чего бы мне жалеть какую-то старуху?

- Мой друг бессердечен.

- Волчонок, это ведьма, а не человек.

- Кто бы это ни был, он не заслужил сожжения живьем.

- Вот сейчас и узнаем. Слышишь?
- за спинами курсантов послышалось звонкое цоканье копыт и грохот выехавшей на булыжную мостовую кареты. Но, не смотря на длительное ожидание, даже такие смутьяны, как Вулфи и Гринвуд не посмели развернуться и посмотреть. Их спины и так довольно хорошо были знакомы с плетями мистера Донована. И по возможности они старались их избегать.

Вскоре карета миновала ровные ряды курсантов и остановилась возле группы наставников. Генерал со своим адъютантом держались особняком. Первым из кареты выскочил здоровенный судебный пристав в древней церемониальной треуголке и с окованной медью палицей. В отличие от пыльной треуголки медь палицы хоть и была темной, но не отливала синевой, а значит, ее пристав числил чаще, чем свою шляпу. Убедившись в том, что добрались в нужное место, пристав засунул руку в карету и рывком выудил оттуда совсем еще юную белокурую девчушку.

- Господи, да она же моложе нас, - ошарашено прошептал Волчонок.

- А ты думал ведьмы рождаются старыми?
- резонно, возразил Лиам, хотя он и сам ожидал старуху.
- Наверное, дочь дворян, не успевших сбежать на Дикий континент.

- Лиам, она ребенок!

- Она молодая девушка. Примерно на два года моложе нас.

- Я не думаю, что ей уже есть четырнадцать.

- Законникам виднее. Кроме того, посмотри: кляп, повязка на глаза, колодка на руках. Они не знают, как она колдует, чего от нее ждать. Она не из джентри , а из пэров . Наверняка у нее даже уши забиты воском и ватой, чтобы не услышала лишних имен и не прокляла перед смертью, - говоря это, Лиам почувствовал, как в животе запорхали бабочки. Верный признак жуткой головной боли, что иногда поражала его, если он долго не принимал лекарства. Боль бывала настолько сильной и резкой, что Лиам мог придти в себя на земле в неизвестном месте, без памяти что делал и почему здесь оказался. Но вот уже три года он прятал свой недуг от всей академии. В этом ему нередко помогал Волчонок.
- К черту все это, - в голос сказал Лиам, стараясь посильнее разозлиться, ведь иногда злость помогала прогнать боль. А вот Волчонок записал последнюю фразу на счет ведьмы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.