Груз 209-А

Слобожанский Илья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Груз 209-А (Слобожанский Илья)

Воздух горчил порохом, подванивал дымом. Враг рвался к провинциальному городку Заречье, но застрял, увяз в затяжных боях, не дойдя каких-то сорок километров до цели. Защитники города вторые сутки удерживали последний рубеж обороны на северном берегу, несли большие потери, испытывали нехватку боеприпасов и техники, но держались.

Широкая, полноводная река, как заботливая мать руками, обняла рукавами небольшой город-остров, скрывая его под плотным туманом. Зенитно-ракетные комплексы охраняли подступы, а в самом Заречье возводились баррикады, блокировались дороги.

Набережную и порт бомбили, но это было ничто по сравнению с тем, что творилось за рекой, в промышленной зоне Кункайс. Бесчисленные атаки бронетехники, пехоты и артиллерии глорианцев уничтожали все и вся на северном берегу. Клубы дыма, запах гари, распаханная земля и разрушенные здания. Фермы, молокозавод, складские постройки – все превратилось в горы битого кирпича и смрадные пепелища.

Штаб второй пехотной дивизии расположился глубоко под землей, в подвале сепараторного цеха. Круглые цистерны, баки из нержавеющей стали и трубы, бесконечные магистрали бездействующих трубопроводов и толстые кабели мертвой электропроводки. Задыхаясь, кашляя и чихая, тарахтел старенький раритетный генератор. Светились лампы под потолком, а большой голограф у дальней стены развернул карту промзоны Кункайс.

– Господа! – прикрикнул офицер с майорскими нашивками. – Попрошу минуту внимания. Начальник разведки дивизии вкратце доложит обстановку по всей линии фронта. – Экран разделился на четыре одинаковых квадрата, появились аэрокосмоснимки. Кривые линии окопов, разрушенные здания, речной порт и желтая полоса береговой линии. Гул разговоров поутих, но офицеры все еще переговаривались шепотом. К голографу вышел немолодой подполковник с указкой в руках.

– Господа офицеры! – хорошо поставленным голосом заговорил гость. – Не мне вам рассказывать, как обстоят дела на вашем участке. Именно левый фланг, на котором находится ваш полк, открыл брешь в обороне. И мне не понятно…

– Слыхали? Ему не понятно, – прошипел капитан в черной форме танкиста. – А вот мне все понятно. Из двух корпусов осталось пять машин. Где обещанные резервы, где танки?

– Егор Семенович, – так же тихо отозвался рыжеволосый полковник. – О чем ты говоришь? У меня и того меньше. Два дальнобойных орудия и это из шести-то артдивизионов. И как прикажете воевать – ни снарядов, ни орудий? Мне что, своей задницей прикрывать пехоту? Что они в генштабе думают?

– А что они могут думать? – прикуривая, заговорил офицер без знаков различия. Коротко стриженные волосы, грязное лицо, свежие ссадины на лбу и левой щеке. На коленях шлем-каска легкой брони, короткоствольный бачзер, на ремнях разгрузки два подсумка и шесть цилиндрических гранат. Пехотинец выдохнул облако дыма и прошептал: – Людей нужно спасать, уходить за реку. Отрежут, и все, крышка.

– Как уходить? На чем? – Егор Семенович, «артиллерист», придвинулся к пехотинцу. – Глорианцы хозяйничают в небе. Город бомбят. Летунов похуже нашего прижали. А мы только и можем, как… – Артиллерист махнул рукой. – Летуны не пробьются. По воде? Паромы уничтожены. Как уходить?

– Господа! Я вам не мешаю? – Начальник разведки повысил голос. – Александр Павлович?!

– Я! – выкрикнул пехотинец, вскочил, пряча за спину сигарету.

– Сколько у вас бойцов?

– Неполных три батальона.

– От спецов были новости?

– Так точно. Наблюдатели засекли три подрыва в квадратах пять и двенадцать. – Пехотинец бросил окурок, а Егор Семенович, «танкист», его растоптал.

– Да-а-а, не густо, – подполковник взглянул на зеленое пятно верхнего снимка. – Пятый квадрат, взлетно-посадочная площадка. Двенадцатый… – Взгляд сместился левее. – Центр связи. Будем надеяться, что оставшиеся две группы выйдут к объектам и…

– Никак нет! – выкрикнул пехотинец. – Не выйдут.

– Что? – подполковник зыркнул из-под бровей. – Почему?

– Радиоперехват, – пояснил офицер. – Накрыли спецов. Обе группы.

– Да, уж. – Гость внимательно смотрел на пехотинца. – Плохо, очень плохо… для вас, господин майор, точнее, для ваших людей будет одно, очень ответственное задание. Но об этом чуть позже и наедине. А сейчас – о главном. Через сутки ударный вымпел арц-адмирала Ширганова войдет в сектор Ю-24, прорвет блокаду. Помощь близка, нужно выстоять сутки, максимум двое. Я понимаю, задача сложновыполнимая, но любой ценой держать позиции. Держаться и еще раз держаться. Враг не должен захватить город. Надеюсь, не нужно объяснять, что произойдет, если глорианцы закрепятся на том берегу?

1

Ухнул снаряд, поднял к небу столб грязной воды. Взвод пехотинцев сутулясь, пригибаясь, но не кланяясь разрывам, шел по берегу, удаляясь от передовой. Тридцать бойцов налегке, растянувшись цепочкой, направлялись в район речного порта. Грязно-зеленая полевая форма, шлемы легкой брони, короткоствольные автоматы и ничего лишнего. Ни переносных ракетных комплексов, ни громоздких ранцев и броненакладок.

Впереди замаячили мачты узла связи речного порта. Еще два разрыва разбросали песок далеко за спинами ближе к лесу.

– Босонец! – позвал офицер с нашивками старшего лейтенанта. – Дуй вон к тем коробочкам, – палец указал на ряды транспортных контейнеров и покосившийся козловой кран. – Похоже, это и есть порт. Посмотри, что там, и бегом обратно.

– Ага, – кивнул солдат. – По-тихому или…

– Как получится. Но желательно без шума – по-тихому.

– Как скажешь. – Солдат перехватил автомат и припустил в указанном направлении.

– Командир?! – окликнули сзади.

– Ну? – высокий, широкоплечий офицер потер руки. – Что у тебя?

– База запрашивает координаты. – Боец протянул блок-карту.

– База? – командир уставился на связиста. – С чего вдруг?

– Не знаю, – солдат пожал плечами. – Ротный, его код доступа.

– Ротный говоришь? – офицер хищно улыбнулся. – Хорошо. Сбрось «ротному» двойку и три ноля.

– Как двойку? – связист выпучил глаза. – Старлей, ты чего? Да этот квадрат за десять километров от нас?

– Выполняй, – взводный подмигнул. – Давай, Толян, не заставляй «ротного» ждать.

– Слушаюсь. – Толян отстучал координаты. – Готово.

– Вот и хорошо. – Офицер уселся на желтый песок, набрал пригоршню и медленно высыпал. – Перекур. Ждем Женьку.

– Слышь, командир. – Черноглазый солдат бережно прижимал к груди снайперскую винтовку. – А куда мы топчем?

– Туда, – командир указал пальцем в сторону контейнеров. – Чего суетишься, Санчо?

– Почему с передка ушли? – Скуластый сержант отстегнул с ремня флягу. – Отступаем?

– Много будешь знать, засветишь дембель.

– Да какой тут дембель? – Сержант пополоскал рот. – Дожить бы до вечера. – Скуластый посмотрел на реку, туда, где на самом горизонте, в тумане прятался город.

– Доживешь, – командир улыбнулся. – Что, Димон, в Заречье потянуло?

– А что там делать? – сержант зыркнул на солнце и скривился.

– Ну да, – выдохнул взводный. – Кого-кого, а нас там не ждут.

– Слышь, старлей, – не унимался Санчо. – Колись, чего с передка ушли? Порт прикрывать?

– Нет, – офицер прислушался. – А вот и «ротный». Смотри, Толян, как двойку накроют. – Командир взял бинокль. С десяток черных точек показались на горизонте, послышался гул. – Летят красавцы. Щас как жахнут! Ты б утопил блок связи, вычислят.

– Командир? – Связист щурился от яркого солнца. – Что-то я не врубаюсь. Ротный…

– Толян, выключай тупильник. – Сержант забрал блок и забросил далеко в реку. – Какой к черту ротный? Не догоняешь?

– Нет.

– Ну ты даешь! – Сержант уселся на песок. – Под колпаком мы, дурик! Частоты прослушиваются. Врубаешься?

– А код доступа?

– И коды, и личные номера. Эти ушлепки все про нас знают. Даже то, что ты хавал на завтрак. Ух, и дурик же ты…

– Сам ты дурик. – Толян смотрел вдаль. За леском рвались бомбы, поднимался дым. – Выходит, нас засветили?

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.