Во власти чувств

Сингх Налини

Серия: Пси и веры [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Во власти чувств (Сингх Налини)

Безмолвие

В тысяча девятьсот шестьдесят девятом году Совет Пси, стремясь снизить количество душевнобольных и преступников среди представителей своей расы, разработал программу под названием “Безмолвие”. Целью программы стало обучение воздержанию от ярости с самого раннего детства.

Однако вскоре Совет обнаружил, что блокировать лишь одну эмоцию невозможно. Поэтому после десяти лет споров, в тысяча девятьсот семьдесят девятом году, было решено изменить цель “Безмолвия”. С этого момента она заключалась том, чтобы воздерживаться от всех эмоций и чувств: гнева, ревности, зависти, счастья и, конечно же, любви.

Программа имела грандиозный успех.

К 2079 году, когда эмоциональное воздержание практиковало уже пятое или шестое поколение Пси, никто уже и не помнил, что раньше они были другими. Теперь Пси славились своим самоконтролем, нечеловеческой рациональностью и абсолютным равнодушием к насилию.

Они заняли лидирующие позиции и в политике, и в бизнесе, оставив далеко позади людей и веров, которые позволяли своей животной природе управлять собой. Обладая способностям к телепатии, ясновидению, телекинезу и психометрии, Пси считали, что их раса находится на высшей ступени эволюционного развития.

Все принимаемые ими решения основывались на логическом подходе. Вероятность ошибок стремилась к нулю.

В своем Безмолвии Пси стали просто идеальны.

Глава 1

Саша Дункан ни строчки не могла прочесть с мерцающего экрана своего портативного органайзера. Глаза затуманила пелена страха, отгораживая Сашу от происходящего в офисе матери. Даже голос Никиты, разговаривающей по коммуникатору, едва доносился до занемевшего сознания.

Саша была просто в ужасе.

Этим утром она проснулась, свернувшись клубочком на кровати и всхлипывая. Нормальные Пси не всхлипывают; ни при каких обстоятельствах они не проявляют свои эмоции… потому что ничего не чувствуют. Но Саша с детства знала, что она далеко не нормальная. Двадцать шесть лет она успешно скрывала свой изъян, но сейчас все становилось хуже. Гораздо, гораздо хуже.

Разум Саши разрушался с такой скоростью, что она испытывала это на физическом уровне - мышечные спазмы, дрожь, учащенное сердцебиение и слезы, вызванные снами, которые она никогда не помнила. Скоро уже не удастся скрывать, насколько сильно изломана ее психика.

И тогда ее ждет заключение в Центре. Нет, конечно, его никто не называл тюрьмой. Однако Реабилитационный Центр был жестоко эффективным методом Пси отбраковывать слабых.

Когда они с ней закончат, то, если повезет, она проведет оставшиеся дни овощем, пускающим слюни. Если же Саша окажется не столь удачлива, у нее сохранится кое-какая способность к мыслительным процессам, а нейронов в мозгу будет достаточно для того, чтобы сортировать почту или подметать полы. И тогда она станет еще одним винтиком, обеспечивающим бесперебойное функционирование развитой бизнес-сети Пси.

Судорога в пальцах, стискивающих органайзер, заставила Сашу вернуться в реальность. Она не могла позволить себе сломаться здесь, в этом месте, сидя напротив матери. Хотя в венах Никиты Дункан и текла та же кровь, но мать прежде всего Советник. И Саша не была уверена, что, когда дойдет до дела, Никита не пожертвует дочерью ради одного из высочайших постов в мире.

С мрачной решимостью Саша нарастила ментальные щиты, закрывающие тайные ходы в ее сознании. Это была единственная способность, в которой она преуспела, и поэтому, когда мать закончила свой разговор, Саша выражала не больше эмоций, чем скульптура из арктического льда.

- Через десять минут у нас встреча с Лукасом Хантером. Ты готова?
- В голосе Никиты прозвучал лишь прохладный интерес.

- Конечно, мама.
- Она заставила себя без колебаний встретить проницательный взгляд матери, стараясь не думать, не отражается ли в ее собственных глазах чего-нибудь лишнего. Ее спасало то, что, в отличие от Никиты, у Саши были глаза кардинала - бесконечная чернота, усыпанная искрами холодного белого огня.

- Хантер - альфа стаи веров, поэтому не стоит его недооценивать. Он думает как Пси.
- Никита повернулась к плоскому монитору, вынырнувшему из поверхности ее стола.

Саша вывела на экран своего органайзера нужную информацию. Миникомпьютер содержал все сведения, которые могли оказаться полезными при встрече, и в то же время был достаточно компактным, чтобы поместиться в кармане. Лукас Хантер, как типичный представитель своего рода, скорее всего,принесет с собой бумажные копии необходимых ему документов.

Согласно данным компьютера, Хантер занял пост альфы стаи Дарк-Ривер в возрасте двадцати трех лет. За десятилетие его правления Дарк-Ривер укрепила свою власть над Сан-Франциско и прилегающими районами. Леопарды стали главными хищниками региона. Все веры, желающие жить, работать или охотиться на их территории, были обязаны получить на это разрешение. В противном случае в дело вступали территориальные законы веров, и последствия могли оказаться очень кровавыми.

Саша подняла брови, прочитав, что Дарк-Ривер ведет переговоры о содружестве со Сноу-Данс, стаей, контролирующей оставшуюся часть Калифорнии. Волки были известны своей жестокостью и нетерпимостью ко всем, кто пытался продемонстрировать свою силу на их территории. Саша задумалась, так ли цивилизованны леопарды, как прикидываются, ведь мало кто мог выжить, затеяв игры с волками.

Раздался негромкий звонок.

- Идем, мама?
- В их отношениях никогда не проскальзывало никаких материнских чувств, но протокол требовал, чтобы Саша, обращаясь к Никите, использовала указание на их родство.

Кивнув, Никита грациозно поднялась, выпрямляясь во все свои пять футов восемь дюймов. В черном брючном костюме, под который она подобрала белую блузку, и со стильной стрижкой чуть ниже ушей, которая ей удивительно шла, Никита выглядела женщиной, успешной до кончиков пальцев. Она была очень красива. И смертельно опасна.

Саша знала, что когда они с матерью идут бок о бок, как сейчас, ни у кого и мысли не возникнет, что они родственницы. Обе были одного роста, но на этом все сходство заканчивалось. Никита унаследовала от своей матери - наполовину японки - азиатские глаза, прямые волосы и фарфоровую кожу, тогда как гены, доставшиеся Саше, обеспечили ей лишь чуть раскосый разрез глаз.

Волосы у Саши были не иссиня-черные и гладкие как шелк, как у Никиты, а цвета черного дерева, как чернила, впитывающие свет, и настолько вьющиеся, что каждое утро Саше приходилось заплетать их в тугую косу. Кожа больше напоминала не слоновую кость, а темный мед и явно досталась в наследство от неизвестного отца. Судя по записям о сашином рождении, он имел англо-индийские корни.

По мере того как они приближались к двери в зал заседаний, Саша сбавляла шаг. Она ненавидела встречи с верами, но вовсе не из-за обычного среди Пси отвращения к их излишней эмоциональности. Просто ей казалось,что они знают. Что каким-то образом могут учуять, что она не такая, как все, что она другая, неправильная.

- Мистер Хантер.

Повернув голову на голос матери, Саша вдруг поняла, что стоит совсем рядом с самым опасным мужчиной на свете. Его просто невозможно было описать какими-то другими словами. Тело, крепкое, подтянутое, сильное, в шесть футов ростом, было создано, чтобы охотиться и убивать.

Черные волосы рассыпались по плечам мужчины, но это не придавало его облику ни толики мягкости. Скорее, намекало на безудержную чувственность и темный голод леопарда, таящегося под его кожей. Не оставалось ни малейших сомнений, что он хищник.

Мужчина повернул голову, и Саша увидела его правую щеку. Четыре рваные линии, похожие на отметины от когтей какого-то огромного зверя, омрачали золото кожи. Зеленые глаза гипнотизировали, но внимание Саши все равно притягивалось к шрамам. Ей еще никогда не доводилось находиться так близко к альфа-верам.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.