Ограбление

Фиш Роберт Л.

Жанр:   Автор: Фиш Роберт Л.   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Был конец лета, пятый час дня, теплого, душного, но ясного — лишь далеко на горизонте, над низкой Теннессийской возвышенностью, которая на западе переходила в плоскую равнину, висела тонкая полоска туч. Самолет, реактивный «Боинг-727», следуя рейсом Нью-Йорк—Новый Орлеан, на высоте 28 тысяч футов приближался к долине реки Теннесси курсом на юго-запад, и солнце, быстро клонясь к закату, светило в лицо второму пилоту с правой стороны.

Через узкие двери из пассажирского салона в кабину протиснулся радист, кивнул командиру экипажа и устроился в своем кресле. Затем он надел наушники и принялся крутить рукоятки приборов. Вид у него был спокойный и сосредоточенный. Командир удовлетворенно глянул через плечо вниз, там под солнцем блестела вода. Он взялся за микрофон, выключил транслировавшуюся для пассажиров тихую музыку и, нажав нужную кнопку, объявил:

— Леди и джентльмены! Под нами немного правее вы видите водохранилище Уотс-Бар, сооруженное УРБТ — Управлением развития бассейна Теннесси. Слева — плотина Уотс-Бар и водохранилище Чикамога за нею. А далеко на востоке те из вас, у кого острое зрение, могут увидеть Грейт-Смоки-Маунтинс…

Он аккуратно повесил микрофон и щелкнул переключателем: музыка зазвучала снова. Почти сразу на щитке переговорной системы перед ним засветилась лампочка. Наклонившись вперед, он нажал еще одну кнопку.

— Слушаю.

— Командир, говорит Кларисса. Стряслась беда!

— Беда?

— Пассажир закрылся в туалете с Милли. — Стюардесса заторопилась, стремясь пояснить: — Это не флирт, командир. Это террорист. — В ее голосе, который металлически отдавался в тесной кабине, чувствовалось едва сдерживаемое волнение.

Радист смотрел на командира широко раскрытыми глазами; второй пилот начал подниматься на ноги.

Командир экипажа Литлджон жестом приказал ему сесть.

— А где агенты безопасности?

— Один из них тут, со мной…

— Передай ему микрофон. Но сначала скажи, как пассажиры?

— Они еще ничего не знают.

— Чудесно. Им и не нужно ничего знать. Давай агента.

После короткой паузы в динамике отозвался приглушенный мужской голос:

— Это я, командир. Случилось оно, очевидно, так: этот тип прошел в хвост к туалету — никто даже не глянул на него, пока он шел туда, — а там он выхватил пистолет и вынудил стюардессу войти вместе с ним. Я разговаривал с ней через закрытые двери. Пока что он ничего плохого ей не сделал, но она говорит, что он вооружен пистолетом и ножом, а также у него фляжка с нитроглицерином — по крайней мере, так он утверждает. Она говорит, жидкость в той фляжке густая и желтая. — Агент безопасности прокашлялся. — Что прикажете делать?

— Ничего, — быстро и твердо ответил командир. — Возвращайтесь на свое место. Он вынуждает Милли говорить за себя, потому что держит ее между собой и дверьми. Возвращайтесь на свое место. Пусть все переговоры возьмет на себя Кларисса, а я свяжусь с Новым Орлеаном.

Радист уже вызывал командно-диспетчерский пункт новоорлеанского аэропорта. Лицо у командира было окаменевшим. Он заговорил в микрофон:

— Кларисса!

— Слушаю, командир!

— Повесь на дверях этого туалета табличку: «Не работает». И позаботься о том, чтобы занавес на выходе из салона был опущен. Как там Милли, держится?

— Держится, сэр. Минутку, она что-то говорит. — И после паузы: — Вы меня слушаете, командир? Милли говорит — он хочет, чтобы самолет повернул на Джэксонвилл и там дозаправился.

— А куда ему, собственно, нужно? Если до Кубы, например, то у нас топлива больше, чем достаточно. Но пусть Милли напомнит ему, что это все же «Боинг-727», а не «747».

— Хорошо, сэр.

— Вам что-нибудь известно о нем?

— В списке пассажиров он значится как Чарлз Вогнер из Хартфорда. Сидел в шестнадцатом ряду, около прохода. Когда мы поднялись из аэропорта Кеннеди, я подала ему ленч…

— Как он выглядит?

Кларисса ответила не сразу и недостаточно уверенно.

— Как?.. Как все. Лет тридцати пяти, волосы немножко длинноватые, но уже поредевшие…

— Выпил он много?

— Да нет, только стакан пива. Он не пьян, будьте уверены. Что мне делать, сэр?

— Ничего. Займись чем-нибудь на случай, если кто-то заинтересуется, почему ты там застряла. А табличку на дверях повесь сразу же. И помни о занавесе. Если что, сообщай немедленно…

Радист повернулся в кресле:

— Командир, Новый Орлеан слушает. Я уже назвался.

— У нас беда, — сказал командир в микрофон. — Пиратское нападение. Один из пассажиров замкнулся с нашей стюардессой в туалете. Вооружен несколькими видами оружия. Возможно, также фляжкой с нитроглицерином. По описанию, во всяком случае, похоже на это.

— Куда ему нужно?

— Пока что — в Джэксонвилл. Но только для того, чтобы дозаправиться.

— Подождите, — сказал голос. — Я свяжусь с начальством и выйду на вас снова.

Командир сосредоточенно смотрел вперед, сжимая в руках штурвал. Быстро темнело. Ожидание длилось бесконечно долго. Атмосферные помехи били по нервам. Но вот по радио зазвучал другой голос, более уверенный и категоричный.

— Командир Литлджон? С вами говорит начальник службы безопасности новоорлеанского аэропорта. Вам дано разрешение сменить курс и идти в Джэксонвилл.

Второй пилот уже искал в сумке с маршрутными картами нужные бумаги. Командир начал плавно выполнять вираж. Ему пришло в голову, что надо бы предупредить недоумение пассажиров, и, включив салон, он заговорил:

— Леди и джентльмены, чтобы дать пассажирам на другой стороне самолета возможность хотя бы в этих сумерках увидеть комплекс сооружений УРБТ…

После завершения широкого кольца нос самолета повернулся на юго-восток. Быстро смеркалось. Снова послышался голос начальника службы безопасности:

— Хвалю за находчивость, командир. Но, видимо, в конце концов придется сказать им правду. А тем временем выходите на связь с Джэксонвиллом. Их уже уведомили. Мы тоже будем слушать вас.

— Хорошо, — ответил Литлджон и заглянул через плечо второго пилота в маршрутную карту.

В этот миг раздался голос Клариссы:

— Командир!

Литлджон даже как-то неохотно оторвался от развернутой карты и выпрямился.

— Слушаю.

— Он требует денег. Выкуп за стюардессу и самолет. Требует, чтобы деньги приготовили ему в Джэксонвилле. Иначе, мол, он сначала прикончит Милли, а потом взорвет самолет.

— И сколько ему надо?

Кларисса судорожно глотнула.

— Чет… четверть миллиона долларов.

Литлджон и бровью не повел. Взявшись за микрофон он спросил:

— Новый Орлеан, как слышите меня?

Другой голос ответил:

— Это уже Джэксонвилл. Слышим вас хорошо.

— Бандит требует четверть миллиона долларов.

— Мы это слышали. Кто он?

— Зарегистрирован у нас как Чарлз Вогнер из Хартфорда, штат Коннектикут.

— Предъявляет ли он еще какие-нибудь требования?

— Минутку. — Командир положил микрофон, нажал на кнопку переговорной системы. — Кларисса, что он там еще требует?

— Ой, сэр, массу всего! Я едва успевала записывать. — В руке Клариссы зашуршала бумажка; потом тон ее голоса сразу сменился. — Извините, сэр, но этот туалет не работает. Да тот, другой работает. Прошу, сэр. — Она снова понизила голос: — Какой-то пассажир. Я повесила табличку, но все равно лезут…

— Черт с ними. Читай.

— Сейчас, сэр. Итак, требования его таковы: деньги приготовить в дорожной сумке, банкноты не меньше пятидесяти и не больше стодолларовых, пачками по двадцать пять тысяч в каждой. Самолет должен приземлиться в Джэксонвилле, как можно дальше от здания аэропорта.

— Минутку, — прервал ее Литлджон. — Безопасность, как слышите нас?

— Слышим вас хорошо. Давайте дальше.

— Читай дальше, Кларисса.

— Читаю, сэр. К самолету чтобы никто не приближался. Пассажирам он позволит выйти. После этого откроет туалет. Деньги должны быть оставлены в салоне. И в придачу к ним — два парашюта.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.