Таинственный чучуна

Гурвич Илья Самуилович

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

(история одного этнографического поиска)

От автора

Еще в студенческие годы мое внимание привлекли легенды о диких людях крайнего севера Якутии. Публикации поразили меня своим реалистическим характером. Неужели на просторах Северной Азии могли выжить какие-то неизвестные науке реликтовые антропоиды? Но в сообщениях говорилось, что их не только встречали — порой они сами нападали на охотников и оленеводов и тогда гибли от пуль наших современников.

Мысль о проверке этих сведений тогда казалась мне такой же несбыточной, как участие в этнографической экспедиции на Марс. Однако судьба распорядилась иначе. После окончания Московского государственного университета заполярный Оленёкский район Якутской АССР стал надолго моим родным краем. Работая здесь, в одном из самых отдаленных уголков Якутии, я познакомился с жизнью оленеводов, охотников, рыбаков, стал заниматься сбором этнографического и фольклорного материала, И тогда услышал удивительные легенды о диких людях. Попытки выяснить, насколько эти легенды соответствуют реальной действительности, что явилось первопричиной их возникновения, побудили меня исследовать фольклорное творчество, быт и культуру коренных обитателей бассейна р. Оленёк — северных якутов-оленеводов. Казалось, решение загадочного вопроса близко, однако вскоре я убедился, как далек от истины. Без данных по смежным районам гипотезы повисали в воздухе. Оставалось одно — копить факты.

После окончания аспирантуры удалось организовать ряд экспедиций в бассейны Лены, Яны, Индигирки, Колымы, на крайний северо-восток Сибири — на Чукотку и Камчатку, которые позволили собрать материал не только о расселении и численности народов тайги и тундры, особенностях быта и культуры, но и о странных существах, беспокоящих тундровых охотников и оленеводов. Немало дали архивные и литературные изыскания.

В предлагаемом очерке рассказывается об этнографическом поиске и его результатах. Здесь нет вымысла. Легенды приводятся иногда в дословном переводе, варианты легенд — в кратком пересказе. Фамилии некоторых ныне живущих людей изменены. Описание поездок и путешествий автора, так же как описание хозяйства, быта, обычаев коренных обитателей Севера — якутов, эвенков, эвенов, чукчей и эскимосов, заимствовано из экспедиционных дневников.

ГЛАВА 1. Сенсационное сообщение газеты «Автономная Якутия»

Выставка работ художников-косторезов в Третьяковской галерее привлекла внимание всех интересующихся искусством народов Севера. Как студенту Московского университета, мне довелось на ней познакомиться с известным впоследствии чукотским художником — резчиком по кости Вукволом. Невысокого роста, с прямыми черными волосами, в темном костюме, живой и подвижный, он разговаривал с высоким мужчиной, рассматривавшим его гравюры на моржовой кости. Я хотел расспросить Вуквола, как наносится гравировка, и мы разговорились. Сначала речь шла о мастерстве косторезов, потом о недавно изданной книге «Чукчи» известного исследователя В. Г. Богораз-Тана и о том, что Север все еще мало изученный край.

Собеседник Вуквола упомянул, между прочим, о том, что на Севере живут и совсем неведомые люди. Поскольку я в этом усомнился, он посоветовал прочитать заметку в газете «Автономная Якутия» за 26 апреля 1929 г., которая имеется в Румянцевском музее. Я разыскал газету. В ней действительно была напечатана заметка под названием «Чучуна».

«Еще при царизме в Верхоянском, Колымском и Якутском округах было слышно, что на далеком севере находится никому не ведомый народ — чучуна. Никто этим слухам, упорно циркулирующим до сих пор, значения не придавал и не придает. Многие говорят, что рассказы о чучуна — просто выдумки. С этим нельзя согласиться… Верхоянцы знают, что чучуна — не фантазия. Есть и очевидцы.

Чучуна часто появлялись до революции. Излюбленное их место — Бутантайский наслег Верхоянского улуса (в сторону Жи-гаыска), где их видели ежегодно и даже убивали (по многим сообщениям). Появлялись по 2–3 человека рано весной и уходили, неизвестно куда (говорят, к чукчам), поздно осенью.

Чучуна высокого роста, крепкого сложения, одет в звериные шкуры, имеет очень длинные волосы, развевающиеся при беге, вооружен луком со стрелами, сторонится местных жителей, иногда забирается в погреба за съедобным, бегает очень быстро (быстрее лошади). Отмечен один случай, когда чучуна ночью в виде забавы бросал в юрту небольшими камнями.

За чучуна при царизме и во время военного коммунизма пробовали «охотиться». 2–3 чучуна в разное время удалось убить из бердан. Трупы закопаны, и «охотники» упорно скрывают это, боясь преследования за убийство. В 1926 и 1927 гг. в Бутантайском наслеге было 2 чучуна (по одному в год)».

Далее в статье приводился перечень местных руководящих партийных и советских работников, подтверждающих изложенное.

«В 1927 г. чукотский делегат, — продолжал автор заметки, — прибывший на съезд туземных народностей, сообщил, что, чукчи осведомлены о чучуна. Не подлежит сомнению, что все сообщения о чучуна — не выдумка… Что мудреного, если кто-нибудь обнаружил неведомый нам народ — чучуна? Якутская экспедиция Академии наук, располагающая средствами, обязана до мельчайших деталей проверить существование чучуна».

Статейка меня крайне удивила. Неведомый народ на краю ойкумены?! Почему его представители не приходят в селения якутов, эвенов, русских? Боятся? Но ведь известно, насколько гостеприимны обитатели северных широт. Проверяла ли сообщение газеты Якутская комиссия Академии наук? С этими вопросами я обратился к доценту университета А М.Золотареву.

— Чучуна, дикие люди в Якутии? Что-то слышал. Знаете, слишком сенсационно и мало вероятно. Бывает, что местные журналисты пытаются подивить и позабавить читателя. Расспросите якутоведов.

В отделе Сибири Музея народов СССР мне сказали, что заметка едва ли пустая сенсация. В ней имеются ссылки на известных людей Якутской АССР. Видно, редакция газеты располагала серьезными основаниями, когда публиковала статью. Сотрудница, беседовавшая со мной, указала на то, что вопрос о наименовании и численности племен, населяющих Колыму, точно не выяснен.

— Недавно опубликована статья Г. Попова «Омоки» в журнале «Северная Азия». Он считает их особым народом, но это юкагирское племя. Может быть, и чучуна какое-нибудь племя, но значившееся под другим названием? Что касается луков, которыми, по данным автора заметки, вооружены чучуна, то удивляться здесь нечему. Ими и теперь пользуются при охоте на водоплавающую дичь. Выстрел из лука не распугивает птицу. Ну а длинные волосы? Их носят почти все эвены, эвенки, юкагиры.

Заметка не вызвала у моей собеседницы какого-либо удивления. В заключение она сообщила, что о чучуна что-то писали в каком-то сибирском журнале, и посоветовала справиться об этом на кафедре антропологии МГУ.

Доцент Г. Ф. Дебец, когда я его спросил, не знает ли он какой-либо литературы о племени чучуна, тут же ответил:

— Как же, об этом писал профессор Петр Людовикович Драверт в иркутском журнале «Будущая Сибирь», Эмоционально написано! Посмотрите.

ГЛАВА 2. Призыв профессора П. Л. Драверта

Мнение этнографа Г. В. Ксенофонтова

В университетской фундаментальной библиотеке без особого труда удалось разыскать комплект журналов «Будущая Сибирь». В шестом номере за 1933 г. оказаась большая статья П.Драверта «Дикие люди мюлены и чучуна». Привожу ее с некоторыми сокращениями.

«Уже в 1911 году Фрезер в лекциях, читанных им в Кембриджском университете, указал на необходимость торопиться с изучением первобытных народов, «пока не поздно, пока их предания не исчезли навеки», так как первобытные народы, соприкасаясь с цивилизацией, утрачивают свои старые обычаи и идеи, представляющие для нас документы огромной исторической ценности…

Не менее категорически выразил эту мысль сибирский поэт Мартынов в своей небольшой, но яркой поэме «Бусы». В поэме выведен европейский торговец, отправившийся на корабле с грузом стеклянных бус в низовье Оби, чтобы выгодно обменять этот бесполезный товар на ценную пушнину. Но тут разыгрывается неожиданная для него сцена:

Так неужели всю большую лодку, Захохотали дикие мужи, Вы нагрузили стеклами. Ты водку, Ты порох да железо покажи…

И купец, избороздивший моря, понял, что на земле не осталось ни одного дикаря.

Действительно, купцы и миссионеры всех стран сделали все, что могли, для того, чтобы не оставить этнографам нетронутого первобытного человека…

Тем больший интерес для этнографов должны приобретать неисследованные пространства Северо-Восточной Сибири, где еще остались места, куда буквально не ступала нога научного работника. И если Сибирь с каждым годом не перестает удивлять естествоиспытателей совершаемыми в ней находками, то антропологам и этнографам она, быть может, способна также дать что-нибудь весьма замечательное…

В 1908 году, во время путешествия на пароходе «Север» для минералогического обследования берегов Лены от Якутска до дельты этой великой реки, я слышал в Кюсюре и Булуне отрывочные рассказы о диких волосатых людях, которые встречаются будто бы в глухих местах Верхоянского округа. Серьезного значения этим рассказам я тогда не придавал, видя в них лишь произведения фантазии аборигенов края…

Помню, с каким волнением я слушал в Омске в 1925 году от моего друга якута Дмитрия Иннокентьевича Тимофеева, студента Сибирской сельскохозяйственной академии, собранные им на родине любопытные сведения о диких людях — мюленах и чучуна. Тогда же он передал мне выдержки из своего дневника, записанные им в 1924 г. со слов жителя Байгантайского улуса 2-го Байгантайского наслега Петра Тихоновича Забловского и жителя Восточно-Кангаласского улуса 1-го Нерюктейского наслега Георгия Григорьевича Петрова. Привожу в неприкосновенности эту записку: аяно-нелькан-ские тунгусы мюленами называют диких людей, обитающих в хребте Джугджур или Дюжунгджур. По рассказам якутов-очевидцев и также понаслышке от тунгусов, эти люди представляют собой нечто похожее на первобытных людей. Когда остановишься на ночлег, растянув палатку, разведешь костер, сидишь за ужином, мюлен подкрадывается к тебе между кустами, как осторожный охотник, вооруженный луком, иногда камнями. Надо при переезде через хребет Дюжунгджур быть особенно осторожным, иначе можно быть убитым мюленом. Якуты ужасно боятся мюлена, называют его «дюжунгджур-иччите» и потому приносят ему подарки. А тунгусы его знают, иногда убивают его. Ростом он ниже среднего человека (другие говорят — выше). Волосы совсем не острижены, большая часть лица покрыта шерстью. Одежда из звериной шкуры, шерстью наружу. Имеет нечто похожее на торбаса; вокруг головы натянута лента, представляющая головной убор. Вооружение — лук. На поясе привешен нож. Имеет огниво. Нередко вооружен просто камнями, палками. Язык — производит отдельные нечленораздельные звуки.

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.