Жуткое отгулье

Заяицкий Сергей Сергеевич

Ивану Вавиловичу Пробочкину было необыкновенно приятно. Небо синее, море синее, дорога меж виноградниками белая, жаркая, вдоль дороги кипарисы, пылью напудренные, а из-за каменных оград деревья, будто кровью, черешней обрызганные. Благодать! Благодать! Иван Вавилович Пробочкин глядел, глядел и вдруг духом умилился, дышать стал всей грудью. Глаз даже сразу слезу источил. Посмотрел на супругу свою — пышная вся, в белом — руки голые, шея голая от солнца лупится. — Ты дыши, Машенька! — Я и то дышу. Воздух уж очень хороший. — Нет! А горы-то? Высотища? А море-то? Я думаю, что нет такого пловца, чтоб море переплыл. — Еще бы человеку море переплыть! Ты уж скажешь! — А что, ежели на ту вон верхушку взобраться и сесть? А? Машенька? Я думаю, с нее Крым как на блюдечке. Пожалуй, еще Турцию видно. — Ты уже выдумаешь! В такую жару на гору лезть! — А мне что жара? Сниму рубашку, да и полезу! Кто меня тут осудит! — Сопреешь! — Сопрею — высохну! А, Машенька? Полезем? — Нет уж… Я лучше соснуть пойду… Мне после шашлыка что-то… нудно! — Хороший шашлык был! Шашлык был что надо! — Ты полезай, коли охота… Я, ты знаешь, Веревьюнчик, тебя не хочу стеснять. А я пойду соды выпью, да и сосну…
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.