Разрыв

Амфитеатров Александр Валентинович

Иванъ Карповичъ Тишенко, старшій столоначальникъ въ отдленіи Препонъ, департамента Противодйствій, давно уже очнулся отъ послобденнаго сна, но все еще сидлъ на кровати, звалъ, тупо вглядываясь въ свтовую полосу, брошенную, сквозь полуотворенную дверь, на полъ темной спальни лампами столовой, и злился — безпричинно, тяжело, надуто, какъ умютъ злиться только полнокровные и съ дурнымъ пищевареніемъ люди, когда доспятъ до прилива къ голов. Его раздражало — то, зачмъ онъ такъ долго спалъ, то, зачмъ его разбудили. Шумъ самовара, звяканье чашекъ въ столовой били его по нервамъ. Хотлось сорвать злость хоть на чемъ-нибудь. Ивана Карповича уже три раза звали пить чай; дважды онъ промолчалъ, а на третій разъ сердито крикнулъ:- «знаю! слышалъ! можно, кажется, не приставать, пощадить человка!» — и, хотя чаю ему очень хотлось, нарочно, на зло просидлъ въ темнот еще нсколько минутъ. Наконецъ всталъ, накинулъ халатъ, вдлъ ноги въ туфли, — и, при первомъ же шаг, споткнулся на что-то. Поднялъ, посмотрлъ: старый женскій башмакъ. — Бросаетъ тутъ… гадость какая! — съ сердцемъ проворчалъ онъ и швырнулъ башмакъ въ уголъ. По тому, какъ порывисто Иванъ Карповичъ хлебалъ горячій чай, и по толстой сердитой морщин на его лбу, Аннушка, домоправительница Тишенко, догадалась, что баринъ сильно не въ дух. Она испуганно молчала, исподлобья и украдкой поглядывая на Ивана Карповича блестящими голубыми глазами. Иванъ Карповичъ поймалъ одинъ изъ этихъ робкихъ взглядовъ…
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.