Еще о «демократии», Уитмене и Чуковском

Розанов Василий Васильевич

Демократия, — как можно судить по Уитмену и Чуковскому, — есть убавление длинного взора и глубокого слуха… Демократия — это, увы, поверхностность! Демократия — это книжная народность, газетная народность; это низшие, малообразованные слои интеллигенции. «Интеллигенция» — университетский класс; демократия — это элементарная сельская школа и городские училища; это уличный листок, его читатели и отчасти его авторы. «Демократия» — не имеет ничего общего с былинами, сказками, песнями. Наш мужик, новгородец, архангелогородец, туляк, рязанец, — государственник и церковник, человек «строгий и обстоятельный». Тогда как «демократ», вместе с «голытьбой» Максима Горького, человек «перекати-поле», которому церкви не нужно, школ не нужно, «креста» он не носит и не тоскует о нем; ну, и на этом «перекати-поле» вырастают всякие выкрики, лозунги, хвастовство, — которое бедный К.И. Чуковский счел Бог знает за какой анархизм и сатанизм. Уитмен поет: Я божество и внутри и снаружи, Гляну в зеркало, и передо мною Бог. Чуковский, — тут же, после цитаты, делая в скобках замечание: «Хотя в зеркале растрепанный мужчина, без галстуха, с растрепанным воротом», — тем не менее, продолжает и восторгается:
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.